Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная / Аналитика / Турецкий тупик

Турецкий тупик

Волна террора, захлестнувшая в последние 8 месяцев Турцию, безусловно, является одним из звеньев в единой цепи террористических атак, постоянно происходящих в последнее время как в нашем регионе, так и во всем мире. Вместе с тем, «турецкая волна» имеет и свою, особенную специфику

ng5uermtjl

Для того чтобы восстановить ход событий, стоит вернуться ровно на 3 года назад. В конце марта 2013 года между Рабочей партией Курдистана (РПК) и Анкарой было заключено перемирие, целью которого было обеспечение хода мирного процесса. Имелись определенные надежды на то, что он приведет к тому или иному окончательному решению курдской проблемы в Турции. Несмотря на то, что к лету 2015-го до этого решения все еще было далеко, поскольку возникло немалое количество трудностей и претензий с обеих сторон, перемирие соблюдалось. При этом турецкие власти сделали немало, по сравнению с предыдущими годами, как практических, так и чисто символических шагов в деле удовлетворения курдских требований. Казалось бы, очевидный прогресс и желание идти навстречу друг другу налицо. Более того, для Реджепа Тайипа Эрдогана мирный процесс с курдами стал одним из важнейших инструментов внутренней политики, который непрерывно декларировался как серьезное достижение. Тем не менее, по ряду причин, в том числе и из-за гражданской войны в Сирии, где курдское меньшинство, живущее на границе с Турцией, подвергалось атакам исламистов, в частности ИГ, напряжение между турецкими курдами и властями нарастало. Эпопея с защитой города Кобани, центра одного из трех курдских кантонов в Сирии, когда город был спасен буквально в последний момент благодаря вмешательству американской авиации, внесла в процесс эскалации серьезную лепту. Начались протестные демонстрации. Курды были возмущены тем, что Эрдоган не только не оказывает Кобани помощь, но и мешает оказывать ее. Протесты, сопровождавшиеся большим количеством жертв, захлестнули многие курдские районы Турции и резко повысили градус напряженности. Не очень-то помогло и то, что на более позднем этапе осады, когда основной натиск ИГ был уже остановлен курдами благодаря американцам, Турция пропустила через свою территорию отряд вооруженных сил Иракского Курдистана (пешмерга) пришедший на помощь Кобани.

Кстати, между руководством Иракского Курдистана в лице президента Масуда Баразани и его партии, с одной стороны, и РПК — с другой, отношения всегда были очень холодными, периодически переходящими в откровенно враждебные. В свою очередь, Турция для Иракского Курдистана, по сути, является единственным окном во внешний мир, и отношения с ней, особенно экономические, в последние годы очень укрепились. Именно через Турцию иракские курды продают свою нефть, причем, согласно открытым иностранным источникам, среди первых и чуть ли не основных ее покупателей находится Израиль.

На июньских выборах 2015 года курдская Демократическая партия народов (ДПН) получила 80 мандатов, в то время как Партия справедливости и развития, чьим фактическим лидером, несмотря на уход в президенты, остается Эрдоган, лишилась парламентского большинства. Это стало для него тяжелейшим ударом, так как возможность сформировать однопартийное правительство и, как следствие, провести далеко идущие политические реформы, свелась к нулю, а коалиционные переговоры выглядели малоперспективными. На этом фоне вербальная эскалация в адрес курдов перед выборами и после них продолжала повышаться, и они не оставались в долгу. Переломный момент наступил 20 июля, когда в населенном курдами турецком городе Суруч, всего в 10 км от сирийского Кобани, террорист совершил самоподрыв на съезде активистов молодежного движения одной из левых партий, в большинстве своем курдов. Погибло 33 человека. В произошедшем курды обвинили Турцию, причем во многих случаях подразумевалось не только попустительство исламистам, но и прямая организация теракта, за которым, как оказалось, стояло ИГ. Осуждение теракта Анкарой не помогло. Через два дня в той же провинции были убиты 2 офицера полиции, и активисты РПК взяли на себя ответственность за ликвидацию, объяснив, что якобы убитые были связаны с ИГ.

Безусловно, РПК дала тем самым Эрдогану повод для закручивания гаек, однако турецкий лидер в очередной раз умудрился удивить очень многих, ухватившись за этот повод буквально обеими руками. То ли под влиянием своего импульсивного характера, то ли хорошо продумав свои дальнейшие действия, Эрдоган решил воспользоваться случившимся, что называется, по максимуму. В Турции начались массовые аресты активистов ИГ, РПК, а также членов левых группировок. Наряду с этим были нанесены воздушные удары по объектам ИГ в Сирии и РПК — в северном Ираке, в горах Кандил, где десятилетиями базируются бойцы организации. Что касается арестов и авиаударов, львиная их доля пришлась не на ИГ, а именно на курдов. Таким образом, многолетняя стратегия, как это уже не раз случалось с Эрдоганом (чего, например, стоит его долгая дружба с Башаром Асадом, быстро превратившаяся в ненависть), оказалась отброшена в сторону, и перемирие рухнуло.

