Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная / Аналитика / Сноуден и «фабрика теней»

Сноуден и «фабрика теней»

Джеймс Бэмфорд: «Я не думаю, что в нынешних условиях Агентство национальной безопасности возможно контролировать».

 

Джеймс Бэмфорд
Джеймс Бэмфорд

Действия бывшего подрядчика Агентства национальной безопасности США Эдварда Сноудена, который обнародовал информацию о деятельности своего бывшего работодателя, привели к серии скандалов как в США, так и на международной арене. Впервые за почти три десятилетия АНБ, которое на протяжении всего периода своего существования старалось избегать публичности, оказалось объектом критики.

Об АНБ известно относительно немного: это ведомство занимается электронной разведкой и защитой электронных коммуникаций США, в том числе — криптографией и криптоанализом. Штаб-квартира АНБ находится в штате Мэриленд, между Вашингтоном и Балтимором. Точное число сотрудников агентства неизвестно: оно оценивается в 30-40 тысяч человек. Стоит добавить, что английскую аббревиатуру АНБ — NSA — принято расшифровывать как No Such Agency (Нет такого агентства) или Never Say Anything (Никогда и ничего не говори).

Джеймс Бэмфорд (James Bamford) — американский журналист, специализирующийся на деятельности спецслужб. Он опубликовал первую в истории книгу об АНБ — «Дворец загадок» (The Puzzle Palace) вышла из печати в 1982 году. За ней последовали в 2001 году — «Совокупность секретов» (Body of Secrets) и в 2008 году — «Фабрика теней» (The Shadow Factory: The Ultra-Secret NSA From 9/11 to The Eavesdropping on America), которая стала бестселлером.

Джеймс Бэмфорд прокомментировал историю Сноудена и нынешнее состояние АНБ корреспонденту Русской службы «Голоса Америки».

Алекс Григорьев: Насколько серьезную угрозу для АНБ составляют разоблачения Сноудена?

Джеймс Бэмфорд: Не думаю, что можно говорить об угрозе. АНБ изначально могло предполагать, что, например, террористы не могут не догадываться о том, что их переписку и переговоры могут перехватывать. Террористы, скорее всего, это понимают и знают, что АНБ может наблюдать за средствами связи, которые они используют.

На мой взгляд, намного более важно, что американское общество узнало о том, чем занимается АНБ на самом деле, и о том, чем оно должно заниматься. Но это не представляет угрозы для агентства.

А.Г.: Согласно материалам Сноудена, АНБ перехватывает сотни миллиардов телефонных звонков, электронных сообщений и т.п. Способно ли это агентство проанализировать такие невероятные объемы информации?

Д.Б.: Не думаю, что в АНБ успешно это делают. Они собирают такое количество информации, что просто не в состоянии ее обработать. Как мы видим, АНБ чаще теряет следы террористов, чем находит их. АНБ прекрасно собирает информацию, но намного хуже ее анализирует — потому что ее слишком много.

А.Г.: Сноуден не был штатным сотрудником АНБ, он был только подрядчиком. Каким образом ему удалось получить доступ к такому количеству секретных данных?

Д.Б.: У него был код доступа к большинству компьютеров в зоне, где он работал. Сноуден был системным администратором, что давало ему возможность доступа к большому объему информации. То, что он беспрепятственно пользовался этими возможностями по меньшей мере на протяжении трех месяцев и смог скопировать десятки тысяч документов, демонстрирует, что в АНБ очень плохо обстоят дела с обеспечением безопасности. АНБ не узнало об этом до тех пор, пока сам Сноуден не сообщил об этом из Гонконга.

А.Г.: Но Сноуден был далеко не первым сотрудником АНБ, который похитил секреты этой службы. К примеру, в 1960-е годы двое сотрудников АНБ бежали в СССР…

Д.Б.: В активе АНБ множество шпионских скандалов. Роберт Ханссен (высокопоставленный сотрудник ФБР, который сотрудничал с советской и российской разведкой в период с 1979 по 2001 год — А.Г.) наибольший ущерб нанес именно этому агентству — у него был доступ к соответствующей информации. Проблемы с безопасностью АНБ наблюдались на протяжении десятилетий. Были многочисленные случаи, когда доступ к секретной информации получали иностранные разведки.

А.Г.: В последнее время поступали сообщения, что о масштабах деятельности агентства не имели представления члены профильных комитетов Конгресса и даже сам президент США. Кто контролирует АНБ?

Д.Б.: Я не думаю, что в нынешних условиях АНБ возможно контролировать. Это слишком большое и самое богатое агентство, которым управляет крайне влиятельный руководитель (генерал Кейт Александер — А.Г.). Я думаю, что Барак Обама не уделял особого внимания разведывательному сообществу США. Скорее всего, он делегировал эти обязанности своим подчиненным: именно поэтому он был так удивлен, узнав, что АНБ следило за канцлером Германии.

