Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная / Аналитика / Точка отсчета (Ситуация в Украине и вокруг)

Точка отсчета (Ситуация в Украине и вокруг)

Автор А. Воин

Точка отсчета (Ситуация в Украине и вокруг)Каждому, кто знаком с физикой и математикой, известно, какую роль играет правильный выбор точки отсчета. Для задач, которые ставит жизнь, а тем более современная политика, выбор правильной точки отсчета еще важней. К ситуации, сложившейся в Украине и вокруг нее, это относится в полной мере и становится особенно важным в свете обострения в последние дни. Достаточно посмотреть, как используется выбор точки отсчета каждой из сторон конфликта для оправдания своей позиции.

За точку отсчета российско-украинских отношений можно брать события Второй мировой войны и начинать с сотрудничества бандеровцев с фашистами и тогда получим одно освещение событий в Украине и вокруг. А можно взять за точку отсчета «Голодомор», обвинив в нем, заодно, не Сталина, а русских, и тогда массовые репрессии гражданского населения, осуществлявшиеся бандеровцами, окажутся лишь неизбежными жертвами справедливой борьбы украинского народа против иноземных захватчиков, русских, прежде всего. При этом можно вспомнить еще имперскую политику царской России. А в ответ можно вспомнить измену Мазепы под Полтавой и поход гетмана Выговского в союзе с татарами на Москву.  А можно раскапывать взаимные обиды со времен Рюрика, которого пригласили править Новгородом (т.е. Россией, якобы). А он или его потомки захватили Киев (т.е. Украину). А можно углубляться в историю на 15 тысячелетий и выводить украинцев от трипольцев, которых в свою очередь представить родоначальниками современной цивилизации, и на этом основании претендовать Бог весть вообще на что. Можно зарываться вглубь до эпохи динозавров и до Большого Взрыва. Только чем дальше, тем очевиднее становится непригодность этого углубления для разрешения нынешнего конфликта. Эту грубую схему можно до бесконечности детализировать, рассматривая эпизоды в промежутке между наудачу выбранными мной точками отсчета. Кроме того, нужно говорить о точке отсчета в отношениях не только России с Украиной, но и России с Америкой и западной Европой и прочими имеющими отношение к конфликту странами, например, с Грузией. В связи с этим возникает вопрос, а что же все-таки следует принять за точку отсчета для успешного и справедливого разрешения конфликта в рассматриваемой ситуации?

Я считаю, что такой точкой является распад Советского Союза. На месте Союза возникли новые страны, включая Украину и Россию, которые (как страны, а не отдельные личности в них) нельзя считать ответственными за события предшествующей истории. Тем более, что в них возник новый строй и новая идеология, не существовавшие ни в прежнем Союзе, ни в царской России. Что касается России, то с нее прежние грехи снимались еще и потому, что еще на пути к развалу Союза она распустила Варшавский блок, а при развале отпустила на волю и все бывшие республики Союза. Мало того, она рванулась навстречу Западу со всей открытой душой, готовая перенять и демократию, и рыночную экономику, и западную систему ценностей, даже в той ее части, которая противоречила ее традиционным ценностям. (Уточняю во избежание передергивания, что я говорю о начальном периоде правления Ельцина). Спрашивается, чем не точка отсчета, позволяющая откинуть все предыдущие взаимные обиды и начать отношения с чистого листа, как между Украиной и Россией, так и Россией и Западом? Теперь рассмотрим грубую схему развития событий, начиная с этой точки.

Россия таки да, начала с чистого листа, не памятуя прежних обид, полностью отказавшись от ведения холодной войны с Западом и исполненная дружеских чувств ко всем странам и народам. Некоторые западные страны, особенно Германия, получившая при Горбачеве возможность объединиться, тоже поначалу демонстрировали искреннюю дружбу. Но не все. Другие, особенно Америка, хоть и снизили значительно применение методов холодной войны в отношении России, но не отказались от них полностью. Дабы не превращать статью в многопудовое исследование, ограничусь лишь упоминанием обещания Запада не продвигать НАТО на Восток к границам России, ни в виде включения в него новых стран на этом направлении, ни расположения на их территории военных баз. Обещания, которое теперь отрицается западными странами на том основании, что оно не было закреплено в соответствующих документах. Но, поскольку обещание было в свое время широко озвучено и тогда не опровергалось Западом, то это нынешнее отрицание свидетельствует не о том, что обещания не было. А о том, что и тогда в начале нового отсчета Запад применял против России рейдерские приемы холодной войны, а, грубо говоря, просто «кинул» размякшую от добрых намерений, доверчивую Россию. Это был не единственный рейдерский прием Запада в отношении России, а все они вместе, в сочетании с заявлениями видных западных политиков, таких, как Мадлен Олбрайт, Бжезинский и др. наводили на мысль, что цель рейдерской атаки – расчленение теперь уже России с полным подчинением ее частей Америке.

