Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная | Аналитика | У белорусов будут забирать недвижимость для «друзей» Лукашенко?

У белорусов будут забирать недвижимость для «друзей» Лукашенко?

Власть действует методами аферистов из 1990-х.

4 сентября Лукашенко подписал новый указ № 357 «О пустующих и ветхих домах».

Согласно указу, пустующие дома будут выявляться в течение полугода, и, если владелец не «подтвердит действиями» желание привести дом и участок в порядок и «использовать по назначению», дом пойдет с молотка или под бульдозер в течение года.

Что на самом деле может скрываться за такой туманной формулировкой? На вопросы Charter97.org отвечает представитель Белорусского Национального Конгресса в Слониме, общественный активист Виктор Марчик.

— Пустующими, согласно указу Лукашенко, теперь будут считаться дома, в которых в течение трех лет никто не проживал. Однако решать, пустует дом или нет, будет комиссия из милиции и чиновников на основании опроса соседей. Зачем властям это понадобилось и к чему может привести?

— Достаточно просто проехать по трассе от одного райцентра до другого, чтобы увидеть: белорусское село вымирает. Если быть справедливым, власти сами привели его к такой ситуации. Но, как говорится, свято место пусто не бывает: сельские дома становятся дачами для тех, кто получил их по наследству или купил за сходную цену.

Это новый тип белорусского дачника. Как правило, это достаточно прогрессивный городской житель, который не ждет от государства участка, как в СССР, а приобретает пустующий деревенский дом не ради ритуальных ползаний на грядках, а для отдыха, встреч с друзьями семьи или каких-то творческих инициатив. Можно сказать, что это белорусский средний класс, который мозолит глаза белорусскому чиновнику старой закалки.

Ведь на такой даче нового типа можно, не дай Бог, начать делать что-то крамольное, не совпадающее с идеологией. Вспомним, например, хутор Шабли, где проходил фестиваль и который в итоге несколько раз сожгли. Властям такие современные дачники не нужны. Ведь загородный дом, по их понятиям, статусная вещь, которую государство должно выдавать «своим» за особые заслуги.

Почему состав комиссий такой странный? Чиновники, милиция… Что это за метод такой – опрашивать у соседей? Понятно, что местные деревенские жители во всем зависят от местной же власти, которая и войдет в эти комиссии. В итоге на дом любого городского «дачника» нового типа могут сказать: там никто не живет.

Думаю, от этого указа пострадают в первую очередь вот такие городские жители, которые держат дом в деревне для «неуставных» с точки зрения власти целей.

— Но в указе говорится, что комиссии будут проводить свои рейды не только по деревням, где действительно много ветхого жилья, но и по городам и даже Минску. Как вы этот аспект прокомментируете?

— Минская недвижимость, даже если находится в аварийном состоянии, очень дорогая. Особенно привлекательны земельные участки, на которых стоят дома минчан в третьем, четвертом и так далее поколении. Они стоят огромных денег.

Очевидно, что этот указ издавался с целью облегчить разного рода «друзьям» Лукашенко, наподобие сербских бизнесменов-застройщиков Каричей, забирать у коренных минчан самые «вкусные» участки столичной недвижимости.

Схема простая и наглая, как у аферистов из 90-х: сначала изготавливаются документы о том, что дом в ненадлежащем состоянии. Комиссия ведь состоит из чиновников и милиции и может «надавить» на соседей. Затем дом пускают под бульдозер и участок продают нужным людям через «аукцион». А заплатят ли за это хозяину? Даже если и заплатят, то какие-то копейки – по «оценочной» стоимости дома в якобы аварийном состоянии. Вот, он фильм «Левиафан» — в действии. В Беларуси, практически в центре Минска, где есть еще много частного сектора.

Возмущает дикость этой формулировки – «пустующий» дом. Господа из Дроздов, запомните: дом, у которого есть юридический хозяин, не может быть «пустующим». Он кому-то принадлежит, живому и конкретному человеку. Домов, как в вашем указе, в природе практически нет. Даже если хозяин умер, нормальная власть будет искать его законных наследников – в каком бы состоянии дом не находился.

Это – частная собственность, и не вам решать, можно ли ее отнять за непрезентабельный внешний вид. Позаботьтесь лучше о своих хоромах – все ли с ними хорошо? Все ли законы были соблюдены при получении ваших участков в Дроздах? А может, эти коттеджи, с точки зрения нормальных, справедливых, законов являются «пустышками»?

— Комиссии, согласно указу, будут искать «пустые и ветхие» дома каждые полгода. Почему так часто?

