Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная / Без политики / Юмор / Синяя борода

Синяя борода

Синяя борода

1.

Василий Якимчук щеголял синей бородой, густой-прегустой, и почти до пояса.

— Зачем такой имидж? — спрашивала его молодежь из движения «Дети Солнца». — Будто вы — Карабас Барабас, а мы ваши куклы.

Василий Марксович всплескивал харизматичными руками:

— Ничего не поделаешь!

— Сбрейте на фиг! — вскрикнула групповой лидер Виктория Кирпичева, миниатюрная блондинка со сверкающими карими глазами.

— Ага! После бритья бестия растет еще живее. Да и отлив щек в щетине синеватый, будто у жмурика.

Вика подсела к Василию, коснулась его юным горячим плечом.

— Плевать на бороду! Главное, мы под вашим руководством доказываем, что Святая Русь доминирующая сила 21-го века. Что вам посоветовать? Попробуйте пить гормональные таблетки. Или перекрасьте бороду в черный цвет.

— Спасибо, милая… — Якимчук поцеловал Вику в нежную щеку. — С такими, как вы, ребятами мы обязательно добьемся победы Солнца. Синяя борода, не спорю, конечно, нонсенс. Но ведь синий цвет украшает российский триколор. Как знать, может, это знак божий.

— Лично я полагаюсь в космический разум, — посуровела Вика.

— Не хочешь быть моим замом? — усмехнулся Василий.

— Вы чего? Секу только в оперативных вопросах. До идеологии мне еще расти и расти.

— Станешь замом по оперативным вопросам.

— Благодарю вас. Кстати, об оперативном. Батька мой, Егор Кузьмич, проживающий в Новороссийске, зовет к себе отдохнуть. А там хорошо! Обожаю подводную охоту! Осьминоги, лобаны, катраны… Махнем?

— Воды я побаиваюсь, — задумчиво пробормотал Якимчук. — Меня в детстве один мудак чуть не утопил в Клязьме.

— То когда было?! Поехали! У папки на берегу целый замок. Блин, псевдоготика!

2.

Замок у Егора Кузьмича, действительно, оказался на славу. С кирпичной крепостной стеной, узкими бойницами, рвом с крокодилами. Обстановка внутри в стиле хай-тек, скромненько и со вкусом.

— Ну, здоров, Якимчук! Вот ты какой! — батя Виктории, будто стальными тисками, сжал ему ладонь, голубые глаза его лазером пронзили сердце. — Странная у тебя борода. Дикая! Хотя в нашем чумовом мире сейчас все со странностями. Хорошо хоть борода, а не рыбий хвост.

Василий Марксович потер пальцы:

— Однако, какая у вас хватка!

— На медведя с голыми руками хожу. Я же из потомственной семьи водолазов. Видишь, косая сажень в плечах.

Да облик у папы был что надо. Под два метра. Крупная голова в густом седом бобрике. Интеллигентно большие уши. Мощный нос смутно намекал о недюжинных сексуальных силах производителя.

Вася и Вика пошли прогуляться к морю.

— Откуда у твоего отца столько бабла? — тер уязвленную ладонь Якимчук. — Зарплатой водолаза, даже почетного, не разживешься.

Вика швырнула в бирюзовую воду камешек.

— Он совладелец новороссийского порта. Один из цементных заводов тоже его.

— Бандит?

— Не без этого. Крестный отец новороссийской мафии Ара Карапетян наш кунак.

— Ты так спокойно об этом говоришь …

— Время такое. Не забалуешь.

Вика положила Якимчуку на голову на грудь:

— Если бы не твоя синяя борода, я бы в тебя влюбилась.

— Опять борода? Эх, молодежь, молодежь… В эротических играх борода пособляет. Некоторые дамы помирают со смеху.

— Экая мерзость! Не хочу знать о других. Постой! А в жены ты меня бы взял?

— Ты мне люба. Только криминальный оттенок твоего пращура меня смущает. Поддерживает ли он нынешнюю власть?

— Да он за родную вертикаль глотку перегрызет.

Василий с мукой погладил кадык:

— Ты категорична…

Вика поцеловала Васю в губы, смачно так поцеловала, с чувством.

— Ты к батьке моему еще не привык. Посиди с ним под водку-селедку. Наведи мосты.