Естественно, что через какое-то время это толкнуло Россию от дружеского отношения к Западу и соответствующего поведения в противоположную сторону. Запад и особенно Америка стали в России теперь обвиняться не только в реальных грехах, но и во всем плохом, что произошло  и происходит в России со времен развала Союза, и в самом развале тоже. Мол, развалился Союз благодаря интригам Запада, его антисоветской пропаганде и искушению им простого советского человека дьявольскими соблазнами красивой внешне западной жизни, включая разнузданный секс, порнографию и т.д. Все это, забывая  о том, что Советский Союз так же вел пропаганду и применял прочие приемы холодной войны против Запада, как и тот против него. И что в начальный период существования Советского Союза Запад гораздо больше боялся пропаганды Союза, чем Союз – западной пропаганды. И что западная пропаганда практически не действовала на Советский Союз, пока не одряхлела его идеология, а вместе с ней и он сам. И что именно в этом была причина сначала ослабления, а затем развала Союза. И чтобы исправить ситуацию, надо, прежде всего, разобраться в ошибках пройденного пути, начиная с ошибок самой марксистской теории, лежавшей в основе советской идеологии, и ошибок ее толкования и применения в бывшем Союзе. Но для этого в России не нашлось соответствующего масштаба теоретиков (что не удивительно, поскольку советская философия под железной пятой марксистской догматики просто выродилась), и Россия пошла другим путем. Путь этот окончательно еще не определился. Можно сказать, что Россия пребывает в муках поиска своего пути. Но доминирующие на сегодня тенденции таковы.

Во-первых, это рост национализма всех мастей и оттенков: от здорового патриотизма, через враждебность к Западу и всему западному, в немалой степени объективно оправданную, до банальной ксенофобии – ненависти к хохлам, жидам, черненьким и т.д. Затем это  рост имперских амбиций, с заявлениями Жириновского и ему подобных (типа омыть сапоги в Индийском океане), ничуть не уступающих по пренебрежению к интересам всего человечества и общечеловеческим ценностям высказываниям Бжезинского и Олбрайт. Далее это тяга назад к возрождению Союза, как строя и территориально, рост прокоммунистических настроений и религиозности. Во вне это проявляется в антизападной и анти либеральной пропаганде, как справедливой, так и с измышлениями и намеренным очернением. Последнее, чем дальше, тем больше переходящее грань правдоподобия. Это проявляется в выборе союзников не из западного, а чем дальше, тем больше антизападного лагеря. И наконец, в гонке вооружения.

Украина, если говорить о ней, как о стране в целом, представленной вовне ее властью, с момента развала Союза и возникновения независимой Украины не проявляла дружественных чувств к России. Хотя это и прикрывалось время от времени провозглашениями любви к братскому русскому народу, но старые обиды не только не были забыты, но чем дальше, тем больше растравливались. Украина хоть и пыталась лавировать между Западом и Россией, получая подарки и оттуда и оттуда, но курс достаточно однозначно был выбран даже не столько на Запад, сколько на удаление от России. Здесь я хочу подчеркнуть, что саму по себе приязнь или неприязнь нельзя ставить в вину, это не из области справедливости. Нельзя себя заставить любить, потому что противня сторона не виновата. К справедливости относятся только действия, в основе которых может быть любовь или нелюбовь, а может и совсем другие мотивы. Что же касается действий, то вплоть до Евромайдана и отделения Крыма в действиях Украины против России можно найти грехи помельче и покрупнее. Ну, там ездили добровольцы с Украины воевать против России в Абхазии и Чечне. В принципе за добровольцев власть не отвечает, но когда их по возвращении награждают, это уже кое-что. Попытка Ющенко сколотить направленный против России блок стран с целью отрезать ее от Балтийского и Черного морей это уже более, чем кое-что.  Однако, даже это – не основание для применения против нее силы со стороны России. И тогда, когда это произошло, Россия силы и не применяла, хотя зарубка в памяти у нее, конечно, осталась.  Но, докапываясь до причин и разыскивая справедливость в нынешнем конфликте, нужно принять во внимание еще два момента, касающиеся Украины.

Во-первых, Украина, хоть и стала независимым государством, но абсолютно независимых не бывает, как не бывает ничего абсолютного, тем более в современном глобальном мире, перезавязанном связями. С одной стороны, Украина, как независимое государство, имеет, конечно, право выбирать, с кем ей дружить. Но, с другой стороны, если этот выбор есть выбор между двумя враждующими сторонами, то он объективно означает враждебное действие по отношению к одной из этих сторон. В нашем случае он означает враждебное действие в отношении России.

