Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная / Аналитика / Ты чьих будешь?

Ты чьих будешь?

Является ли ислам частью Германии.

Является ли ислам частью Германии.

Фанатики всегда были, есть и будут. И несущественно, фанатиками чего они являются – исламского фундаментализма, защиты экологии или здорового питания. Любую идею, даже самую благую, можно довести до крайности.

Европейских обывателей пугает понятие «джихад». Между тем священную войну (а по сути – преднамеренное массовое убийство) изобрели вовсе не мусульмане. Христианские радикалы использовали ее еще за 200 лет до появления ислама. Представлениям христианства противоречило не столько само возникновение новой религии, сколько ее претензия на мировое господство. И христианство начало борьбу – и мечом, и словом, опровергая и извращая догматы ислама, трактуя его как «религию огня и меча». В действительности же тот, кто рассматривает ислам как источник насилия, заблуждается: Коран категорически отвергает насилие, призывая на путь Аллаха мудрыми и добрыми наставлениями…

Предел терпимости

Самое позднее в этом месте типичной для «понимающих» ислам речи даже самый терпеливый читатель усомнится в умственных способностях автора и приведет ему множество примеров, опровергающих сказанное. В том числе и недавний теракт в Париже, где исламские фанатики расстреляли карикатуристов журнала Charlie Hebdo, решив, что те оскорбили религиозные чувства мусульман и эта провинность может быть смыта только кровью.

В ответ у Бранденбургских ворота столицы ФРГ по призыву мусульманских организаций прошла несколько странная акция. На ней присутствовали канцлер ФРГ Ангела Меркель, президент Йоахим Гаук, многие политики и представители различных конфессий. Все они в один голос твердили: исламистский террор не имеет никакого отношения к исламу. А Ангела Меркель даже повторила сомнительное высказывание экс-президента Кристиана Вульфа: «Ислам – это часть Германии».

Несмотря на эти единогласные заклинания значительная часть германского общества явно не согласна с мнением политиков. Хотя бундесбюргеры в массе своей – люди толерантные, но это понятие, как и основанная на нем официальная политика, шагает, как это ни странно, в ту же сторону, что и исламский фундаментализм, – в сторону крайностей, доходящих до абсурда

Терпимость сама по себе неплоха, как и предоставление другим права жить в соответствии с собственным мировоззрением. Однако никакое нормальное общество не станет терпеть в своих рядах граждан, частью мировоззрения которых являются, например, убийства или изнасилования, которые готовы побивать тех, кто нарушил религиозные предписания, камнями или сажать их на кол. Терпимость должна имеет объективные пределы. Но в современной Западной Европе никаких пределов толерантности в сфере этнических и религиозных отношений нет. Это привело к тому, что то или иное мигрантское меньшинство начинает полагать, что его этические и религиозные нормы являются столь же правомочными, сколь и нормы коренного населения, а его поведенческие стереотипы не просто имеют право на существование, но и могут определять общественные отношения и даже политику европейских государств. Коренные жители этому, конечно, вяло сопротивляются, но пресловутая толерантность и политкорректность всякий раз стараются подавить это возмущение.

К счастью, это удается не всегда. Вот и на сей раз после заявления канцлера зазвучали громкие возражения, в том числе и от членов партии Меркель. Даже глава парламентской фракции ХДС/ХСС Фолькер Каудер возразил своему шефу, согласившись признать частью Германии живущих в ней мусульман, но никак не ислам. Под давлением критиков Меркель вынуждена была уточнить, что для нее частью Германии является лишь тот ислам, который находится в рамках господствующих в стране моральных и юридических представлений.

