Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная | Культура | Илья Абель | Сток-шоу и маски-шоу

Илья Абель | Сток-шоу и маски-шоу

Официальной причиной перехода Андрея Малахова с Первого канала на «Россию» было объявлено то, что он не может сработаться с новым продюсером передачи «Пусть говорят». Будто бы энергичная дама-продюсер хотела повернуть популярное ток-шоу в политическое русло. Само по себе это не больше, чем блеф, как минимум. И потому, что ведущий обязан выполнять требования продюсера, которого назначило начальство. И потому, что в выпусках «Пусть говорят» напрямую о политике никогда не говорилось, хотя как идеологический подтекст, как ракурс она, естественно, присутствовала во всех передачах. И не только Первого канала. Да и политики в чистом виде здесь и без того хватает, чтобы из-за нее переформатировать рейтинговое шоу.

Теперь оказалось, что дело в другом. То есть, то, что с ток-шоу стало после ухода Андрея Малахова, стало очевидной деградацией, так сказать, сток-шоу, продажей залежалой информации по сниженным ценам.

Так, уже больше десятка передач посвящено бывшей жене Джигарханяна, ставшей, как выходит из рекорда для книги  соответствующей, главной отрицательной персоной России. Будто все остальные представители бомонда белые и пушистые, как детские игрушки. Третий месяц раскручивается одна и та же история, в которой все заметнее чувствуется как антисемитский подтекст, так и заказ. Формальная логика доказывает, что, если бы что-то серьезное действительно было бы за Виталиной Цымбалюк-Романовской, то давно бы завели на нее не одно уголовное дело. Но их нет, а ложь есть. По принципу – я свидетель, а что случилось. Присутствующие в студии Первого канала обвиняют женщину во всем, что только можно. Она и такая, и сякая, ничего не доказывая с фактами в руках.

И вот думается, ведь рано или поздно прорвется все же, на что хочется надеяться, надутый пузырь лжи, и как будут отмываться те, кто с умным видом с студии выдвигали самые невероятные обвинения. И не только на Первом канале. Вот, например, соседка по подъезду дома, где живет не Виталина, а предыдущая жена артиста, играющего теперь за кадром в своем театре, говорит такую фразу, став после двух передач звездой новостей: Даже в Мэрии знали, что Виталина и ее родители – сайентологи! Ну, это как? Народ таких слов-то не знает. Это про Тома Круза можно сказать с уверенностью, но говорится про бывшую жену Джигарханяна с таким апломбом, что кажется, что речь идет о страшном, просто ужасном преступлении.

То есть, речь идет о том, что врать на всю страну можно безнаказанно и по сценарию.

А на том же канале, но уже в передаче «На самом деле» несколько другая история. (До того Дмитрий Шепелев, потерявший гражданскую жену, певицу Жанну Фриске, вызывал сочувствие. А теперь, после всей шумихи с деньгами благотворительного фонда, собранного для лечения артистки, выступает как разоблачитель чужой лжи. Вот интересно, почему бы не рассказать подробно со счетами, как про Виталину, куда и на что пошли деньги, собранные всем миром, собственно говоря. Но не до того. С Виталиной разделались, взялись за ее представителя. И снова заказ и антисемитский подтекст.)

Так вот, в передачах, которые ведет Дмитрий Шепелев, появляются участники в масках, которые на правах как бы анонимности рассказывают о тех или иных вроде бы неприглядных сторонах все тех же двух названных выше женщин.

Помилуйте, о какой анонимности на телевидении можно говорить? Они проходят оформление пропусков не в масках, а по паспорту, также проходят и в студию. А самое главное, анонимный свидетель может быть по отечественному законодательству только в суде. И при этом, предполагается, что она подписывает документ о своей ответственности за собственные показания. Телестудия – не зал судебного заседания. Сомневаюсь, чтобы кто-то подписывал документ об ответственности за сказанное. Как и в том, что ему после передачи гарантируют сохранение анонимности.

А если так, то можно надеть маску на любого человека и слушать слова, которые ему кто-то написал для развития интриги в сценарной разработке той или иной темы.

Казалось бы, все очевидно – ложь, ложь и еще раз ложь.

И все же думается, что все не так просто, как видится в первом взгляде на развивающуюся тенденцию.

Судебные процессы самого последнего времени в России показывают, что обвинение может быть не обязательно доказательным, что свидетельские показания не удостоверяются в режиме судебного прения, а сами процессы становятся показательными и вызывающие все новые и новые вопросы о качестве судопроизводства в стране.

В таком случае, зададимся чуть ли ни риторическим вопросом: а может быть, россиян готовят к тому, что правду в том или ином случае вовсе не обязательно доказывать, а можно верить просто на слово: судьи, прокурора, свидетеля, анонимного или нет?

В таком случае, чем становится или будет становиться суд? Ответ очевиден – вариантом ток-шоу, как на телевидении, где правы только режиссер и ведущий, а все остальные участники, как и все зрители, статисты, которые безоговорочно принимают навязываемую опять точку зрения на конкретного персонажа, как будто речь идет не о реальном человеке, а об образе врага, о том, кого надо изначально ненавидеть, приписывая ему все возможные пороки.

И для политических ток-шоу подобный прием очень удачным оказывается. Скажут, что американцы и европейцы плохие, значит, так и есть. И по-другому быть не может.

Хорошая, однако, перспектива, простая и ясная, как в совковом прошлом, которое слишком явно возвращается в настоящее, становясь и будущим, что все заметнее и заметнее не только по телевещанию, но и по тому, что есть наши будни и праздники.

Илья Абель

Понравился материал?
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:

Интернет-газета КОНТИНЕНТ на Facebook Интернет-газета КОНТИНЕНТ ВКонтакте Интернет-газета КОНТИНЕНТ в Одноклассниках
Яндекс.Метрика