Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная | Аналитика | Слово короля

Слово короля

В связи с тем, что король Иордании Абдалла решил аннулировать приложения к мирному договору с Израилем от 1994 года, под контроль Хашимитского королевства должны перейти два земельных участка, арендуемые Израилем. Договор об их аренде был заключен на 25 лет.

Photo copyright: Vyacheslav Argenberg. CC BY 2.0

Как только стало известно о решении иорданского монарха, израильские СМИ запестрели выражениями типа «в Иерусалиме поражены решением Аммана», «фермеры Аравы шокированы» и т.п. На самом деле причин для шока нет, а если кто-то в самом деле был потрясен, то либо от полного незнания ситуации, либо не от большого ума… Что касается фермеров сельскохозяйственного поселения (мошава) Цофар, которых произошедшее касается непосредственно, они, думаю, просто лукавят. Какие у них были основания считать, что обрабатываемая ими территория, находящаяся в 25-летней аренде у Иордании, продолжит оставаться в том же статусе, совершенно непонятно.

Чтобы понять, почему король Абдалла пошел на шаг, который, на первый взгляд, наносит удар по отношениям его государства с Израилем и что все это означает, нужен небольшой исторический экскурс…

По условиям мирного договора с Иорданией, подписанного ровно 24 года назад, два небольших участка земли – островок на реке Иордан (Наараим) на севере и сельскохозяйственные угодья возле Цофара, восточнее шоссе, ведущего по Араве в Эйлат, – оказались в 25-летней аренде у Израиля. При этом еврейское государство признало иорданский суверенитет над ними. Согласно мирному договору между двумя странами, по прошествии 24 лет любая сторона имеет право в одностороннем порядке объявить об аннулировании данного приложения, в противном случае оно будет продлено еще на четверть века. Так что формально король Абдалла имел право принять такое решение, и никакого нарушения мирного договора в целом здесь нет. Другое дело, что дружеским такой жест по отношению к Израилю никак не назовешь, но тут уж ничего не поделаешь.

В преддверии заключения мирного соглашения Хашимитское королевство имело к Израилю ряд территориальных претензий – в основном, в пустыне Арава – «на общую сумму» 400 кв. км. Часть этих претензий была очень спорной, часть – обоснованной. Основным корнем проблемы стало отсутствие точной разметки на границе в этих местах в 1949 году, после Войны за независимость, а также – из песни слова не выкинешь – элементы самозахвата с израильской стороны. В итоге львиная доля иорданских претензий была удовлетворена, причем часть их, на мой взгляд, с излишней щедростью, которую проявил лично курировавший этот договор Ицхак Рабин (в отличие от соглашения в Осло, роль министра иностранных дел Переса и его «легендарной» команды здесь была очень невелика). Однако если передача Иордании ряда небольших пустынных участков прошла абсолютно безболезненно, то с сельскохозяйственными землями возле Цофара дело обстояло иначе. Несмотря на то, что этот участок относился как раз к тем самым «самозахваченным», он был возделан и являлся важнейшим источником благосостояния местных жителей.

Бывший глава «Моссада» Эфраим а-Леви в свое время в течение многих лет был личным посланником глав правительств Израиля к королю Хусейну и даже стал его другом. В своей книге, заметная часть которой посвящена отношениям с Иорданией, а-Леви подробно описывал, как судьба будущего анклава Цофар решилась буквально за считанные минуты. Необходимо также помнить о том фоне, на котором развивались события первой половины 90-х. Уже тогда между королем Хусейном и Израилем были тесные отношения, однако они носили негласный характер. Несмотря на ряд очевидных положительных качеств Хусейна, желание маневрировать ради укрепления собственной власти заводило его иногда слишком далеко. Так, в 90-м монарх допустил грубую ошибку, став на сторону Саддама, когда тот захватил Кувейт. В результате после войны в Персидском заливе в 1991 году Иордания оказалась в сложнейшем политическом, экономическом и военном (американцы фактически прекратили поставки) положении. Заключение официального мира с Израилем сулило ей множество дивидендов, от резкого улучшения отношений с Западом до прощения долгов со стороны США и возобновления поставок оружия. Так что Хусейну формальный мирный договор с Израилем был необходим. Что касается Рабина и Билла Клинтона, для них речь шла, в первую очередь, об имиджевом успехе, а не о каких-то особых реальных дивидендах, потому что на конфиденциальном уровне израильско-иорданские отношения функционировали и так.