— Ага. Завтра.

— Не получится. С утра уезжаем с ним в Краснодар. Оформлять мое наследство. Жилплощадь, акции. А ты погуляй по замку. Пропитайся его эманацией, духом. Вот подыщешь тему для задушевного разговора.

3.

Перед отбытием в столицу Кубани Егор Кузьмич протянул Якимчуку связку ключей.

— Гуляй, где хочешь. Бар на каждом этаже. Виски, ликер, наша беленькая. Холодильники забиты жратвой. Глянь на ключи. Пощупай. Видишь, самый маленький? Золотой?

— Ну?

— Он от подвальной комнаты. Умоляю тебя, туда не ходи.

— Так снимите ключ!

— Не хочу! Твоя, брат, проверка на вшивость. Пройдешь испытание, добро пожаловать в нашу семью.

— Нарожаем мал-мала деток! — поправила над ушком завиток волос Вика.

Кирпичевы уехали. Вася остался, так сказать, соло. Если, конечно, забыть о дюжине лакеев, коих, если откровенно, никто и за людей не считал.

Василий пошатался по замку. Ничего особенного. Повсюду бюсты Сократа, Пифагора, Путина, Тарантино, Менделеева, Сечина, Калигулы, Шойгу… У одного из баров хлебнул коньячка. В банке из-под монпансье обнаружил кокс. Определил это на вкус, лизнув палец. По молодости Якимчук работал в наркоконтроле. Где он только не тянул лямку.

Спустился к морю. Смачно сплюнул с пирса. От движения туловища связка ключей громыхнула.

Пойти что ль в подвал? Кто там? Растерзанные жены Егора Кузьмича? Как в сказке Перро? Хотя, стоп-стоп, синяя борода не у него.

Г-н Якимчук энергичными шагами отправился к возбраненной комнате.

4.

Он ждал чего угодно, только не это.

Семь мужиков, обросших бородами (не синими!), посажены на цепь. Стоят на четвереньках. Перед каждым помятая алюминиевая миска с сухим песьим кормом. Одна бадейка с водой. Стены бетонные. На стене плакат: «На свободу — с чистой совестью!»

— Вы отставные женихи Вики? — пробормотал Якимчук.

— Гав-гав! — раздалось со всех сторон.

А один из псов-гуманоидов встал на задние лапы, расправил грудь и, сбиваясь на собачьи модуляции, чеканно произнес:

— Мы пятая колонна!

— Быть того не может…

— Почему же? — ласково подошел к нему на четвереньках седой, что лунь, старик. — Времена нынче кризисные. Предгрозовые!

— И нам здесь нравится! — залаял пучеглазый карлик. — Только с цепью на шее ощущаешь подлинный вкус свободы.

— На свободу — с чистой совестью! — залаяли мутанты.

Пятясь сухопарым задом, Вася покинул узилище. Закрыл дверь на золотой ключик. А на нем, ей-ей, на ключике, выступила кровь. Якимчук даже лизнул ее. Кажись, человечья!

Василий кинулся отмывать ключ. Кровь не смывалась. И сода не брала, и нашатырь. Исчезнет на пару секунд, а потом вновь проступает.

— Ну как без нас отдохнул? — вечером спросил его Егор Кузьмич.

— Оттянулся в шезлонге! Внимал горловому крику чаек, — Якимчук судорожно кусал губы.

— Как апартаменты? — подмигнула Вика.

— Супер! Только персидских ковров не хватает.

— Будут! — Кузьмич сжал кулаки. — Где ключи?

— Вот…

— Ага, сукин сын! Не удержался… — Кирпичев схватил Василия за его синюю бороду.

— Папа, только без излишней жестокости, — нежно попросила Вика.

— Посажу его на цепь. У тебя, засранец, какой размер шеи?

— Откуда я знаю?!

— Как?!

— 42-ой, кажется. Перед посадкой дозвольте помолиться богу.

— Ты чего, веришь?

— Появился повод.

5.

Василий на ватных ногах поднялся в мезонин, где у него случилась ночь любви с Викой, где в красном углу висел образ Николая Чудотворца.

Быстро перекрестился и сунул руку в глубокий карман штанов.

Достал свисток.

Не простой свисток, а такой, что свистит только на слышимой овчаркам-убийцам волне.