Как оказалось, за время перемирия боевое крыло РПК времени зря не теряло и готовилось к такому повороту. В ходе вспыхнувших столкновений, принявших масштабный характер классической партизанской войны, а также так называемой городской герильи, турецкие силы безопасности стали нести весьма ощутимые потери. Власти не остались в долгу, применив свойственные турецким силовикам брутальные меры, что привело к большим разрушениям и немалому числу жертв среди мирного населения. На фоне тупика в коалиционных переговорах сложилось впечатление, что Эрдоган, решив показать себя сильным политиком, именно за счет этого намерен добиться электорального успеха на досрочных выборах. Забегая вперед, скажу, что это ему таки удалось: уже в ноябре ПСР смогла завоевать фактическое большинство в парламенте и сформировать однопартийное правительство. Однако 10 октября «Исламское государство» снова напомнило о себе. Несмотря на то, что официальная Турция уже стала на путь борьбы с этой организацией, удар двух террористов-самоубийц в Анкаре был нанесен на предвыборном митинге курдской ДПН. Жертвами кровавой бойни стали более 100 человек…

Тем временем масштабные боевые действия на юго-востоке продолжались, а РПК придерживалась выбранной ею стратегии действий против сил безопасности, избегая «классического» террора против гражданских лиц. Ну а ИГ, в сотрудничестве с которым многие, особенно в России, так любят обвинять Турцию, решило не останавливаться на болезненных ударах по курдам и фактическом возобновлении их войны с властями. Следующей мишенью организации стала непосредственно сама власть, правда, в лице иностранных туристов. 12 января в историческом районе Стамбула в результате очередного взрыва погибли 12 немецких туристов. Здесь исламисты, со своей точки зрения, убили двух зайцев: нанесли существенный удар по туристической отрасли Турции, являющейся одной из важнейших статей ее дохода, а также уничтожили «неверных» из враждебного ИГ государства.

Недавний теракт 19 марта, основными пострадавшими в котором стали израильские туристы, был исполнен с теми же целями и по такой же модели. Кстати, в самом начале расследования турецкие власти в обоих случаях традиционно пытались найти «курдский след», хотя сразу было понятно, что выбранные цели и способы осуществления абсолютно нехарактерны для РПК (в день этого теракта партия однозначно осудила произошедшее). Правда, оставалась еще не столь многочисленная и радикальная группировка «Соколы свободы Курдистана» (ССК), но почерк террористов не был похож на их методы, что очень быстро подтвердила и официальная Анкара: теракты — дело рук ИГ.

Не сидит сложа руки и ССК. Это небольшая организация возникла в 2004 году. Считается, что она самостоятельна, однако на этот счет есть и иное мнение. Некоторые обозреватели склонны думать, что речь идет о фиктивной группировке, на самом деле являющейся частью РПК, чем-то вроде палестинского «Черного сентября», в свое время организованного Арафатом, дабы «не спалиться» и иметь возможность действовать не от лица ООП. Как бы там ни было, действия ССК существенно отличаются от озвучиваемой стратегии РПК, хотя обе организации приоритетной целью считают именно силовиков. Не будучи исламистами, ССК все равно широко задействует самоубийц. Две недавних кровавых акции в Анкаре стали наглядным тому подтверждением. 17 февраля была взорвана автоколонна, развозившая военных и гражданских работников армии. 28 из них погибли, а около 60 получили ранения.

Следующая самоубийственная атака произошла в столице 13 марта: машина с взрывным устройством, управляемая террористкой, врезалась в автобус. Погибли уже 37 человек. ССК взяла на себя ответственность и за эту акцию, подчеркнув, что ее целью были силовики, а количество гражданских жертв оказалось значительным якобы из-за действий вмешавшейся полиции. Террористы предупредили также, что, несмотря на приоритетность в качестве целей военных и стражей порядка, жертвы среди гражданских лиц будут неизбежны и в дальнейшем.

На данный момент (если, конечно, между РПК и властями не ведутся некие тайные переговоры об очередном перемирии) нет никаких признаков того, что расклад в этом трехстороннем противостоянии — Турции, ИГ и РПК (не считая более мелких сил наподобие ССК и разных левых организаций) — в обозримом будущем как-то изменится. А это значит, что Турцию продолжат сотрясать кровавые теракты, не говоря уже о партизанской и антипартизанской войне на ее юго-востоке.

Давид Шарп
«Новости недели»

Понравился материал?
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:

Интернет-газета КОНТИНЕНТ на Facebook Интернет-газета КОНТИНЕНТ ВКонтакте Интернет-газета КОНТИНЕНТ в Одноклассниках
Яндекс.Метрика