Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная | Аналитика | Таможенные тарифы – инструмент возрождения и возвращения промышленного производства в США

Таможенные тарифы – инструмент возрождения и возвращения промышленного производства в США

Напомню, что в период предвыборной президентской гонки 2016 года, одним из главных лозунгов тогда еще кандидата в президенты Дональда Трампа был – «снова сделать Америку великой». Для этого необходимо обеспечить эффективное сочетания глобализации и протекционизма, естественно, с учетом соблюдения определенной сбалансированности этих направлений развития мировой экономики. При этом отметим, что как только избранный президент Дональд Трамп приступил к реализации данных им обещаний, началась оголтелая критика со стороны представителей Демократической партии в федеральных и штатских органах власти и “так называемой элиты”, которая при предыдущих президентах привыкла к тому, что окружение “играет короля”, т.е. он принимает решения только с ее подачи и согласия.

Поэтому, как только 8 марта 2018 года президентом Д. Трампом был подписан указ о введении с 23 марта с.г. новых тарифов на сталь и алюминий, увеличенных соответственно на 25% и 10%, более чем 100 членов Конгресса направили ему письмо с призывам отказаться от введения тарифов и сосредоточить усилия на нейтрализации действий тех стран, кто использует нечестные приемы в конкурентной борьбе, прежде всего Китая.

Заметим, что Китай занимает только 11-е место в ряду экспортеров стали и алюминия в США. Кроме того, как пишет Сальвадоре Бабонес в National Review: «Мир производит гараздо больше стали и алюминия, чем нужно. Глобальная встряска неизбежна и каждая страна хочет, чтобы ее собственные отрасли выжили. Поэтому пошлины Д. Трампа прямо, но эффективно подводят черту под двадцатью годами ползучего отступления». В докладе американского министерства обороны указывается, что «Систематическое использование недобросовестной торговой практики для преднамеренного размывания нашей инновационной и производственной промышленной базы создает риск для нашей национальной безопасности». Противники экономической решений Дональда Трампа по увеличению тарифов ссылаются на мнение Нобелевского лауреата по экономике Милтона Фридмана, который доказывал, что тарифные войны всегда играют отрицательную роль для потребителей конечной продукции. Они полагают, что в США пострадавшими от тарифных войн окажутся рядовые американцы. Известный американский экономист – Пол Кругман, лауреат Нобелевской премии по экономике – один из идеологов глобализации мировой экономики пишет в газете The New York Times: «Мы не можем выиграть торговую войну. Цикл ответных мер сократил бы общую мировую торговлю, сделав мир в целом, в том числе Америку – гораздо беднее. Это было бы очень разрушительно. Мы живем в эпоху глобальных цепочек поставок: почти все, кто производит что-либо в Америке (и везде), используют ресурсы, производимые в других странах. Сами по себе эти пошлины не так уж значимы. Но если они окажутся знаком того, как будет выглядеть будущая политика, они, действительно очень плохие». Однако, критики, принимаемых президентом решений, умалчивают многочисленные факты, согласно которым Америку обкладывали высокими тарифами десятилетиями, и ни одна Администрация до Трампа даже не пыталась предпринимать реальных ответных мер. Общеизвестно, что с момента создания ЕС началась глобальная тарифная война против американской промышленности. Сегодня мир летает на американских и европейских самолетах, ездит на японских и немецких автомобилях, поэтому противники повышения тарифов уверены, что действия президента Дональда Трампа могут нанести ущерб международной экономической стабильности.

В то же время следует отметить, что многие эксперты признают – существующая международная торговая система в лице World Trade Organization (WTO) является устаревшей и несовершенной. В ней имеются лазейка, например, “national security” – разрешающая странам по своему усмотрению облагать товары тарифами, что является неприемлемым. Члены WTO должны избегать использовать подобные лазейки, потому что это может привести к коллапсу в торговых отношениях. Дональд Трамп считает, что торговая война – это хорошо и ее легко можно выиграть. Однако исследователи The Brooking Institution and Cornell University утверждают, что манипулирование тарифами может нанести существенный удар по американскому торговому дефициту с Китаем и другими торговыми партнерами, которые будут так же увеличить тарифы, выравнивая свой объем импорта из США.

Современные объемы импорта стали и алюминия ослабляют экономику США и являются угрозой закрытия предприятий этой отрасли. «За время, прошедшее от Буша-старшего, страна потеряла 55 тысяч сталелитейных заводов, шесть миллионов производственных рабочих мест и накопила торговый дефицит более чем 12 млрд. долларов. Только в прошлом (2017 году) мы имели торговый дефицит равный почти 800 млрд. долларов», – написал Дональд Трамп в своем Твиттере. На совместной пресс-конференции с премьер-министром Швеции Ч. Левеном в Белом доме американский президент утверждал: «Мы не можем потерять свою сталелитейную и алюминиевую промышленность. Если в стране нет стали, то нет и страны».