— Ну ведь в этом вопросе власти все хотят поставить на конвейер. Сначала комиссии пройдутся по стране, сделают выводы, где и у кого нужно было бы изъять дома. Оформят бумаги о «ненадлежащем состоянии». Как говорится – пометят крестиком и «возьмут на заметку».

А через полгода уже не будут разбираться – реально ли дом «ветхий», действительно ли в нем никто не живет. Есть вынесенное шесть месяцев назад решение о состоянии дома. Если ничего не изменилось – значит, уже можно начинать процедуру изъятия или сноса. На основании того, что комиссия «не увидела улучшений». Достаточно просто написать в новом протоколе: владелец не принял никаких мер после последней проверки.

Потому что в реальности нормальный дом за полгода не может прийти в негодность. Значит, нужно сделать это «по документам».

Представьте себе и такую ситуацию: в реальной жизни человек строит дом по 5-10 лет. Появляются деньги – вносит какие-то улучшения. Теперь его будут «проверять» каждые полгода. Не понравится состояние дома, даже если еще просто «не доведен до ума» — составляют акт. За полгода не нашлось денег достроить до уровня «хоромов», как принято у дроздовской братии – все, можно конфисковать.

Да даже если и построен дом, но не шикарный, по возможностям, уже есть повод начать «душить» хозяина проверками каждые шесть месяцев и в итоге отнять недвижимость. Уверен, что они смогут поставить хозяев в такую ситуацию, что тем будет проще отдать дом государству за копейки, чем ввязываться в судебные тяжбы. Думаю, с этим и связана периодичность рейдов комиссий – раз в полгода.

— Указ о ветхих и пустующих домах практически совпал по времени с началом работы комиссий по «тунеядцам» и электронной базы данных по доходам белорусов. Как думаете, это случайное совпадение?

— Уверен, что все это взаимосвязано.

Можно только анализировать – что первично, а что вторично. Например, сначала составят базу «тунеядцев», а потом начнут смотреть – какая у каждого есть недвижимость. И согласно указа Лукашенко от 4 сентября – выселять оттуда за «ветхость» или «безлюдность».

Или возможен другой вариант. Вначале соберут данные по «ветхим» домам, а потом, когда уже «тунеядцам» начислят астрономическую коммуналку и по ней пойдут первые неуплаты – начнут выселять людей из городов, из Минска, и отправлять в «ветхие дома» в деревнях. А квартиры, конечно же, изымать в пользу государства.

А могут и комбинировать два метода. С одной стороны, использовать указ Лукашенко, чтобы упростить доступ его «друзьям», приближенным и чиновникам к самым лакомым кускам минской недвижимости. С другой стороны, использовать декрет №1, чтобы еще и освобождать квартиры, в «тунеядцев» высылать за новый 101-й километр, в «ветхие дома». Здесь, как говорится, возможности безграничны.

— Как думаете, будут люди это терпеть? Или все-таки есть вероятность, что начнут протестовать и защищать свое имущество?

— Знаете, протест протесту рознь. Давайте вспомним женщину, которая взобралась в Лебяжьем, возле Дроздов, на башенный кран. Акция была резонансной, все про нее писали. Но в итоге власти сделали все, как хотели – выселили и забрали участок возле Дроздов для нужного им застройщика.

Это показывает: индивидуальный протест не дает нужного эффекта. Государство найдет методы, чтобы сломать каждого поодиночке. Тем более сейчас: указ Лукашенко о «ветхих домах» есть, чиновники без всяких церемоний берут «под козырек» — и уже едут бульдозеры сносить дом, который вы еще вчера считали своим. А вам дадут какую-то лачугу взамен. В деревне. И то не факт. Деревенские дома тоже могут забрать в два счета и отдать под экологически чистые дачи каким-нибудь чиновникам.

Выход один – бороться с этим указом, как боролись с декретом №3 о «тунеядцах». Выходить на улицы. Правда, здесь, мне кажется, социальная база не такая широкая, как было в случае с декретом. Но многое зависит от ретивости властей в деле изъятия домов и от наших успехов в информационной борьбе.

Независимые СМИ должны как можно внимательнее следить за ситуацией и освещать каждый случай несправедливости. А люди – активно защищать свое имущество.

На этапе пока власти тронут малое количество людей – протестовать локально, но ярко и решительно, как, например, в Куропатах протестуют. Есть шанс, что ручейки локальных протестов сольются в более мощный поток. Наше оружие здесь – гласность и решительность.

Источник

Яндекс.Метрика