Во-вторых, в этом случае уже нельзя ограничиться рассмотрением и оценкой поведения Украины только как целого, т.е. по сути, оценкой поведения ее властей. Здесь необходимо принять во внимание отсутствие единства внутри этого нового организма, именуемого Украина. Несмотря на отчаянные попытки сторонников Евромайдана, пришедших ныне к власти, представить несогласных с Евромайданом исключительно как агентов влияния Москвы, пятую колону и т.п., а народ Украины – единым и единодушно одобряющим Майдан и в целом прозападный курс Украины, на самом деле Украина глубоко расколота на сторонников сближения с Западом и отдаления от России и сторонников тесной связи с Россией. Это признается всеми, включая сторонников Евромайдана. Но последним это не мешает в целях пропаганды заявлять противоположное, представляя основную массу своих идеологических  противников внутри страны просто как неразумных и пугливых малых детей, которым надо только объяснить, что никто после победы Майдана не будет бить их (за исключением тех, конечно, которые – агенты Москвы) и все будет в порядке. Это передергивание доходит временами просто до маразма, когда слышишь по телевизору заявления типа, что к жителям Донбасса надо относиться, как к годовалому ребенку, обкакавшемуся, не успев добежать до горшка, и плачущему, обвиняя в этом взрослых.

Этот водораздел в Украине не является чисто этническим: этнические украинцы с одной стороны, этнические русские – с другой. Сторонники Майдана, защищаясь от обвинения в национализме, яростно подчеркивали, что на Майдане есть много русских, евреев и т.д. И это правда. Но среди так называемых сепаратистов юго-востока Украины этнических украинцев несравненно больше, чем было русских на Майдане. Хоть это и замалчивается новой украинской властью или искаженно трактуется ею, как предательство. На самом деле выбор большинством граждан, живущих на юго-востоке  Украины, вектора ее развития, направленного на сближение с Россией, есть не более предательство, чем выбор другой половиной граждан вектора, направленного на сближение с Западом. Это та самая любовь, которая не может быть оценена в терминах справедливости. К сожалению, господствующее сегодня на Западе мировоззрение неолиберализма, распространившееся и на ту часть граждан Украины, которая ориентируется на Запад, мешает этим людям понять, как можно быть искренне привязанным к России, русской культуре, русскому миру, если в России зарплаты ниже, а дороги хуже, чем на Западе. Слова поэта: «Россия, нищая Россия, мне избы серые твои, твои мне песни ветровые, как слезы первые любви» для них не более, чем выпендреж. Не может быть, чтобы кому-то это было важнее, чем хорошая жрачка и удобства.

Это непонимание, кстати, свидетельствует о том, что сегодняшний Запад отошел от своих собственных принципов, на которых он встал и расцвел. И прежде всего, от уважения иных чем твои взглядов, чувств, мировоззрения, ценностей (не нарушающих, естественно, твоей свободы). Вот, если не хотят люди идти с нами на Запад, где дороги лучше и т.д., значит они, либо агенты Москвы, либо предатели, либо неразумные дети, которым надо просто объяснить, что для них лучше. (С этим «Мы лучше знаем, что для вас нужно» я впервые столкнулся сразу по приезде в Израиль). Эта аберрация зрения просто поражает, когда слышишь по телевизору заявления, что жители юго-востока Украины, включая Харьков с его высокой наукой и технологиями и богатой культурной жизнью или Одессу, давшую миру столько великих музыкантов, прекрасных писателей и поэтов, примитивны и малокультурны в сравнении с жителями западной Украины. В этом неуважении к другой культуре (к тому же культуре высокой) – одна из причин трагедии, разыгрывающейся сегодня в Украине. Что, собственно, представляет из себя нынешняя украинская революция?

Я уже писал («Ситуация в Украине», «Украинская революция, как фокус противоречий современной цивилизации» и др.), что революция в Украине была, прежде всего, националистической. Хотя и с существенным добавлением социального протеста, протеста против коррумпированной, бандитской власти Януковича и его олигархов, грабящих народ. Здесь я хочу расширить сказанное. Дело в том, что мотивация участников этой революции чрезвычайно разнообразна и отличается от группы к группе. При этом у большинства она была к тому же смутной, плохо осознаваемой, эмоциональной, а не рациональной, и быстро изменяющейся по ходу революции. Даже в отношении того, против чего выступают, было много неясности и расхождений. А уж в отношении того, чего хотят и как этого достичь, если это вообще достижимо, был сплошной туман. В отличие, скажем, от Великой Французской или Октябрьской революций, не было никакой теории того, что хотят построить и никакой партии с конкретной программой, возглавляющей революцию. (Если не считать, конечно, теорией и программой, заявления типа «Хотим жить как у них на Западе»). Это отсутствие теории и программы является признаком времени и проявилось и во всех почти прочих революциях последней пары десятилетий. Связано оно с кризисом рационалистического мировоззрения, о котором я много писал, и вытекающим из него неуважением к теории, как таковой. Неуважение к теории означает неуважение к истине, которую только теория   может обосновать и доказать, и неуважение к правоте и справедливости. В этой ситуации разговоры о справедливости и правоте используются лишь как вспомогательный инструмент для прикрытия и обеспечения своих интересов. А главным инструментом становится сила. И все разговоры о правоте и справедливости заканчиваются признанием правым и хорошим того, на чьей стороне сила. А те, кто действительно стремится к справедливости, оказываются обманутыми прожженными политиканами и обслуживающими их за деньги политологами, политтехнологами и иже с ними.

