Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная / Аналитика / Странное дело Йонатана Хейло

Странное дело Йонатана Хейло

Странное дело Йонатана Хейло1 декабря Верховный суд приступил к рассмотрению апелляции Йонатана Хейло, приговоренного к 20 годам тюремного заключения за убийство Ярона Эйлина. К этому дню 48 депутатов кнессета, видных юристов и общественных деятелей уже поставили подписи под петицией к Верховному суду с просьбой смягчить приговор. В защиту Хейло выступила также феминистская правозащитная организация «Ахоти», помогающая женщинам – жертвам сексуального насилия.

По оценкам юристов, рассмотрение этой апелляции станет одним из важнейших процессов 2014 года, и решение Верховного суда, безусловно, войдет в историю. А потому все перипетии этой необычной и, вместе с тем, по мнению многих, весьма показательной истории заслуживают подробного рассказа.

Несостоявшийся «висяк»

Тело Ярона Эйлина с размозженной головой было найдено в мае 2010 года на одном из нижних этажей автостоянки торгового центра. Судя по запекшейся крови, орудием убийства стал валявшийся неподалеку камень. Увы, при жизни покойника никак нельзя было назвать нравственным человеком: в архиве полиции за Эйлиным значилось несколько грабежей, изнасилований и избиений. И это только те преступления, о которых стало известно правоохранительным органам. Учитывая, что Ярон Эйлин был выходцем из Эфиопии и жил в нетанийском квартале Кирьят-Нордау, жители которого крайне редко обращаются в полицию, совершенных им правонарушений могло быть куда больше.

Самое неприятное для полицейских заключалось в том, что ни одной ниточки, которая позволила бы выйти на преступника, не нашлось. На оружии убийства были обнаружены следы ДНК и отпечатки пальцев нескольких человек, ни один из которых не значился в архиве полиции, на автостоянке было так натоптано, что определить, какой из следов обуви принадлежал убийце, тоже не представлялось возможным, а желать смерти Эйлину могли десятки людей…

После первого отчета криминалистов следователи сошлись во мнении, что на расследование этого дела могут уйти месяцы, если не годы, и не факт, что в итоге удастся найти убийцу. Поэтому можете представить себе удивление полицейских, когда через три часа после обнаружения трупа в участок пришел молодой человек, сказал, что его зовут Йонатан Хейло и что это он убил Ярона Эйлина.

Хейло тогда было 23 года, но выглядел он лет на 17-18, не больше. Оглядев его щуплую фигуру и вспомнив, каким высоким и крепким был Эйлин, полицейский усмехнулся и посоветовал посетителю идти домой и не морочить ему голову.

«Но это действительно я убил Ярона Эйлина, почему вы мне не верите?!» – повторил Хейло.

Так началось расследование этого дела, завершившееся в итоге обвинительным приговором.

Картина маслом

На самом деле полная картина этого преступления стала ясна только в зале суда. В ходе следствия Хейло рассказал, что Эйлин постоянно шантажировал его и вымогал деньги, угрожая в случае отказа искалечить или даже убить. Речь шла о тысячах шекелей, которые Хейло зарабатывал в поте лица своего. Когда Эйлин в очередной раз потребовал тысячу шекелей, Хейло решил его убить.

Однако в ходе процесса, под давлением своего адвоката Алона Айзенберга, Хейло не то чтобы изменил версию, но существенно дополнил ее. Он рассказал, что Эйлин не только вымогал у него деньги, но и два раза изнасиловал его. В день убийства Хейло сидел в пиццерии торгового центра Кирьят-Нордау, когда туда вошел Эйлин. Увидев Хейло, он сел к нему за столик и заявил, что решил «оштрафовать» его на тысячу шекелей, затем прошептал на ухо, что хочет его еще раз «поиметь», и велел следовать за ним на автостоянку – якобы решать «денежные вопросы».

На пустынной автостоянке Эйлин расстегнул ширинку, вытащил пенис и велел Хейло «готовиться», а затем повернулся к нему спиной, чтобы облегчиться… И в этот момент Хейло бросился на него сзади и стал душить. В какой-то момент тело Эйлина обмякло, и он без сознания повалился на землю. Заметив валявшийся неподалеку камень, Хейло с размаху ударил им Эйлина по голове и направился к выходу со стоянки.

– Ты хотел, чтобы он умер? – спросил один из судей после этого признания.

– В тот момент я ни о чем не думал и ничего не хотел, я просто сделал то, что сделал. Но если говорить в общем, то да, после того что он со мной сделал, я хотел, чтобы он умер.

