Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная / Общество / Cтроительство на костях

Cтроительство на костях

На месте одного из старейших еврейских кладбищ Вильнюса будет возведен Конференц-центр стоимостью $25 млн.

По данным российской статистики, ещё до Первой мировой войны в Вильно проживало около 200 тысяч человек, примерно сорок процентов которых составляли евреи, более тридцати процентов — поляки, и около двадцати процентов — русские, остальные представляли собой немногочисленные литовское, белорусское, немецкое и татарское меньшинства. [1] 

В 1919 году победившие стороны созвали мирную конференцию в Париже. Её цель — составить карту послевоенной Европы. Когда возник вопрос о статусе Вильно, литовцы законной исторической столицей независимой Литвы объявили Вильнюс; поляки отвергли их заявление в связи с культурной и лингвистической близостью Вильно Польше. Советский режим, будучи в дипломатической изоляции, отреагировал так: хотя Вильно – и часть России, большевики готовы поделиться им с угнетенными народами (в основном, крестьянами) литовского и белорусского происхождения. Никто не спросил или не захотел услышать, что Вильно значил для евреев. [2]

Пролог

Летом 1935 года муниципальные власти Вильно, который вскоре оказался под властью Польши, объявили, что на месте старейшего еврейского кладбища Вильно построят стадион. [3] В то время могилы и надгробья таких великих людей, как рав Менахем Маннес Хаес (ум. 1636), один из первых главных раввинов Вильно; рав Моше Ривкес (ум. 1671), автор «Be’er Ha-Golah», классических комментариев к «Шулхан Арух»; рав Шломо Залман (ум. 1788)., младший брат рава Хаима из Воложина и любимый ученик Виленского Гаона; рав Элиягу Бен Шломо, Виленский Гаон (ум. 1797); и рав Авраам Данциг (ум. 1820), автор «Haye Adam», дайджеста практических еврейских законов, стояли во всей своей красе вместе с несколькими тысячами могил еврейских мужчин, женщин и детей, которые жили и умерли в Вильно в период между 1592 и 1831 гг. [4]

Надпись на надгробии р. Менахема Маннеса Хайеса (ум. 1636), выгравированная на стене памятника, крайнего слева, на старом еврейском кладбище Вильно
Надпись на надгробии р. Менахема Маннеса Хайеса (ум. 1636), выгравированная на стене памятника, крайнего слева, на старом еврейском кладбище Вильно
Могила р. Шломо Залмана (ум. 1788), младшего брата р. Хаима из Воложина
Могила р. Шломо Залмана (ум. 1788), младшего брата р. Хаима из Воложина
Могила р. Элиягу Бен Шломо (ум. 1797), Виленского Гаона, вверху справа
Могила р. Элиягу Бен Шломо (ум. 1797), Виленского Гаона, вверху справа
Надгробная надпись на могиле р. Авраама Данцига (ум. 1820), в центре
Надгробная надпись на могиле р. Авраама Данцига (ум. 1820), в центре

Раввин Хаим Ойзер Гродзенский, духовный лидер виленского еврейства, выдающийся толкователь Торы, ходатайствовал от имени виленского и всемирного еврейства. Он ясно дал понять, что нет такого осквернения еврейского кладбища, с которым бы смирилась еврейская община. Когда муниципальные власти сообщили ему, что в соответствии с законодательством, действовавшим в то время, любое кладбище, которое не используется в течение ста лет и более (старое еврейское кладбище в Вильно было закрыто в 1831 году из-за недостатка места), может быть снесено по решению правительства, рав Хаим Ойзер не пошёл на попятную и сообщил властям, что еврейский закон запрещает осквернение любого еврейского кладбища, независимо от того, используется или не используется оно в настоящее время. Кроме того, р. Хаим Ойзер заявил властям, что еврейская община ни в коем случае не согласится с аморальными требованиями муниципального правительства. Тогда власти попытались пойти на компромисс; они были готовы сохранить нетронутой часть кладбища, где похоронены знаменитые раввины, если еврейская община позволит правительству снести остатки кладбища с захоронениями обычных людей — мужчин, женщин и детей. Раввин Хаим Ойзер отверг всякие компромиссы и развернул нескончаемую, мирового значения кампанию по лоббированию, пытаясь убедить правительственных чиновников в необходимости отмены своего указа. [5]