Но в случае с украинской революцией тут сказались еще и национальные особенности украинцев и их исторический опыт, которые с другой стороны обеспечили необычайную способность к самоорганизации участников революции (при отсутствии теории и программы). А все это вместе взятое привело, как и в случае с Оранжевой революцией 2004-го года, с одной стороны к победе революции, а с другой – к результату этой победы совсем не такому, как смутно виделось участникам.

Революция началась с выхода студентов на Майдан с требованием подписания соглашения об ассоциации с ЕС, которое Янукович перед этим отменил.  Точнее это было не начало революции, а пролог к ней, т.к. публичная демонстрация протеста – вещь нормальная в демократическом обществе и не может рассматриваться как революция. Революция началась после разгона студенческого Майдана, когда на улицы Киева в центре выплеснулись сотни тысяч, если не миллион протестующих. Кстати, ситуация с этим разгоном до сих пор не прояснена и есть утверждения, что здесь не обошлось без провокации. Якобы на месте студентов в ночь разгона были какие-то молодцы, которые начали забрасывать Беркут камнями и горящими предметами, и это и вызвало жестокость разгона. Конечно, даже если и так это было, это не оправдывает вполне жестокость разгона и уж тем более не оправдывает преступлений Януковича, предшествующих Майдану. Но это подтверждает, что у революции не было теоретического обоснования и даже начало ее носило случайный и эмоциональный характер. (Как вариант, взрыв эмоций был сознательно кем-то спровоцирован).

Образовавшийся на месте студенческого, так сказать, взрослый Евромайдан поначалу перехватил лозунги студенческого, т.е.  требование незамедлительного подписания соглашения об ассоциации с ЕС и «Мы за европейские ценности!», «Хотим в Европу!», «Мы и так Европа!», «Мы – центр Европы» и т.п. Однако насколько эти лозунги были осознаваемы и как понимаемы большинством, видно из того, что уже с первых дней взрослого Евромайдана чаще даже, чем эти лозунги, звучало: «Украина понад усэ!». Это – калька с фашистского «Дойчланд, Дойчланд юбер алес», и понятно, что это полностью опровергает претензии на стремление к европейским ценностям,. Правда, большинство протестующих вряд ли знало о связи их лозунга с фашистским. Но, во-первых, среди руководства наверняка были такие, кто знал (но помалкивал). А во-вторых, это не меняет сути, этот лозунг все равно противоречит европейским ценностям, согласно которым «понад усэ» общечеловеческий интерес и ценности, а не национальные, и это указывает на доминирующую националистическую мотивацию участников революции. Это не говоря о том, что Свобода и Правый сектор никогда своей националистической ориентации и мотивации и не скрывали и открыто провозглашали и провозглашают поныне себя наследниками Бандеры. (Не говоря о том, что еще со времен Оранжевой революции Бандера официально провозглашен героем Украины и если Бандера не националист, то кто?). Наконец, они никогда не скрывали своего неприятия новой части европейских ценностей, связанной с неолиберализмом и сексуальной революцией (в чем я их полностью поддерживаю), и даже были против вступления в ЕС. И именно они перевели мирный поначалу протест в силовое столкновение с властью с применением булыжников и бутылок с коктейлем Молотова. И хотя большинство участников революции не приняли непосредственного участия в силовой борьбе, но оказали провозглашенным националистам моральную поддержку. Да и риторика позиционирующей себя как либеральная партии «Батькивщина» во время революции не только не отличалась от той же у националистов, но зачастую даже превосходила ее по части националистической крутизны.

Кроме того в революции, особенно в ее силовой части, принимало участие много людей с мотивацией далекой и от либеральной или социальной,  и от националистической. Это и романтически настроенные юноши и девушки с сырыми мозгами и неспособностью анализировать происходящее, и любители экшн и экстрима, вроде футбольных «Ультрас», всевозможные авантюристы и идейные экстремисты, вроде Корчинского, наконец, просто хулиганы и уголовный элемент, использующий революционную ситуацию, как возможность безнаказанно похулиганить и пограбить. И самое главное, существенную роль в революции сыграли всевозможные честолюбцы от политики и бизнеса, причем не только украинские, манипулировавшие с помощью денег, ложной информации и провокаций основной массой восставших или значительными ее частями.

