Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная / Аналитика / Тайны сухумского двора

Тайны сухумского двора

Тайны сухумского двораВнеочередные выборы президента Абхазии состоятся 24 августа – так постановил парламент частично признанной республики после ухода в отставку Александра Анкваба. Строго говоря, последний был фактически свергнут с президентского поста политическими оппонентами во главе с бывшим вице-президентом Раулем Хаджимба, давно и безрезультатно пытавшимся стать первым лицом Абхазии. Анквабу, который заявил о силовом захвате власти, пришлось отказаться от «трона», дабы не доводить дело до серьезного гражданского противостояния.

Теперь на вакантное место претендуют четыре кандидата – пятый был забракован из-за незнания литературного абхазского языка, владение которым считается необходимым для кандидата в президенты. Таким образом, в предвыбрной гонке принимают участие упомянутый Хаджимба, кандидатура которого выдвинута Координационным советом оппозиционных партий и общественных организаций; Аслан Бжания – и. о. председателя Службы госбезопасности; Мераб Кишмария – и. о. министра обороны; Леонид Дзапшба – экс-министр внутренних дел.

По данным председателя Центризбиркома Абхазии Батала Табагуа, численность избирателей в республике составляет 132 861 человек. Их было бы на 25  тысяч больше, если бы новая абхазская власть не исключила из избирательных списков грузин, компактно проживающих в Гальском районе Абхазии у границы с Грузией. Как сообщил Табагуа на пресс-конференции, в Гальском районе избирательные округа, возможно, вообще не будут открыты.

Официально причиной лишения грузин права на участие в  выборах ЦИК называет наличие у них, помимо абхазских, грузинских паспортов. Абхазские документы, утверждают в МВД республики, грузины получили по рекомендации комиссий, созданных при администрациях районов, в которых они проживают, что противоречит закону.

Но абхазский парламент почему-то «спохватился» в аккурат перед свержением Анкваба, то есть предстоящей необходимостью проведения внеочередных выборов.  При этом почему-то начисто было «забыто» апрельское постановление того же парламента,  в соответствии с которым с 1 января 2015 года начнется выдача новых, то есть «законных»  паспортов гражданина Абхазии.  А граждане Грузии, которые проживают на территории Абхазии и не смогут, либо не пожелают отказаться от грузинского гражданства, получат вид на жительство.

На деле же вышло иначе – грузинам просто запретили голосовать. Соответственно, возникает вопрос легитимности и прежних выборов, и предстоящих, и вообще лишения грузин права голоса. Но, вероятно, такие «мелочи» нынешнее промежуточное руководство Абхазии не волнуют: главное – результат. А он, если бы грузин допустили к голосованию, был бы не в пользу рвущегося к власти Хаджимба. Ведь грузины, скорее, проголосовали бы за  Бжания, считающегося человеком, приближенным к Анквабу. Или за Кишмария.

Зато избирательные участки откроются в Москве, Черкесске и в Турции – в последней, по разным данным, проживает от трехсот до четырехсот тысяч абхазов, то есть в разы больше, чем в самой Абхазии. Правда, почти все они являются гражданами Турции, но в Сухуме этим не смущены: опять же, главное – результат выборов, то есть недопущение до власти никакого, кроме Хаджимба и его людей.

Но кто есть Хаджимба? Он считается преемником ныне покойного президента Абхазии Владислава Ардзинба – при нем нынешний кандидат в президенты сделал блестящую, по местным меркам,  карьеру. Но когда после смерти Ардзинба в Абхазии состоялись президентские выборы, их выиграл Сергей Багапш – ныне тоже покойный. Хаджимба и его окружение с результатом выборов не согласились, и республика оказалась перед угрозой гражданской войны. Чтобы «погасить» гнев Хаджимба, ему было предложено вице-президентство.

Но Багапш скончался, и Хаджимба вновь не повезло – его обошел Анкваб. Не исключено, что сейчас Хаджимба дождался своего «звездного часа»: во-первых, он избавился от голосов не симпатизирующего ему грузинского населения; во вторых, как говорят, его поддерживает Россия.

Впрочем, ни одного из кандидатов в президенты и ни одного из прошлых президентов Абхазии нельзя заподозрить в политическом антагонизме к России. Напротив, все они – пророссийские политики, которым Москва помогла отвоевать Абхазию от Грузии. Однако степень зависимости от России и дальнейшее развитие республики каждый из них видел по-разному.

Также по-разному они относились к правам грузин. В частности, оставшееся в Абхазии грузинское население Багапшом и Анквабом не особенно притеснялось. Более того, едва ли не главной претензией оппозиции к Анквабу была раздача грузинам абхазских паспортов и то,  что «он пошел по пути, не согласованному с Москвой». Таким образом, оппозиция  дискредитировала Анкваба в глазах российской власти, и, вероятно, убедила ее в своей безоговорочной преданности Москве.

Словом, Хаджимба, снискавший себе имидж героя во время свержения Анкваба и верного слуги Москвы, скорее всего, выборы выиграет. Но если бы Бжания и Кишмария объединились, то есть баллотировались вместе на пост президента и вице-президента, можно было бы с большой долей вероятности прогнозировать второй тур — даже в условиях лишения грузин права голоса.