Р. Хаим Ойзер Гродзенский (1939 год)
Р. Хаим Ойзер Гродзенский (1939 год)

Когда несколько раввинов Палестины, почувствовав серьезность ситуации, опубликовали заявление, призывающее эксгумировать захоронение Виленского Гаона, чтобы перевезти его останки на Святую Землю, р. Хаим Ойзер возмутился и выступил резко против. Ради попустительства эксгумации, ради передачи останков известных раввинов, пояснил р. Хаим Ойзер, оставшаяся часть кладбища будет подвергнута полному уничтожению. Кроме того, это создаст прецедент для всех правительств в Европе — просто передать останки знаменитых раввинов с еврейских кладбищ, и тогда евреи согласятся отказаться от оставшейся части кладбища [6].

Благодаря мудрой и непримиримой позиции р. Хаима Ойзера и его неусыпному контролю, стадион на старом еврейском кладбище так и не был построен [7].

Р. Хаим Ойзер умер 9 августа [5 Av], 1940 [8] в Вильно, и теперь уже можно сказать, что, возможно, у мирового еврейства никогда не будет столь мудрого лидера, который так талантливо и так изящно соединил в себе мастерство толкователя Торы, практическую смекалку и неколебимую приверженность к распространению и защите еврейских ценностей — с глубокой и неиссякаемой верностью своему народу, своим евреям — как живым, так и умершим, – при любых, даже самых невероятных обстоятельствах.

I. Заявление Фаины Куклянски, председателя еврейской общины Литвы,

Вильнюс, 15 августа 2015 года [9] 

Вопреки публикации Jerusalem Post, в которой предполагается худшее («Вспышка гнева над литовским Дворцом спорта», Сэм Сокол, 11 августа 2015 г.), сегодня существует удивительный консенсус в Вильнюсе: мол-де, место бывшего кладбища Шнипишкес и могилы должны быть под защитой. По этому вопросу правительство Литвы, Литовская еврейская община, которую я возглавляю, Комитет по охране еврейских кладбищ в Европе (CPJCE), который представляет галахический орган всей Европы на кладбищах, — все согласны. 

Внимание теперь сосредоточено на заброшенном Дворце спорта советского времени, который частично стоит на останках кладбища и в его нынешнем статусе является основном местом сбора для художников граффити и алкоголиков. Правительство справедливо хочет перепрофилировать здание и превратить его в центр для проведения конференций и культурных мероприятий. Так как само здание было отнесено к объектам архитектурного наследия, никакие существенные структурные изменения не возможны, но интерьер будет отремонтирован. В окрестностях будет разбит мемориальный парк с табличками, на которых будет написано о некоторых из самых известных захороненных там людей. 

Есть соглашение между правительством Литвы и CPJCE, датированное 2009 г., в отношении места кладбища. Даже если всё – только в стадии планирования, и лишь несколько месяцев прошло с момента начала строительства, в результате недавних переговоров было достигнуто понимание необходимости реконструировать бывший Дворец спорта. CPJCE взялась обеспечить надзор раввинов и проконтролировать, чтобы в ходе работ не случилось галахических нарушений. Правительство, в свою очередь, согласилось ограничить виды деятельности в восстановленном центре, с тем чтобы они соответствовали специфике места. 

Если всё так и будет, можно торжествовать, ведь это и пример другим правительствам, как нужно решать подобные проблемы по сохранению еврейских кладбищ и мест массовых захоронений жертв Холокоста. 

Так о чём раздаются «сердитые голоса» в вашей истории, и с чем связано возмущение, мол-де, продолжается «осквернение»? 