Далее на определенном этапе лозунг ассоциации с ЕС сменился лозунгом свержения Януковича и существующего олигархического строя. Неприятие Януковича было, действительно, общим не только для всех восставших, но и для многих из тех, кто сегодня находится в противоположном лагере. Но эмоциональность и отсутствие понимания происходящего большинством восставших сказалась здесь в том, что они не видели, что те кто их ведет, на самом деле тоже связаны с олигархами. Только не с кланом Януковича а с конкурирующими. В результате вместо Януковича у власти оказались Юля Тимошенко, Порошенко, Коломойский и Ахметов. Тот самый Ахметов, который, кстати, и самого Януковича короновал на царствование, только потом их пути-дорожки разошлись из-за неуемной жадности и жажды власти обеих сторон.

При всем при этом, представлять всех участников революции или хотя бы только активную часть, сражавшуюся на баррикадах, как фашистов, как это делает сегодня российская пропаганда, было бы решительно неверно. А заявление сторонников революции о том, что ее участники – люди по природе мирные, добрые и благодушные, противореча по видимости начисто националистическому характеру революции и таким действиям, как забрасывание камнями и бутылками Молотова стражей порядка и захват административных зданий, тем не менее, в определенном смысле соответствует истине. Попробую объяснить, как может быть такое совмещение. Начну с примера.

В начале 90-х я какое-то время принимал участие в деятельности киевского клуба еврейской интеллигенции «Бней брит». У нас довольно часто выступали видные украинские политики той поры. Бывали, например, Вячеслав Чорновил, Драч, Витренко и др.  И вот один из них, не помню фамилии, желая установить душевный контакт с аудиторией, коснулся болезненной темы еврейско-украинских отношений.

– Да, – говорит, – погромы были во время гражданской войны. Но вы поймите, как это было. Вот у нас в селе был шинкарь еврей, хороший человек, в водку всякой дряни не добавлял и не обсчитывал и мы к нему хорошо относились. Потом приходят к нам из соседнего села и говорят: «Хлопци, зараз вси своих жидив топять, то и вы повынни це зробыть». Ну, мы пришли к Хаиму и говорим ему: «Хаим, мол, так и так». А он говорит: «Ну, раз такое дело, я вас понимаю. Только одна просьба: меня утопите, но мою семью не трогайте». Ну, мы так и сделали.

И все это он рассказывает нам евреям в уверенности, что мы почувствуем его и большинства украинцев к нам хорошее отношение. И это при том, что если не он, то другой выступавший у нас политик, рассказывал нам, опять же рассчитывая на наше понимание и сочувствие, о том, как еврейский студент, какой ужас, убил в Париже Симона Петлюру – украинского героя, который к тому же постоянно издавал приказы своим войскам не делать погромов. Что не мешало им эти погромы делать и, в частности, вырезать на глазах у этого самого студента, когда он, будучи маленьким, спрятался под кроватью, всю его семью, предварительно изнасиловав и отрезав груди его матери и сестрам. И фокус в том, что этот выступавший и большинство украинцев действительно испытывают к евреям вполне дружественные чувства. Но в определенных обстоятельствах, когда «Надо», когда «Все так делают», они это делали или, по крайней мере, не препятствовали тому, что это делали их соплеменники. (С этим, я думаю, связана неким образом и высокая способность  к самоорганизации).

Спрашивается, как оценить эту доброту и всю ситуацию, сложившуюся в Украине в процессе и результате революции, для определения справедливости действия разных сторон в этом конфликте? Я совершенно согласен с выводом комиссии ООН, исследовавшей нарушения прав человека в Украине по ходу революции и после нее, что сколь-нибудь массового нарушения этих прав, связанного с физическим насилием против русских или евреев здесь не было и нет. Но означает ли это, что у России и русских не было объективных оснований, оправдывающих какие-то их действия, опасаться  развития событий в Украине в сторону массового насилия? К сожалению, оценки этого комиссия ООН не дала. А надо бы. И хотя сделать такую оценку, тем боле точно отмерить справедливость, очень нелегко, я пробую это сделать, хотя бы приблизительно.