Василий набрал полные легкие воздуха и засвистал соловьем. Эдаким соловьем для собачек.

В ближайшем перелеске (боярышник, кизил, жимолость, терновник) раздался заливистый лай.

И через пару минут в окна проклятого замка влетели спецназовцы. Еще прежде в эти самые окна запрыгнули немецкие овчарки.

Тут следует объясниться.

Василий Якимчук был человек недоверчивый. Он не доверял врагам, друзьям не доверял того паче. Именно эта ментальность ракетой вознесла его на политический Олимп, поставив во главе прокремлевского движения «Дети Солнца».

Понятно, что в этом движении была своя боевая дружина, Рембо прошедшие Чечню и Донбасс. Укомплектованные оружием по последнему слову науки и техники.

Именно эти джигиты и выскочили из колючих кустов по свистовому сигналу.

Водолаз и его дочурка были тотчас прикручены скотчем к дубовым креслам. Одна из ретивых овчарок чуть не вырвала у Егора Кузьмича с мясом кадык, еле оттащили.

Отставной водолаз хрипел. Изо рта его торчало вафельное полотенце.

Хрипела и Вика. Из медовых уст ее торчало полотенце чуть меньше и чище.

— На какого работаешь, мразь?! — крикнул Вася, обратившись к вероятному тестю.

— Вытащите кляп… — усмехнулся кривоногий татарин, увешанный оружием и орденами за необъявленные войны.

Василий выдернул.

— Я за нашу власть загрызу… — заревел благим матом Кузьмич.

Вика, с затычкой во рту, зарыдала.

Овчарки глухо заворчали.

Василий резко выдернул изо рта милой тряпку.

— А ты на кого?

— Я была приставлена самим Кремлем.

— С какого бодуна?

— За тобой присматривать.

6.

Что говорить, произошел дьявольский асинхрон. Цели одни, а вот гляди, чуть друг друга не сожрали.

— О лучшем зяте я и не мечтаю, — по-старчески продолжал плакать Кузьмич, он, после всего произошедшего, стал будто пониже ростом.

— Только при одном условии, — заиграл желваками Якимчук.

— Говори! — вскрикнула Вика.

— На свадьбе нашей будут сидеть те гуманоиды, человекопсы. Мы должны даровать им волю.

— Говно-вопрос! — вытер глаза Кузьмич. — Уверен, они уж морально перевоспитались.

— Тогда по рукам.

Вика кинулась к будущему мужу, ласково перебрала пальчиками его синюю бороду.

— Любопытно, этот колер генетически передастся нашим отпрыскам?

— Девушки не носят бород! — захохотал Кузьмич.

— А вдруг родится мальчик? — Виктория подняла левую бровь.

— Друзья мои, должен вам раскрыть маленький секрет, — ухмыльнулся Вася.

Он достал из кармана носовой платок и склянку аммиака. Протер бороду. Из синей она стала черной.

— Мама дорогая! — прошептал Кузьмич.

— Что за дела? — отшатнулась Вика.

— Ха! Именно этот цвет принес мне счастье. Напоминаю, синий колер присутствует на российском флаге.

— Не о том мы говорим, не о том! — повел плечом Кузьмич. — Побежал я в подвал, отпускать на волю пятую колонну. Надо бы им отмыться, наодеколониться, приодеться.

— Только не поддавайтесь на провокацию, — помрачнел Василий. — Человекопсы росли в цепи, рабство считают свободой. Захотят ли они освободиться от вериг?

— К бабке не ходи, не захотят. Мозговая мутация. Уговорю засранцев.

— Папа, кстати, а почему на золотом ключике проступает кровь?

— Не в курсах! Мне этот ключик подарили русские левши из Сколково.

— Миленький! Дорогой! — вскричала Вика. — Немедля сбрей эту проклятую бороду.

— А харизма?

— Не спорь с будущей женой. Тащи бритву!

Артур Кангин
kangin.ru

Понравился материал?
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:

Интернет-газета КОНТИНЕНТ на Facebook Интернет-газета КОНТИНЕНТ ВКонтакте Интернет-газета КОНТИНЕНТ в Одноклассниках

Автор: РЕДАКЦИЯ

Редакция сайта

Яндекс.Метрика