Без сомнения, некоторые критики просто плохо информированы, и это более полное объяснение их успокоит. Но, к сожалению, есть и другие, которые действительно лучше владеют информацией, но они используют факт для достижения своих личных целей и выражения своего недовольства. Некоторые конкурируют с CPJCE, и, хотя публично они никогда не критиковали знаменитого раввина Эльякима Шлезингера, председателя этой организации, они делают вид, что не знают о его причастности к ней. Возможно, еще более разрушительна роль в этом всём бывшего раввина нашей общины Хаима Бурштейна. Контракт с ним был недавно расторгнут — он провел больше времени за рубежом в связи с его личным бизнесом, чем обслуживал наших евреев здесь, в Литве, — и поэтому он распространяет эти истории для того, чтобы уязвить меня. Мне больно это говорить, но ваши читатели должны знать правду. 

Как гордая литовка, имеющая честь возглавлять небольшую, но сплочённую еврейскую общину, я много раз за последние десятилетия принимала участие в отстаивании интересов общины, в том числе в оказании давления на литовское правительство с целью вернуть былую еврейскую собственность и оказании давления на литовцев, чтобы те не искажали историю эры Холокоста. Эти проблемы не решены, но мы успешно ведём дело. Как ни парадоксально, при том, что мы, литовские лидеры, чётко понимаем, что случилось тогда, у нас есть соплеменники, которые отказываются видеть то, что происходит сегодня. 

Фаина Куклянски

III. Ответ председателю еврейской общины Литвы

15 августа 2015 года Фаина Куклянски, председатель Литовской еврейской общины, выступила с заявлением о планах литовского правительства построить Конференц-центр, который обойдётся в $25,000,000 и будет профинансирован в значительной степени за счет Программы структурных фондов Европейского Союза, в центре Вильнюса на месте старейшего еврейского кладбища – содержащего захоронения 16-19 вв. – в районе старого Вильнюса Шнипишкес (на идиш: Шнипишок).

В первом пункте заявления Фаина Куклянски уверяет всех заинтересованных в том, что «сайт бывшего кладбище Шнипишкес и его могилы должны быть защищены». Её уверенность, однако, является не более чем пустым звуком — ведь дальше становится очевидным, что она полностью поддерживает идею строительства Конференц-центра на захоронениях еврейского кладбища. [10]

Г-жа Куклянски пишет о «заброшенном Дворце спорта советской эпохи, который частично стоит на костях кладбища». Создается впечатление, что, возможно, пристройки ко Дворцу спорта советской эпохи или его наружная стена стоят на месте кладбища. На самом же деле Дворец спорта расположен прямо в центре старого еврейского кладбища. [11]

Дворец спорта советской эпохи в Вильно, как он выглядит в наши дни. Построен на месте старого еврейского кладбища
Дворец спорта советской эпохи в Вильно, как он выглядит в наши дни. Построен на месте старого еврейского кладбища

Г-жа Куклянски продолжает: «Так как здание [т.е. Дворец спорта советской эпохи] само по себе является объектом архитектурного наследия, никакие изменения невозможны». В самом деле? Именно в советский период все надгробия были целенаправленно удалены с кладбища в период между 1948 и 1955 гг., и именно в советский период Дворец спорта был построен на костях тысяч вильнюсских евреев. [12] Тогда кто объявил Дворец спорта советской эпохи объектом архитектурного наследия? Если Советы, то какое отношение это имеет к независимой Литве? Если, однако, так решила независимая Литва, то отмена этого решения давно назрела. В самом деле, правительству Литвы следует признать еврейское кладбище Шнипишкес местом наследия еврейской общины Вильнюса с 16-19 вв. Нельзя оправдывать и увековечивать осквернение еврейского кладбища. То, что ЕС поддерживает такое нецелевое использование средств – не что иное, как скандал. Конечно, есть достаточно других мест вокруг Вильнюса для строительства Конференц-центра, его можно построить там, а не прямо в историческом месте, каким является единственное, самое важное еврейское кладбище в Литве и одно из самых важных во всей Европе.