На мой взгляд, Конгресс тоже многократно был введен АНБ в заблуждение — глава сенатского Комитета по разведке Дайан Файнстайн тоже не имела представления о том, что АНБ шпионит за Ангелой Меркель. Даже если предпринимаются попытки контроля АНБ, они запаздывают. Специальный суд — еще один контролирующий АНБ орган — как минимум три раза сообщал о том, что агентство предоставляло недостоверную информацию о своей деятельности. В последний раз АНБ удалось взять под контроль в 1975 году — во время слушаний, которые проводились комиссией Черча (была создана Сенатом США для расследования обстоятельств «Уотергейтского скандала» и анализа ситуации со спецслужбами США — А.Г.).

А.Г.: Сообщается, что АНБ перехватывало коммуникации сотен тысяч жителей США — вплоть до того, что некоторые его сотрудники шпионили за собственными любовницами. Насколько опасно это для американского общества?

Д.Б.: Для американского общества опасно иметь агентство, которое вышло из-под контроля. Потому что в распоряжении АНБ есть технологии и умение использовать прорехи в законодательстве, что дает агентству возможность доступа практически к любым личным секретам десятков миллионов людей. Контроль над этими возможностями столь слаб, что любой недобросовестный сотрудник этой спецслужбы, желающий воспользоваться ими в личных целях, способен сделать это. Вы узнали о том, что некоторых таких людей поймали на шпионстве за своими подружками — а сколько раз их не смогли поймать? АНБ не смогло поймать Эдварда Сноудена, который несколько месяцев воровал сверхсекретные документы — а сколько его коллег занимались или занимаются подобными делами?

А.Г.: Насколько активно АНБ сотрудничает со спецслужбами союзных США государств?

Д.Б.: Обмен информацией ведется активно. Что делает АНБ, когда ведет переговоры с европейскими разведывательными агентствами? Оно говорит: «Мы — крупнейшая и самая могущественная разведывательная структура в мире. Мы сотрудничаем с британцами, австралийцами, новозеландцами… Мы способны прослушивать весь мир. Мы можем предоставить эту информацию вам, в обмен на доступ к вашим внутренним коммуникациям». И этот метод работает: например, в случае с Францией, которая предоставила АНБ данные о телефонных переговорах своих граждан. Теперь европейцы расстроены, потому что оказалось, что АНБ шпионило и за ними: они считали, что АНБ будет обмениваться с ними информацией, а не шпионить.

А.Г.: Насколько успешно АНБ выполняло свою работу во время «холодной войны»?

Д.Б.: АНБ успешно следило за советскими вооруженными силами, потому что большинство этих сообщений не были защищены или зашифрованы. АНБ было намного сложнее получить доступ к информации более высокого уровня, которые были зашифрованы. Тем не менее, благодаря прослушке США имели в целом неплохое представление о том, что происходит в Советском Союзе.

А.Г.: Что вы можете сказать об имидже АНБ? Руководство ФБР традиционно уделяет большое внимание созданию позитивного имиджа своего агентства, в свою очередь, в голливудских фильмах ЦРУ чаще склонны изображать в негативном свете. Но я не припомню фильмов об АНБ…

Д.Б.: Была картина 1998 года «Враг государства» с Уиллом Смитом и Джином Хэкменом в главных ролях, где фигурировало АНБ. Вероятно, это была единственная лента такого рода. В Голливуде действительно предпочитают снимать фильмы про ЦРУ.

А.Г.: В ваших книгах собрано огромное количество данных об АНБ. Насколько сложно было получить их?

Д.Б.: Это было трудно. Я занимаюсь этой темой очень долгое время. Моя первая книга об АНБ вышла в 1982 году — задолго до появления Интернета. Потом я опубликовал еще две книги, в которых я проанализировал многие десятилетия истории этой спецслужбы. Это потребовало много работы, много исследований…

А.Г.: И как АНБ реагировало на ваши книги?

Д.Б.: После выхода первой книги они угрожали мне судебным преследованием. Когда вышла вторая книга, они приняли участие в ее презентации. А третья книга им очень не понравилась, потому что она была очень критической — в ней я писал о секретных программах прослушки и тому подобных неприятных вещах.

Алекс Григорьев, VOA

Об авторе. Алекс Григорьев специализируется на освещении вопросов международных отношений, обороны и безопасности, разведки, терроризма, ядерной тематики.  https://twitter.com/Grigusa

.
.
.

Понравился материал?
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:

Интернет-газета КОНТИНЕНТ на Facebook Интернет-газета КОНТИНЕНТ ВКонтакте Интернет-газета КОНТИНЕНТ в Одноклассниках
Яндекс.Метрика