Напомню мое определение национализма из одной из предыдущих статей, как  древнего инстинкта, сидящего глубоко в человеке и в нормальных обстоятельствах дремлющего и никак себя не проявляющего, но в благоприятных обстоятельствах способного взрываться мгновенно, охватывая пламенем массы людей и превращая их из добропорядочных и добрых граждан в диких зверей. Кто бы мог подумать в свое время, что немцы, этот высококультурный народ с их вечным «Битте», «Данке шон», «Герр доктор», «Герр профессор», могут в столь короткое время дойти до преступлений на почве национализма, которых до этого никто не мог даже вообразить? Именно это непонимание природы национализма было причиной того, что и сами немцы и окружающие народы позволили Гитлеру дорваться до власти и совершить его ужасные преступления. А ведь бандеровцы не просто сотрудничали с фашистами, они исповедовали ту же самую националистическую идеологию. И нынешний Правый сектор и Свобода, хоть и не совершают пока  преступлений, подобных фашистским или бандеровским, но провозглашают себя наследниками бандеровской идеологии. А другие политические силы, представленные на Майдане, хоть и провозглашают другую идеологию, но никто из них не отмежевался внятно, ни от исторических бандеровцев, ни от нынешних Правого сектора и Свободы и не признал этнических чисток, совершенных в свое время бандеровцами (бандеровцами в широком смысле, т.е. не только из организации самого Бандеры, но и УПА и т.п.) преступлением. Они чтятся как герои, потому что делали то, что делали, во имя Украины. Так, где же гарантия, что в ситуации, когда градус насилия в обществе в целом нарастал, это не могло повториться по ходу самой революции или после ее победы?

А то, что этот градус нарастал, видно из того, что революция, начавшаяся с мирных протестов, затем перешла в фазу насилия в столкновениях с силовыми структурами. Насилия с обеих сторон, не важно, кто там начал, а важно, что это насилие нарастало и ожесточалось. Начинали с кидания булыжниками и бутылками Молотова и шумовыми гранатами в ответ, а закончили полномасштабной стрельбой из автоматического оружия с обеих сторон. Соответственно развивались и страсти и градус национализма под лозунгом «Наших бьют! Кто не с нами, тот предатель». (Классический и безотказно действующий прием всех националистов, всех времен и народов). Интернет захлебывался от истерических призывов к мести, к кровавой расправе не только с милиционерами, беркутовцами и судьями, но и членами их семей. И там и сям, пусть единичные, но эти расправы произошли. Захватывались административные здания, особенно обладминистраций, и непокорных глав этих  администраций заставляли с применением насилия и унижений отречься от своих должностей. А видеосъемки этих избиений и унижений с гордостью демонстрировались не только в интернете, но и по телевидению, разжигая в мирных гражданах звериные инстинкты и чувство революционной вседозволенности. Эти унижения, причем, не только глав администраций и захваченных в плен беркутовцев (даже тех, кто не принимал участия в столкновениях), которых заставляли становиться на колени и просить прощения, но и некоторых политиков из Партии Регионов, случайно попавших в руки революционных масс, весьма показательны для понимания националистического характера революции. Апологеты революции называют ее еще «революцией гидности», т.е. достоинства. Великая Французская и Октябрьская революция тоже были революциями достоинства, в том смысле, что провозглашали своей целью достоинство человека. Но там имелось в виду достоинство каждого человека. А националистическая революция имеет в виду достоинство только титульной нации и его понимает, как признание превосходства представителей этой нации над другими, которых положено унижать. (Достоинство одних за счет унижения других, дающее возможность компенсировать чувство собственной неполноценности страдающим от него). При этом внутри самой титульной нации происходит тоже подразделение на полноценных и не совсем, и последние также подвергаются унижению. (Что и имело место в случае с главами администраций и беркутовцами).

Добавим к этому, что после бегства Януковича Правый сектор не только не разоружился, но продолжил усиленно вооружаться. (Поначалу на Крещатике в районе Майдана было полно объявлений этого сектора с призывами к гражданам приносить оружие и деньги на его приобретение, затем объявления для камуфляжа убрали, но оружие собирать продолжили). Добавим, что выборы новой власти в Раде произошли под угрозой отрядов правого сектора, окруживших Раду. Добавим, что силовое устранение от власти Януковича и Партии Регионов, частично разогнанной и пребывающей под угрозой ее полного запрета, с одной стороны было оправдано преступлениями Януковича (против которого были настроены и большинство жителей востока Украины), но с другой стороны оно фактически лишало жителей востока их политического представительства во власти. Напомню, что и Янукович и Партия Регионов получили свою долю власти в результате вполне легитимных выборов. И голосовали за них преимущественно жители востока. И голосовали не потому, что Янукович – бандит, или им нравятся олигархи, грабящие их же в первую очередь. А потому что Янукович и регионалы, худо или бедно представляли  интересы тех граждан, которые были за пророссийски направленный вектор развития Украины (что отнюдь не означает их желания жить в России), в противовес тем, которые хотят проевропейского направления развития.

Добавим еще заявления Яроша, что главный враг Украины – это враждебно настроенные нацменьшинства (к которым поза строчкой относились и русско- культурные или пророссийски настроенные украинцы). Добавим его же провозглашенные намерения навести силой порядок на востоке Украины и в Крыму, а после этого отвоевывать у России Белгородскую область, а у Польши Перемышль.

