Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная / Аналитика / Сколько нужно миллионов, чтобы физики стали знаменитостями?

Сколько нужно миллионов, чтобы физики стали знаменитостями?

По данным агентства Celebrity Talent International, Морган Фримен, который вёл на прошлой неделе первую церемонию вручения Премии по фундаментальной физике, берёт от $500 до 750 тыс. за мероприятие. Джордж Клуни стоит ещё дороже, а к рэперу Jay-Z без миллиона не подойдёшь.

А самый дорогой представитель научно-технического мира — исполнительный директор Google Эрик Шмидт, с которым можно договориться всего за $100 тыс.

Прекрасное мерило ценностей современного общества, не правда ли? Нет, неправда, считает американский популяризатор науки Майкл Брукс. На самом деле никому не придёт в голову, что мы должны отказаться от учёных и оставить одних лишь звёзд кино и эстрады. Этот список говорит нам о том, что мы воспринимаем науку как должное, она нас не удивляет. В представлении обывателя учёные слиты в единую безымянную массу; мы уверены, что на деньги, выделяемые правительством и спонсорами, они по умолчанию раздвигают границы знаний, открывают двери новым технологиям и обеспечивают нас комфортным существованием, не нуждаясь ни в богатстве, ни в славе.

Ну, в каком-то смысле так оно и есть: служение науке не требует ни света рампы, ни бассейнов с шампанским. Тем не менее российский интернет-магнат Юрий Мильнер решил одарить учёных и тем и другим. Как вы помните (а забыть это невозможно), в прошлом году он учредил премию молодым физикам-теоретикам, и первыми её лауреатами стали сразу девять учёных, каждый из которых был сочтён достойным трёх миллионов американских денег. В дополнение к этому г-н Мильнер организовал шикарную церемонию в Женеве (Швейцария), на которой осыпал золотом ещё двадцать с лишним (в том числе Стивена Хокинга и семь сотрудников CERN, принимавших участие в экспериментах по обнаружению бозона Хиггса).

Точка зрения г-на Мильнера абсолютно понятна: эти люди достойны внимания не меньше (точнее, намного больше) тех, кого вы привыкли называть звёздами. Более того, поощрение самых выдающихся из них деньгами и славой привлечёт в науку больше молодёжи, от чего выиграет всё человечество.

Но выделить три миллиона долларов легко, а вот превратить учёного в знаменитость очень сложно. И дело вовсе не в том, как он выглядит, говорит, двигается… Научные работы попросту непонятны обывателю. Это вам не кино или спорт. За что, например, получил гран-при физик-теоретик Александр Маркович Поляков из Принстона? Даже та девятка прошлогодних лауреатов, которая сочла его достойным премии-2013, была едва способна сплести три членораздельные фразы на общедоступном языке, объясняющие достижения учёного. Вряд ли 67-летний г-н Поляков станет ролевой моделью для молодёжи.

Не соблюдают учёные и второе правило знаменитостей: за возможность увидеть их, пообщаться с ними не надо платить миллионы. Звезда неуловима, эксклюзивна, она живёт в другом мире, в который простому человеку нет доступа. Мимолётную встречу с ней вы будете помнить всю жизнь. По окончании церемонии г-н Фримен исчез в лучших традициях жанра, словно его и не было, но эти… эти учёные продолжали беседовать со всеми желающими, словно ничего не произошло! На следующий день многих из них можно было встретить в кафетерии ЦЕРНа в окружении школьников и аспирантов.

И самое главное, почему г-н Поляков и иже с ним никогда не станут героями масс. Они просто-напросто не служат массам. Им хочется добиться прорыва в своей области и оказаться на страницах престижного научного издания. За этим следуют уважение коллег, смотрящие в рот студенты и свобода от необходимости выискивать финансирование дальнейших исследований. Вот и всё, что им нужно.

Но г-н Брукс вовсе не желает этим сказать, что г-н Мильнер тратит деньги впустую. Лауреатов подобных премий с большей охотой приглашают выступить с публичными лекциями, на которых иногда и впрямь собираются толпы. Просто послушать этих людей, увидеть, как они общаются, — это уже чрезвычайно полезно для ломки стереотипа о социально неблагополучном учёном, ничего не видящем за пределами своей работы.

Поколению, выросшему на телесериале «Теория Большого взрыва», где высмеивается высокомерный учёный Шелдон Купер, предстоит познакомиться с теоретическими физиками, в которых поразительный интеллект сочетается с человеческим теплом, юмором и скромностью. Г-н Брукс считает, что одного этого достаточно, чтобы окупить вложения г-на Мильнера.

 

Дмитрий Целиков
Подготовлено по материалам NewScientist.
science.compulenta.ru

 

Понравился материал?
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:

Интернет-газета КОНТИНЕНТ на Facebook Интернет-газета КОНТИНЕНТ ВКонтакте Интернет-газета КОНТИНЕНТ в Одноклассниках
Яндекс.Метрика