Г-жа Куклянски называет тех, кто не согласен с ней, «просто неосведомленными» или не желающими знать. Она и не подозревает, что строительство Конференц-центра на еврейском кладбище – не просто чашка чая. Боюсь, это госпожа Куклянски на знает о том, сколько тысяч могил остались на кладбище, как часто в последние годы на кладбище всплывают кости, и как, несмотря на договорённости с литовским правительством, целых два здания были построены в последние годы на останках кладбища [14]. Действительно ли она верит, – как она утверждает, — что строительство Конференц-центра, на которое уйдёт $ 25,000,000, не будет включать раскопки за пределами новых границ Дворца спорта советской эпохи? Действительно ли она верит, — как она утверждает — что виды деятельности в восстановленном центре будут соответствовать характеру места? Интересно, кто это «просто не информирован»?

Фаина Куклянски пишет: «Если всё так и будет, можно торжествовать, ведь это и пример другим правительствам, как нужно решать подобные проблемы по сохранению еврейских кладбищ и мест массовых захоронений жертв Холокоста».

Народы Восточной Европы, вы должны знать! Если вы хотите, чтобы уважали и защищали еврейские кладбища, воспользуйтесь опытом Вильнюса. Сначала снимите и уничтожьте все еврейские надгробия, а потом выкопайте, где это возможно, и уничтожьте останки тех, кто там похоронен. Затем постройте Дворец спорта или Конференц-центр на месте еврейского кладбища! Убедитесь, что новые постройки обозначены как места архитектурного наследия – тогда они не могут быть демонтированы. Теперь можно торжествовать: еврейские кладбища сохранены и защищены в самом лучшем виде.

Фаину Куклянски можно поздравить с тем, что она взяла на себя ответственность за «небольшую, но крепкую еврейскую общину». К сожалению, она не упоминает о том, что несколько уважаемых членов этой общины выразили озабоченность и были оскорблены решением о строительстве Конференц-центра на еврейском кладбище. [15] Но есть и другая проблема. Фаина Куклянски слишком всё упрощает, думая, что «маленькая и крепкая еврейская община» в Вильнюсе – лишь её избирательный округ. Еврейские кладбища Вильнюса принадлежат не только Вильнюсу и его еврейской общине. Духовные, а также генетические потомки тысяч мужчин и женщин, похороненных на еврейских кладбищах Шнипишкес и Зареча, живут по всему миру. Они помнят своих предков, изучают их труды, зачастую следуют их учениям и должны иметь право молиться на могилах своих близких на кладбище, не оскверненном Конференц-центром.

Фаине Куклянски не мешало бы взвесить последствия прецедента. Оказывая поддержку строительству Конференц-центра на старом еврейском кладбище, она подвергает угрозе каждое еврейское кладбище в Европе и, возможно, в других местах. Правда, она утверждает, что опирается на постановление раввинов по CPJCE в Лондоне. Уважаемые раввины во всем мире, однако, высказались как один против строительства Конференц-центра на старом еврейском кладбище. Так думают и ведущие галахические органы власти в Израиле [16] и в США [17], и действующий глава великой иешивы, когда-то украшавшей Литву, которую из-за Холокоста и советских репрессий пришлось переселить в другое место [18]. Было бы хорого, если бы Фаина Куклянски помнила, как поступил её предшественник в Вильно до Второй мировой войны, рабби Хаим Ойзер Гродзенский. Он не позволил польскому правительству осквернить настоящее еврейское кладбище, именно то, которое вот-вот будет осквернено литовским правительством с ее одобрения.

Сид Лейман, почётный профессор еврейской истории и литературы,
Бруклинский колледж
Источник

13 сентября 2015 г.
эрев Рош а-Шана 5776

Перевод: Наталья Голованова, «МЗ»
Оригинал и ссылки – здесь
Понравился материал?
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:

Интернет-газета КОНТИНЕНТ на Facebook Интернет-газета КОНТИНЕНТ ВКонтакте Интернет-газета КОНТИНЕНТ в Одноклассниках
Яндекс.Метрика