Чтобы как-то решить проблему Цофара, Рабин направил а-Леви к иорданскому монарху, зная о доверии и симпатии Хусейна к своему посланнику. По воспоминаниям многих политиков того времени, Хусейн был человеком неглупым и великодушным, хотя часто веровал в сложные теории заговоров. Идя на переговоры, а-Леви в душе рассчитывал, что неплохим результатом окажется хотя бы десятилетняя аренда, однако в решающий момент пошел ва-банк, делая упор на великодушие короля и его понимание того, что этим незначительным, со стратегической точки зрения, жестом, Иордания прибавит себе немало очков на переговорах с Израилем. В итоге а-Леви назвал 25-летний срок аренды и к своему удивлению, а также полному потрясению королевской свиты, присутствовавшей при беседе, он эти четверть века получил. На данном этапе, пишет а-Леви в своей книге (главой «Моссада» он стал несколько лет спустя, после неудачного покушения в Аммане на члена руководства ХАМАСа Халеда Машаля и отставки Дани Ятома, ответственного за этот громкий провал), поняв, что требовать еще больше будет неразумно, израильский посланник остановился.

Таким образом, получение этих двух участков сроком на 25 лет было на тот момент неожиданным достижением тактического характера. Тактического, потому что никакого иного значения эти небольшие территории не имеют (площадь обсуждаемых сельхозугодий в Цофаре – 1500 дунамов, а Наараим, с точки зрения сельского хозяйства, не такой уж лакомый кусок).

Тогда 25 лет казались вечностью, но, как известно, время летит быстро… Сейчас ситуация в королевстве традиционно напряженная. Это, например, непростое экономическое положение, вызванное как фундаментальными проблемами, так и наплывом беженцев из Ирака и Сирии, что не раз приводило к беспорядкам, и постоянный рост исламистских тенденций в иорданском обществе, а также традиционное противостояние привилегированного бедуинского меньшинства и палестинского большинства. На этом фоне началась довольно широкая общественная кампания против продления безвозмездной аренды. Израилю рассчитывать на то, что Абдалла решит подорвать свой авторитет и в очередной раз показать себя в качестве «прислужника сионистов», было бы просто неразумно. Более того, в последние месяцы приближенные короля явно готовили почву для такого решения, включая, например, публикацию соответствующего содержания, автором которой стал один из бывших министров иностранных дел.

Абдалла – вернее, его режим – многим обязан Израилю. По большому счету, даже фактом нахождения династии у власти. Вместе с тем, в Аммане прекрасно понимают, что формально законное аннулирование долгосрочной аренды двух небольших земельных участков сойдет им с рук. Дело в том, что отношения с Иорданией в Иерусалиме традиционно считают важнейшим позитивным фактором стратегического значения, на что есть две основные причины. Во-первых, стабильность в Иордании – это стабильность на очень протяженной границе с этой страной. Во-вторых, отношения в сфере безопасности и противостояния различным региональным вызовам, в том числе борьбе с разного рода исламистами и иранской экспансией, между двумя государствами очень тесны, хотя и на кулуарном уровне. Ну а на гласном королевский двор, осознавая массовую ненависть к Еврейскому государству в иорданском обществе, часто позволяет себе очень многое, в некоторых случаях откровенно перегибая палку. Израиль относится к такой специфической стратегии с пониманием. Иногда, на мой взгляд, излишним. Несмотря на все огромные плюсы отношений с Иорданией, однажды хорошо осведомленный о них источник сказал мне: иногда в Иерусалиме носятся с Абдаллой как с писаной торбой… Кстати, имеется здесь и экономический аспект. Причем речь идет не только о торговле с королевством, но и об использовании его как канала доступа в другие арабские страны. Вспоминается курьезный случай, когда подержанные автомобили, в прошлом принадлежавшие одной из израильских лизинговых компаний, внезапно обнаружились в большом количестве в Ираке…

Биньямин Нетаниягу уже заявил, что намерен вступить с иорданцами в переговоры о дальнейшей аренде участков, но, думаю, поезд ушел. В нынешней политической обстановке и после уже сделанных заявлений Абдалла не может позволить себе пойти на попятную. Вероятно, не помогли бы и переговоры на более раннем этапе. И это при том, что никакого практического толка от данных территорий Иордания не получит. Но имидж имеет значение везде, а Абдалле совсем не хочется терять лицо у своих подданных, ненавидящих Израиль. Возможно, король изменил бы решение, заплати Израиль за это некую высокую цену, но, на мой взгляд, плантации Цофара того не стоят. Осмелюсь спрогнозировать, что мошавники, прикидывающиеся наивными и ни о чем не подозревавшими, у которых была четверть века на подготовку альтернатив, в итоге получат компенсацию от государства, возможно, даже слишком щедрую, и на этом эпопея, начавшаяся кулуарной встречей будущего главы «Моссада» и иорданского короля 25 лет назад, завершится.

Давид ШАРП
«Новости недели»

Яндекс.Метрика