Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная / Аналитика / Тайный союз меча и бюджета

Тайный союз меча и бюджета

Так часто бывает: вроде делает человек хорошее и важное дело, а выходит у него сплошь какая-то дремучая бессмыслица, самопиар да бюрократия. Какие-нибудь кремлевские молодежки: разве неправильно выступать за здоровый образ жизни, соблюдение правил дорожного движения, любовь к своей стране и прочая, прочая. Вот только «за все хорошее против всего плохого» они выступают так, что любому человеку,  получившему хоть какое-то образование, немедля хочется сказать, вослед Бродскому, «если этот против, то я за».

Павел Астахов  Фото: Дмитрий Азаров/Коммерсантъ
Павел Астахов Фото: Дмитрий Азаров/Коммерсантъ

Примерно те же чувства вызывает и активность детского омбудсмена, а в прошлом известного телеадвоката Павла Астахова. Накануне он давал большую пресс-конференцию о своей деятельности, а сегодня уже поступили материалы с его рабочей встречи с президентом Путиным. И ровно то же, что с условными «Нашими»: большое и сложное дело человек делает, но как он об этом говорит, лучше бы молчал и не высовывался.

«За три года, что существует институт Уполномоченного по правам ребёнка и я в этой должности нахожусь, нам, на мой взгляд, удалось выстроить систему, создать независимый институт, и не только как контрольный орган, но во многом аналитический орган», — отчитывается Астахов перед Путиным и хочется услышать, что же сделано такого этим органом. Количество сирот сокращается, сказал Астахов, правда, в чем тут результат его с коллегами работы не пояснил, да и цифр, что подозрительно, не озвучил.

Да впрочем, что же там подозрительного: по данным Минобразования (которое, в отличие от Астахова проблемой в целом занимается, а не только скандальными случаями и разовыми проверками), число сирот снижается потому, что детей меньше бросают, а государство меньше сирот находит. Если в 2007 году государство поставило на учет примерно 125 тысяч сирот (ранее были еще более высокие показатели), то к 2011 число брошенных родителями детей составило уже примерно 82 тысячи человек. Это примерно соответствует результату 1993 года — меньше сирот органы опеки не выявляли в России за последние 20 лет — и на 10 процентов ниже 2010 года. Результат хороший, вот только при чем тут Астахов?

Правильно — он вообще-то не очень при чем. Тут и демографическая ситуация (сегодня подростками являются те, кто был рожден во второй половине 90-х, а их в принципе не очень много), относительно неплохая экономическая ситуация, повышение ответственности граждан по отношению к процессу планирования семьи, изменение системы работы органов опеки и еще множество факторов, на которые детский омбудсмен ну никак не влияет. Хотя бы потому, что его функционал — это проводить проверки и по их итогам требовать устранения нарушений. Ну плюс готовить аналитические бумажки по его поляне.

А главный результат деятельности Астахова, как можно понять из его отчета, — это формирование аппарата, с этого он и начал разговор с президентом: «Когда я пришёл на эту должность, у нас практически не было уполномоченных вообще в Российской Федерации, сегодня их 83 во всех регионах». То есть не «мы спасли столько-то детей от насилия и унижения» (спасли же наверняка), а «мы создали сотню бюрократических позиций» — это первый и, стало быть, наиболее важный с точки главного омбудсмена результат результат его деятельности.

Оно и верно: в остальной его деятельности главному детскому омбудсмену как-то в последнее время не фортит : не успеет он поднять на щит очередного замученного какими-нибудь очередными «пиндосами» или нашими согражданами ребенка, как выходит натуральный провал. То мальчика в Америке не умучили вовсе (а Астахов уже успел объявить джихад), то девочку никто из маршрутки не высаживал, а она просто соврала (а Астахов уже мысленно повесил медаль за спасение), то очередная финская «вакханалия» оборачивается…. кхм… не к чести омбудсмена, потому как есть и люди, что и впрямь готовы в ситуации разбираться.

Или настырные журналисты вдруг начинают допрашивать, почему это главный поборник запрета на «экспорт детей» (это у нас так политики иностранное усыновление окрестили) отправил жену рожать во Францию, на что следует ответ «я не мог рисковать». Мотивация Астахова-отца понятна и простительна, как и мотивация Железняка-отца и сотен других российских чиновников и политиков, что не желают связывать своих детей с отечественной системой образования и здравоохранения (к чести наших врачей и преподавателей надо сказать, что это все-таки перебор — можно у нас и получше, чем в вашей Ницее и Швейцарии найти, но это кому как). А вот мотивацию омбудсмена-патриота тут понять и простить совершенно невозможно. «Да Вы, батенька, лицемер и пройдоха», — ну как-то так, если только.

Павел Астахов с женой Светланой
Павел Астахов с женой Светланой

Делает Астахов, впрочем, дело важное и нужное, но многое ему в системе призрения нашей не нравится, на что и жаловался он президенту. Не хватает ему, например, самостоятельности и от губернаторов, и от уполномоченного по правам человека Владимира Лукина. Если переводить с бюрократического на русский, ему не хватает собственных полномочий и, соответственно, бюджета. А для совершенствования защиты детей надо проводить «всесоюзные совещания руководителей детских домов».

И самое главное — целых 19 ведомств защитой сирот занимается, надо бы создать единый орган. Надо, по мысли Астахова, «создать либо Президентский совет по делам семьи и детей, либо межведомственную комиссию. Но межведомственная комиссия у нас была уже, два года я её возглавлял, в принципе мы всё равно пришли к тому, что единый орган необходим (то есть комиссия и совет — это все-таки не годится, Полит.ру). Поэтому и идёт такая волна критики, что сегодня я должен отвечать за всё: и за недоработки Минздрава, Минобра, прокуратуры. Я готов брать на себя это, но…», — в переводе «дайте полномочий и денег лично мне», опять-таки.

И тут Путин Астахова прервал: «то, что мы должны совершенствовать инструменты этой работы, это очевидно. Вопрос, как это сделать: нужно ли создавать дополнительные бюрократические структуры или не нужно – вот это нужно обсудить, конечно. И с общественностью обсудить, и в профессиональном сообществе». Тут тоже требуется перевод: Путин ответил, как любит повторять Владимир Владимирович всяким западным критикам и разнообразным оппозиционерам, «не дождетесь». Так что быть Астахову главным пропагандистом детского счастья в наших краях, а работой с детьми будут покамест заниматься другие люди.

 

Михаил Захаров
polit.ru

 

Понравился материал?
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:

Интернет-газета КОНТИНЕНТ на Facebook Интернет-газета КОНТИНЕНТ ВКонтакте Интернет-газета КОНТИНЕНТ в Одноклассниках
Яндекс.Метрика