Добавим реально прорисовавшуюся угрозу, что Россия лишиться своей морской базы в Севастополе и на ее месте появится американская. И все это на фоне рейдерской политики Америки в отношении России после развала Союза и проявленной тогда готовности России к искреннему сближению с Западом. И мы увидим, что какие-то действия по предотвращению всего этого, предпринятые Россией, русскими в Украине и пророссийски настроенными украинцами, оправданы и справедливы. Вопрос только в том, какие оправданы, а какие нет. Я считаю, что референдум в Крыму с последующим присоединением его к России, оправдан, а попытки России, оттяпать у Украины еще восточные области, не оправданы.

Почему оправдан Крым? Потому что большинство его населения – этнические русские. Потому что, хоть и тяжело продраться сквозь вранье в цифрах с двух сторон, но ясно, что хоть за отделение проголосовало и не 92%, как утверждают русские, но все-таки большинство крымчан. Потому что там, как и на Майдане, на улицы вышли массы, которых невозможно представить всех или большинство, титушками, купленными или приезжими. Потому что Крым был присоединен к Украине без всяких референдумов вообще, никто не спрашивал крымчан, хотят ли они этого. Причем присоединен он был не к другому суверенному государству, а к республике в рамках Советского Союза. Это было чисто административное изменение, никак не влияющее на жизнь крымчан и их самоидентификацию. А после развала Союза, при котором, напомню, Россия без всякого сопротивления отпустила Украину, крымчане оказались в другом государстве с другим преобладающим этносом и культурой, без того, чтобы кто-то спросил у крымчан их согласия на это. Правда, был обще украинский референдум, на котором большинство проголосовало за, но как распределились голоса отдельно по Крыму, мы не знаем. Но даже если и в Крыму большинство было за отделение, то нужно учесть, что в эпоху Союза русские не рассматривали украинцев, как другой народ, отличный от них самих. Голодомор, искусственная ассимиляция это было делом рук партии (в которой в последний период Союза украинские партийцы были самыми истовыми), а народ не имел к этому отношения. Таким образом, отделение Украины не рассматривалось крымчанами, как переход в иную этнически, к тому же враждебную к русским, среду. Но победа Майдана, ведущей боевой силой которого был  Правый сектор с его агрессивной националистической риторикой и намерением наводить порядок в Крыму, радикально меняла ситуацию и требовала проведения референдума уже не по всей Украине, а отдельно в Крыму. И, наконец, потому еще, что нельзя представлять взаимоотношения России с Украиной вырванными из контекста более общей картины, определяемой противостоянием Америки и России, в котором Россия – защищающаяся сторона. Если бы Россия бездействовала, она потеряла бы базу в Севастополе, а на ее месте оказалась бы американская база.

Конечно, референдум в Крыму не был проведен в строгом соответствии с международными нормами. Он противоречил Конституции Украины, не было достаточного количества международных наблюдателей и были «вежливые зеленые человечки». Но так же, как в самой украинской революции, (и даже меньше, чем в ней) здесь не было сколь-нибудь существенного насилия. Кроме того этот референдум и невозможно было провести по всем правилам в условиях возникших после революции. Если бы не «зеленые человечки», то референдума вообще бы не было, или он был бы проведен под надзором Правого сектора, а это значит с существенно большим насилием над голосовавшими. А справедливость и опасность, связанная с описанной выше послереволюционной ситуацией требовали неотлагательного действия. Таким образом, я считаю, что референдум в Крыму и присоединение его к России мировое сообщество должно признать так же, как было признано Косово, т.е. не как юридический прецедент, а как исключение в виду обстоятельств. Обстоятельств, не совпадающих с косовскими (там был другой расклад), но, тем не менее, оправдывающих исключение.

Почему намерение России (если таковое имеется, а имеются, по крайней мере, заявления националистически настроенных российских политиков) присоединить восточные области несправедливо в отношении Украины? Потому что большинство населения здесь – этнические украинцы. Потому что максимальное число протестующих собравшихся в одном месте в одно время ни разу не превышало здесь десяти тысяч, а чаще всего было меньше тысячи. (Сравнить с сотнями тысяч на Майдане). Потому что и большинство тех, кто собирался, не были ни за присоединение к России, ни даже за отделение от Украины. Потому что, хотя официальная Украина без сомнения сильно преувеличивает роль России в захвате административных зданий на востоке, но, продираясь сквозь заросли лживой пропаганды с обеих сторон, можно заключить, что какую-то роль в этих захватах Россия все-таки сыграла.