Надо заметить, что рассказ об изнасиловании изобиловал такими подробностями, что судьи в него сразу поверили. Поверили они и в то, что Хейло не планировал убивать Эйлина, а действовал спонтанно, то есть его преступление не носило предумышленный характер. Именно поэтому Йонатан Хейло был приговорен к 20 годам тюрьмы (максимальное наказание за непредумышленное убийство) и огромному штрафу в пользу семьи убитого. Признать действия Йонатана Хейло самообороной, чтобы избежать нового изнасилования, судьи категорически отказались. По их мнению, непосредственной угрозы изнасилования не было, а Эйлин мог расстегнуть брюки только для того чтобы справить малую нужду. Убийство, по мнению судей, было совершено из мести, причем из мести за вымогательство, а не за изнасилования.

«Поведение подсудимого при совершении преступления было совершенно неадекватным, – говорится в обосновании приговора. – Нормальный человек, став жертвой сексуального преступления, обратился бы в полицию, но Хейло этого не сделал. Если он боялся повторного изнасилования, то зачем пошел с Эйлиным на пустую автостоянку? Если и в самом деле имела место попытка изнасилования, почему он не попытался сбежать, а предпочел напасть на насильника? Если после того как он стал душить Эйлина, тот потерял сознание, почему он не поспешил уйти, а нанес смертельный удар камнем?».

Все эти вопросы звучат вроде бы вполне логично, но только в том случае, если вы не знакомы с тайнами жизни квартала Кирьят-Нордау. Сегодня в Нетании проживают 10 тысяч выходцев из Эфиопии, причем большинство – именно в этом квартале. По словам полицейских, представители эфиопской общины стараются не связываться с «белым» населением, но внутри нее процветают насилие, рэкет, наркомания и алкоголизм. Безопасность здесь гарантируется прежде всего семьей: чем больше семья, тем легче ей защитить каждого своего члена от вымогательств, нападений местных хулиганов и прочих опасностей. Йонатан Хейло был беззащитен – будучи сиротой, он воспитывался старшей сестрой.

Одним из самых страшных грехов в Кирьят-Нордау считается жалоба в полицию. Каждый человек и его семья должны решать свои проблемы собственными силами, гласит неписаный кодекс квартала, а тот, кто обращается в полицию, становится изгоем, с которым можно делать все, что угодно.

Йонатан Хейло объяснил свое нежелание обращаться в полицию, а также частичное утаивание правды на допросах, тем, что у выходцев из Эфиопии нет большего позора для мужчины, чем стать жертвой содомии. Это клеймо на всю жизнь, отмыться от которого невозможно.

Сестра Йонатана подтверждает это.

– Я была в ужасе, когда узнала, что на самом деле с ним произошло, и от того, что он в этом признался, – говорит она. – У нас это можно между мужчиной и женщиной, но чтоб такое произошло между мужчиной и мужчиной – этого нет. А если все же происходит, такой мужчина уже не считается полноценным. Теперь даже если Йонатан выйдет из тюрьмы, он не сможет вернуться домой и вообще в общину. Для всех он теперь хуже прокаженного. Ни одна эфиопская девушка за него никогда не выйдет замуж…

Однако есть и другое объяснение происшедшему.

Комплекс жертвы

Одна из подписавших петицию в защиту Йонатана Хейло – депутат Михаль Розин (МЕРЕЦ), бывшая до своего избрания в кнессет зам. гендиректора Центра помощи женщинам, пострадавшим от сексуального насилия.

– Решение суда кажется мне несправедливым еще и потому, что в нем не учтены ни особенности мировоззрения и образа жизни эфиопской общины, ни психология жертвы насилия, – объясняет она. – Между тем, давно известно: следствием травмы от сексуального насилия становится то, что при повторной встрече с насильником жертва ведет себя словно парализованная и начинает покорно выполнять приказы насильника. Я не думаю, что в этом смысле есть большая разница между женщинами и мужчинами. И если мужчина стал жертвой сексуального насилия, он должен иметь те же права, что и женщина, и относиться к нему нужно точно так же. К сожалению, несмотря на то, что мы создали для судей специальные курсы, где их знакомят с психологическими и прочими проблемами, которые могут возникнуть у жертв сексуального насилия, это, как видим, пока не сильно помогает.

Аналогичной позиции придерживаются и активистки феминистского движения «Ахоти». По их мнению, если бы Йонатан Хейло был женщиной, приговор суда был бы иным.

– Судьи говорят, что поведение Хейло нельзя назвать поведением нормального человека, и это правда, так как жертва изнасилования не может считаться нормальным человеком и от нее не следует ждать рационального поведения. Да и если говорить с точки зрения нормальной логики, когда Йонатан Хейло должен был начать защищаться, чтобы его действия были признаны необходимой самообороной? В тот момент, когда насильник начал действовать? В любом случае 20 лет за преступление при подобных обстоятельствах – это чрезмерно! – убеждена одна из создательниц амуты «Ахоти» Сапир Слуцкер-Амран.