А пока кандидаты в президенты дают предвыборные обещания, мало чем отличающиеся друг от друга. Население республики их слышало неоднократно, и если бы они были выполнены хотя бы наполовину  за два десятилетия де-факто независимости, «Страна души» уже бы жила куда как лучше при помощи российских миллиардов и собственных усилий.

Но за последние два с половиной года российская помощь сильно сократилась, а Абхазия так и не научилась самостоятельно зарабатывать деньги и хотя бы частично содержать себя. Так, в 2012 году Абхазия получила из российского бюджета около 5 миллиардов рублей,  в то время как в последующие годы – в разы меньше. И тут абхазы вспомнили о проекте восстановления сквозного железнодорожного сообщения по территории республики из России в Грузию и далее в Армению – раньше сухумские власти выступали категорически против этого проекта.

В частности, «Апсныпресс» приводит мнение кандидата в президенты Аслана Бжания, в соответствии с которым Абхазия должна не только поддержать идею сквозного железнодорожного сообщения, но и «активно продвигать данный проект во взаимодействии с Россией и Арменией». «Для меня очевидно, что если через нас транзитом пойдут грузы из России, Армении, Ирана и той же Грузии, то мы получим целый ряд выгодных позиций», — сказал он.

«Позиции» эти, по его словам, состоят «во-первых, в получении дополнительных поступлений в бюджет в виде транзитных платежей, во-вторых, в возможности нам самим пользоваться данным международным транспортным коридором, и в создании новых рабочих мест».

Что же касается политических дивидендов, Бжания полагает, что статус транзитной страны означает «признание нас всеми государствами-участниками торгово-экономических отношений, завязанных на эту дорогу. Во-вторых, у страны-транзитера значительно усиливаются переговорные позиции во взаимоотношениях с потребителями транзита по различным вопросам».

При этом, говорит кандидат в президенты, » вопрос правового статуса Абхазской железной дороги не обсуждаем – она является собственностью государства, и данный проект не должен нести угрозу безопасности государства».

С ожидаемыми Бжания политическими дивидендами можно, конечно, серьезно поспорить. Скорее, с открытием дороги Абхазия получит некоторые экономические выгоды, но не гарантии устойчивого экономического развития. Таковые отсутствуют хотя бы потому, что Абхазия – частично признанное государство, да и то – условно. Например, в отличие от Косово, которое признали более 100 государств-членов ООН, Абхазию признали всего четыре страны, включая Россию, и надежд на их увеличение пока нет.

А это, как минимум, означает отсутствие внешней инвестиционной активности, без которой экономическое положение Абхазии не улучшится — разве что подсобят Россия и Турция, если ее гражданам позволят приобретать здесь недвижимость.

Словом, выборы, хоть и карикатурные, со смехотворным количеством избирателей и поспешным избавлением от электората оппонентов  – не за горами, а проблем и противоречий в Абхазии – масса. И если основной претендент на пост президента Хаджимба находится сейчас в эйфории  (шутка ли свалить такую «глыбу», как Анкваб),  для него очень скоро настанут будни, не предвещающие ничего хорошего.

Во-первых, отказом большому, по местным масштабам, количеству коренных жителей в праве участия в выборах Хаджимба и иже с ним создали на перспективу  серьезную напряженность на востоке Абхазии. Ее легко можно было избежать, поскольку грузины вполне мирно вели себя и не создавали проблем абхазам. Что же касается голосов на выборах, часть их вполне могла отойти Хаджимба, если бы он изменил тактику и не стал притеснять грузинское население.

Во-вторых, будущему президенту Абхазии придется учесть, что в маленькой республике перевороты происходят чаще и проще, чем в больших странах, и кредит доверия к первым лицам (а, по сути, к кланам, которые управляют малыми территориями), исчерпывается быстрее, чем в больших странах.

В-третьих, оппоненты упрекали Анкваба в вертикализации власти, что означает неотложную необходимость выстраивания горизонтальных отношений с гармонизацией всех ветвей власти. Но способна ли на это маленькая,  частично признанная мандариновая республика, в которой, повторимся, кланы решают все, а народу охота денег и демократии.

Но где взять деньги? Раньше, при СССР, Абхазия процветала за счет туризма и поставок на огромный рынок единой страны цитрусов, чая и орехов – фактически, конкурентов по указанной номенклатуре товаров у нее не было. Теперь же в Россию, которая является для Абхазии главным рынком сбыта, цитрусы и чай везут отовсюду, где они растут, и дефицита на российском рынке нет. Соответственно, абхазскую продукцию приходится сбывать за копейки.

Что же касается туризма, завял и он. Во-первых, Абхазия долго воевала, и туристическую инфраструктуру так и не довели до приемлемого уровня. Во-вторых, на территории Абхазии расположены российские военные базы. В -третьих: в отличие от советских времен, россиянам уже есть куда податься на морской отдых – дешевле, комфортнее и безопаснее слетать в Турцию, чем в нестабильную Абхазию .

Что же до желанной демократии, в столь микроскопических кавказских республиках, она невозможна по определению — опять же в силу борьбы кланов, которую пытаются выдать за двухпартийность или даже за многопартийность.

Ирина Джорбенадзе
rosbalt.ru

Понравился материал?
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:

Интернет-газета КОНТИНЕНТ на Facebook Интернет-газета КОНТИНЕНТ ВКонтакте Интернет-газета КОНТИНЕНТ в Одноклассниках
Яндекс.Метрика