Но несправедливость действий России на востоке Украины, это несправедливость в отношении самой Украины, без учета взаимоотношений  России с Америкой. А как следует из выше написанного, мы не можем выделять российско-украинские отношения из общего контекста ситуации в мире и особенно отношений России с Америкой. Если Россия не будет вмешиваться в события на востоке Украины, а Украина вступит в НАТО или Америка разместит здесь свои военные базы, это будет несправедливо в отношении России. Справедливость может быть достигнута только комплексно: Россия не вмешивается в события на востоке Украины, Украина провозглашает и записывает в конституции нейтральный статус и неприсоединение ни к каким блокам, к НАТО, прежде всего, и Америка и НАТО принимают писаное обязательство не продвигать НАТО или военных баз к границам России.

Реально ли достичь такое соглашение и будет ли оно держать, особенно с учетом того, что в каждой из сторон найдутся силы, несогласные и способные оказать сопротивление его осуществлению, в частности с помощью провокаций и даже новой революции (в Украине)? Это будет зависеть от того, насколько искренней будет каждая из сторон, подписавших это соглашение. При искреннем взаимодействии трех сторон всякое сопротивление соглашению может быть преодолено. Недостаток искренности сторон, намеревающихся осуществить как это, так и любое другое соглашение, заключаемое сегодня в мире, это как раз и есть главная причина кризисного состояния современной цивилизации. Она напрямую связана с упомянутым мной кризисом рационалистического мировоззрения и вытекающим из него неверием в возможность установления общих для всех истины и справедливости. Слова «истина» и «справедливость» превратились в своего рода крапленые карты, с помощью которых дипломаты, подготавливающие то или иное соглашение, стараются надуть противоположную сторону.

Из кризиса рационалистического мировоззрения вытекает не только всеобщее лицемерие, но и разрушение той морали и ценностей, на которых встала и расцвела западная цивилизация. (Если нет единой для всех обоснованной, доказанной, надежной истины, то не может быть и обоснованной и принимаемой всеми морали и системы ценностей). А принятая сегодня на Западе неолиберальная система ценностей обоснована только необузданной жаждой удовольствий, и не опирается ни на какое общее видение мира и процессов в нем. В результате либеральная система ценностей утратила свою привлекательность в глазах многих народов мира и все больше теряет ее среди обитателей самих западных стран. А религия и марксистское мировоззрение утратили роль идеологий, дающих истину и правильную систему ценностей, еще раньше. А поскольку свято место не бывает пусто, то это и привело к расцвету национализма по всему сегодняшнему миру, частным случаем которого является украинская революция. Об этом я писал и в предыдущих моих статьях по Украине, и во многих, других и подробно объяснил в книге «Глобальный кризис. Причины и пути выхода» (LAP-publishing, Саарбрюккен, Германия, 2012).

Изменить ситуацию можно только возродив рационалистическое мировоззрение, без чего вряд ли можно надеяться на искреннее соглашение по Украине и на успешное и справедливое разрешение и этого и многих других конфликтов на планете. Но для этого нужно, прежде всего, исправить ошибки классического  рационализма, которые и привели к его кризису. Я сделал это в моей философии («Неорационализм», Киев, 1992; «Единый метод обоснования научных теорий», Алетейя, СПб, 2012 и много статей). Моя философия уже замечена в мире, в 2010-м году я был персонально приглашен на Всемирный Философский Форум под эгидой ЮНЕСКО, был членом программного комитета Форума и сделал на нем 5 докладов (больше любого другого участника). Но несмотря на это, сопротивление признанию моей философии со стороны как философского, так и политического истеблишмента, как России с Украиной, так и Запада, настоль велико, что даже содействие ООН не может его преодолеть. Я каждый год получаю персональные приглашения принять участие, как в упомянутом Форуме, так и во Всемирном Философском Конгрессе, но принять их не имею возможности, так как нет денег, поехать. А денег нет, потому что и в Украине и в России я не получаю никакого вознаграждения за мой философский труд. Гонорары за философские книги пренебрежимо малы, от преподавания философии в двух киевских университетах меня отстранили под надуманным предлогом, а на работу в институт философии меня не берут ни в Киеве, ни в Москве. И причина этого в том, что возрождение рационалистического мировоззрения с его признанием единой истины и с вытекающими отсюда обязательствами для каждого, не нужно и обременительно как для философских, так и политических властей, ибо помешает им ловить рыбку в мутной воде. Остается надеяться только на то, что нарастающая угроза самому существованию человечества, которая, без возрождения рационалистического мировоззрения, с неизбежностью реализуется, преодолеет необузданный эгоизм властей всех мастей. Впрочем, не только властей, но и остального народа. Ибо, какой народ, такова и власть. Но произойдет ли это своевременно, это вопрос.

Понравился материал?
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:

Интернет-газета КОНТИНЕНТ на Facebook Интернет-газета КОНТИНЕНТ ВКонтакте Интернет-газета КОНТИНЕНТ в Одноклассниках
Яндекс.Метрика