К сожалению, при этом канцлер умолчала о том, что с этими-то рамками нередко возникают проблемы. В этой связи полезно вспомнить исследование, проведенное несколько лет назад по заказу тогдашнего министра внутренних дел Вольфганга Шойбле. Его авторы Петер Ветцель и Катрин Бреттфельд установили: «Четверть мусульман, живущих в Германии, готова применить насилие к последователям другого вероисповедания. Религия играет огромную роль в мусульманском социуме, и ее значение все больше возрастает среди молодых людей. Около 40% живущих в Германии мусульман являются фундаменталистами, 14% (40% из которых имеют германский паспорт) не признают принципы правового государства и с недоверием относятся к демократии, 6% склонны к насилию. Кроме того, 12% мусульман в Германии критикуют западное общество с морально-религиозных позиций, поддерживают применение телесных наказаний и смертной казни».

Диалог с позиций жертвы

Уже тогда, комментируя эти данные, Шойбле увидел в них «серьезный потенциал для исламистской радикализации». Об этом же сегодня говорит и предшественник Шойбле на посту главы МВД Отто Шили, который утверждает, что «существует проблема мусульманской иммиграции в Германию». «Я бы хотел, чтобы мусульмане выступили против того порочного развития, которое происходит во имя религии, – пишет он. – Вместо этого при каждой попытке ведения критического диалога они принимают роль жертвы».

Это крайне важный момент, поскольку любимый самими мусульманами и их политкорректными защитниками лозунг «Мы мирные люди» является и правдой, и ложью одновременно. Даже если 90% мусульман на земле и не практикуют террор, вряд ли они вправе упиваться своей невинностью, зная, что более 90% терактов в мире совершается во имя их бога. В этой связи Томас Авенариус резонно замечает в Süddeutsche Zeitung: «Жаждущих крови джихадистов и многих не прибегающих к насилию исламистов переубеждать нет смысла. Их ислам направлен против демократии и либерального общества Он ставит божьи законы превыше земного права и ценностей. К счастью, таких непримиримых исламистов среди мусульман меньшинство. Поэтому вопрос о способности ислама сочетаться с демократией и свободой должен быть обращен не к радикальным группировкам, а к большинству умеренных мусульман. Коран и его толкования указывают, в каких случаях ислам нуждается в защите и когда оправданно насилие. Это создает благоприятные условия для экстремистов… А найти призывающие к насилию цитаты радикалам удается всегда. Умеренным мусульманам, а их большинство, пора, наконец, начать дискуссию о том, как интерпретировать теологическое построение ислама. Пока священная книга считает единственно истинным откровением Создателя, это практически невозможно: кто же решится править самого Господа? Конечно, либеральные мусульманские мыслители уже веками пытаются это сделать. Но потом приходят фундаменталисты и под зеленым знаменем ислама вносят свои поправки. Вызов состоит в том, чтобы научиться воспринимать Коран как исторический текст VII в., не лишая его при этом святости. А это – исламская квадратура исламского круга. Но только так ислам может стать достаточно свободным для интерпретации, чтобы играть в XXI в. ту положительную роль, которую ему приписывают мусульмане».

Призыв столь же благой, сколь сложно реализуемый, ибо большинство фундаменталистов видят в возврате к насилию, к средневековым методам борьбы лучший способ одолеть приверженцев западного образа жизни или просто умеренных прогрессистов. Сторонников такой позиции в мусульманском мире меньшинство, но, тем не менее, число воинствующих фундаменталистов постоянно растет. Они уже сегодня представляют собой серьезную угрозу светским правительствам не только на Западе, но и в арабских странах. Как говорит профессор Каирского университета Хасан Ханафи, «ислам идет; вопрос в том, какой это будет ислам – либеральный или фанатичный». Самое время задать этот вопрос в ответ на прекраснодушную, но спорную констатацию канцлера о том, что «ислам – это часть Германии».

Юлий РИГЕР, «Еврейская панорама»

Понравился материал?
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:

Интернет-газета КОНТИНЕНТ на Facebook Интернет-газета КОНТИНЕНТ ВКонтакте Интернет-газета КОНТИНЕНТ в Одноклассниках
Яндекс.Метрика