Она также напоминает, что Кармела Бухбут, убившая издевавшегося над ней мужа, была приговорена окружным судом к 7 годам тюремного заключения, но Верховный суд сократил ей наказание до 3 лет. Шахар Хадар и Шуки Басо, убившие своих отцов за издевательства над матерьми и сестрами, в итоге получили по 10 лет тюрьмы. Преступление Йонатана Хейло, по мнению Слуцкер-Амран, – из того же ряда.

С этим мнением полностью солидарен адвокат Алон Айзенберг.

– Попытки судей игнорировать факт изнасилования, их отрицание того, что мой подзащитный стоял перед угрозой нового насилия, не выдерживают критики, – говорит он. – Представим, что моего подзащитного зовут не Йонатан, а Дана. Дана, всего два дня назад ставшая жертвой изнасилования, встречает насильника в кафе. Тот требует от нее тысячу шекелей, а затем говорит ей на ухо, что снова хочет «отыметь» ее, затем велит ей вместе с ним идти на пустую автостоянку и там расстегивает брюки… Неужели у судей были бы какие-то сомнения, что Дане угрожало новое изнасилование и что у нее не было права оказывать сопротивление насильнику вплоть до его убийства?!

Завкафедрой уголовных преступлений и криминологии Академического центра юриспруденции и менеджмента проф. Боаз Санджо, также подписавший петицию, говорит, что не все в этом деле столь однозначно, но приговор в любом случае явно слишком строг. С учетом обстоятельств дела, поясняет профессор, наказание должно выражаться однозначной, а не двузначной цифрой и, разумеется, ни о какой компенсации семье убитого бандита и насильника не может быть и речи.

Но дело, повторю, не только в Йонатане Хейло, который, кстати, за время заключения уже предпринимал несколько попыток самоубийства…

Безымянные жертвы

По данным социологических опросов, каждый шестой мужчина в Израиле хотя бы раз в жизни – как правило, в детстве или в юности – становился объектом сексуальных домогательств или жертвой сексуального насилия. Это поистине страшная цифра. При этом лишь очень немногие из жертв обращались в полицию, а большинство открытых по данному поводу дел были закрыты под тем или иным предлогом, хотя, опять-таки, если бы речь шла о жалобах, поданных женщинами, насильники наверняка оказались бы на скамье подсудимых, а затем и за решеткой.

Почему и полиция, и прокуратура, и суд столь терпимо относятся к сексуальным преступлениям против мужчин – это отдельный, причем очень болезненный вопрос, на который ни у кого нет однозначного ответа. Однако правозащитники правы, когда говорят, что на данном этапе следует в первую очередь не ответы эти искать, а добиться того, чтобы правоохранительная система при рассмотрении подобных дел подходила к пострадавшим от насилия мужчинам с теми же мерками, что и к женщинам. В этом смысле дело Йонатана Хейло может стать показательным, своего рода лакмусовой бумажкой, демонстрирующей, готов ли Верховный суд страны к такому подходу.

В заключение отметим, что нет ничего нового под солнцем: в еврейском праве в прошлом довольно часто рассматривались дела, напоминающие дело Хейло.

В талмудическом трактате «Сангедрин», к примеру, разбираются сразу три подобных случаях, и вывод из их разбора следует однозначный: если мужчина убил нечестивца, намеревавшегося вступить с ним «в отношения», он не подлежит наказанию.

Трактат «Бава кама» идет в этом смысле еще дальше, он утверждает: если еврей видит, что некий злодей пытается изнасиловать другого еврея, его прямой долг – вмешаться и предотвратить такое злодеяние с помощью силы. Если при этом злодей будет убит, убийца не подлежит наказанию.

РАМБАМ в своих комментариях к этим законам делает целый ряд оговорок. Например, по его мнению, убийца насильника освобождается от наказания лишь в том случае, если перед этим потребовал от насильника прекратить преследовать жертву и предупредил, что не намерен допустить совершения преступления. Но в целом РАМБАМ считает позицию мудрецов Талмуда последовательной и верной. Кто знает, может, нам хотя бы иногда все же стоит прислушиваться к мнению предков?..

Ян Смилянский, «Новости недели» – «Континент»

Понравился материал?
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:

Интернет-газета КОНТИНЕНТ на Facebook Интернет-газета КОНТИНЕНТ ВКонтакте Интернет-газета КОНТИНЕНТ в Одноклассниках
Яндекс.Метрика