Следует подчеркнуть, что сталелитейная и алюминиевая промышленность США обеспечивают только 70% потребности в стали и алюминии, которые необходимы стране. При этом, нужды американской военной промышленности в этих металлах составляют только 3% в мирное время. В своих действиях по повышению тарифов на сталь и алюминий со стороны Дональда Трампа не было проявлений волюнтаризма. Он воспользовался разделом 232 Закона о расширенной торговле, принятого в 1962 году (The Trade Expansion Act), который разрешает президенту США изменять или вводить новые тарифы для укрепления национальной безопасности.

Ведущими поставщиками стали и алюминия на американский рынок являются: Канада, Мексика, Южная Корея, ЕС, Бразилия, Россия и Турция. От указанных тарифов пока освобождаются только Мексика и Канада. С ними ведутся переговоры о пересмотре условий соглашения по свободной торговле в Северной Америке (NAFTA), подписанного в 1994 году при президенте Билле Клинтоне. Дональд Трамп считает этот договор «катастрофой». Новое соглашение должно сократить торговый дефицит США с Мексикой и возвратить в США утраченные ранее производственные рабочие места. Мировая практика состоит в том, что страны, имеющие высокий рост экономики, защищают себя высокими тарифами. С 2008 по 2017 гг., по данным Всемирного банка, рост экономики и тарифов составил в Китае 8,2% и 9,92%, в Индии – 7% и 13,9%, в Южной Корее – 3% и 13,9%, в США – 1,4% и 3,48%). В 2016 году средний мировой тариф был равен – 7%. При этом самый высокий тариф был на продовольствие – 23%, а самый низкий на топливо – 3%. Питер Наварро – руководитель Управления торговли и производственной политики Белого дома заявил: «У нас самые низкие тарифы в мире и самые низкие нетарифные барьеры. И что мы получаем за это? Каждый год мы получаем дефицит торгового баланса в одну вторую триллиона долларов. Это означает, что наше богатства перетекает в другие страны, а наши рабочие места и наши заводы уничтожаются. Все, чего мы добиваемся – это справедливой и взаимовыгодной торговли». Некоторые эксперты полагают, что повышение тарифов на сталь и алюминий может нанести ущерб ряду штатов США. По их оценкам, тарифы могут способствовать созданию 33 тысяч новых рабочих мест на предприятиях, связанных с производством или использованием стали и алюминия, но одновременно могут привести к сокращению 173 тысяч рабочих мест в разных отраслях экономики. Например, Китай, который является одним из крупнейших торговых партнеров США, уже составил список из 128 товаров на общую сумму в 50 млрд. долларов. На эти товары будут увеличены тарифы на 25%.

В результате от тарифной войны пострадают производители: миндаля, арахиса, вин в штате Калифорния, которые потеряют в торговле с Китаем – 16,4 млрд. долларов. Кроме того, Калифорния сильно зависит от инвестиций из Китая, которые составляют около 16 млрд. в год. Так же отметим, что Китай покупает в США на 14 млрд. долларов в год соевых бобов, производимых в штатах Среднего Запада. США – самый большой и самый прибыльный торговый рынок в мире. Поэтому многие производства в зарубежных странах нацелены на американский рынок. Роберту Азеведу – бразильский дипломат, возглавляющий Всемирную торговую организацию (ВТО) выразил опасения, что протекционистская Америка поставила под угрозу глобальное восстановление экономики после рецессии: «Сейчас мы видим гораздо более высокий риск возникновения эскалации торговых барьеров во всем мире. Мы не можем игнорировать этот риск, и я призываю все стороны внимательно рассмотреть эту ситуацию. Как только мы начнем движение по этому пути, будет очень сложно изменить направление». США и Евросоюз, начиная с июня 2013 года, ведут сложные переговоры с целью объединить свои рынки в Зону свободной торговли, заключив соглашение о Трансатлантическом торговом и инвестиционном партнерстве. Объединение двух крупнейших экономик мира призвано упразднить все ограничения в торговле по обе стороны Атлантического океана. В результате будет переформатирована экономическая система мира, что поможет Европе и США противостоять нарастающей промышленной мощи Китая и других стран Азии. Вспомните общеизвестную шутку: Если на товарной этикетке не написано “made in China”, то это подделка.

В современных условиях оборот товаров и услуг между США и ЕС составляет около 2 млрд. евро в день, и в этом процессе задействовано около 15 млн. человек по обе стороны атлантического океана. Согласно прогнозным расчетам экспертов, после заключения Трансатлантического соглашения американская экономика будет дополнительно получать около 90 млрд. евро в год, а европейская порядка 120 млрд. евро. Кроме того, ожидается создание значительного количества новых рабочих мест в США – 750 тысяч, в ЕС – не менее – 400 тысяч. Важная проблема соглашения – упорядочение таможенных пошлин. Например, около 8% стоимости американского автомобиля в ЕС составляют налоговые пошлины, а еще более 25% – разные нетарифные ограничения. Дополнительные трудности в достижении договоренности создает государственный протекционизм.

Например, Франция категорически не согласна отмерять льготы для своего кинематографа, боясь конкуренции с Голливудом, Италия требует защитить национальные торговые марки наподобие пармезана и не допускать на европейский рынок «дешевые американские подделки» под этими названиями.

Переговоры между США и ЕС идут очень сложно. Стороны никак не могут договориться по целому ряду вопросов: по стандартам качества пищевых продуктов, защите национальных производителей, расширению прав частного бизнеса. США в свою очередь при осуществлении государственных закупок исповедуют правило «покупай американское» и не заинтересовано допускать к ним конкурентов. Острым вопросом считается договор об инвестиционном партнерстве и защите прав инвесторов, который планируется заключить в рамках соглашения. Он предусматривает значительное расширение прав транснациональных корпораций – вплоть до возможности влияния на национальное законодательство стран. В результате Еврокомиссия официально приостановила переговоры о защите прав инвесторов. Если ничего не менять, то, по оценкам экспертов, в ближайшие годы 90% мирового потребительского спроса будут обеспечивать неевропейские страны. Поэтому США и ЕС необходимо объединяться и идти на радикальные преобразования. Отвечая на критику со стороны руководителей ЕС, президент Дональд Трамп написал в своем Твиттере: «Если они откажутся от своих ужасных барьеров и тарифов на товары из США, то мы откажемся от наших тарифов».

Введенные тарифы на сталь и алюминий вынуждают Канаду и Мексику ускорить переговоры по улучшению для США торговых условий NAFTA. В свою очередь руководители ЕС заявили о своей готовности к торговым переговорам с США по тарифам в торговле. Евросоюз предлагает США взять на себя экспорт нефти и природного газа в Европу в рамках Трансатлантического торгового соглашения. По мнению экспертов, этот договор преследует скорее политические, чем экономические цели – снизить зависимость ЕС от России, которая является основным поставщиком энергоресурсов в Европу. Кроме того, политики и эксперты США и ЕС широко обсуждают необходимость противостояния быстро набирающего финансово-экономические и промышленно-производственные обороты Китаю и созданию надежных механизмов защиты западных стран от дешевого экспорта из Азии.

Промышленность – результат науки, техники и искусства, которых она в свою очередь поддерживает и развивает. Британский профессор Александр Кинг считает: «Первая промышленная революция состояла в замене мускульной силы рабочих паровыми, а позже электрическими машинами. Вторая промышленная революция состоит в превращении умственного труда в машинные, компьютерные и информационные системы». По мнению профессора политологии парижского института Science Po Томаса Геноле: «Глобализм имеет положительные последствия, но также увеличивает нестабильность и неравенство». Поэтому, правительства всех стран, а не только большой семерки пытаются исправить ситуацию в интересах своих граждан, используя методы протекционизма.

В деле возвращения промышленного производства в США президентом Дональдом Трампом проводится эффективная таможенная политика. Она предполагает стимулирование тех отраслей промышленности, для развития которых есть благоприятные условия в стране. Приоритет должен быть отдан тем отраслям промышленности, которые выпускают товары широкого потребления. По заключению ряда экспертов, на стадии зарождения и формирования промышленного производства пошлины должны составлять порядка 40-60% от стоимости поступающих из-за рубежа товаров. В дальнейшем для поддержания уже существующей развитой промышленности они могут быть снижены до 20-30%. Без промышленного производства ни одна национальная экономика не достигнет успехов в росте благосостояния всего населения, а также интеллектуального, социального, нравственного и политического развития. Страну, обменивающую свои сырьевые ресурсы, на промышленные товары, производимые в других странах, можно сравнить с человеком «без головы», который опирается на чужие мозги и руки. Таможенные тарифы – это эффективный инструмент возрождения и возвращения промышленного производства в США, а не средство развязывания торговых войн в мировой экономике.

Александр Шабсис, PhD

Понравился материал?
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:

Интернет-газета КОНТИНЕНТ на Facebook Интернет-газета КОНТИНЕНТ ВКонтакте Интернет-газета КОНТИНЕНТ в Одноклассниках
Яндекс.Метрика