Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная / Общество / Шоу с детектором лжи

Шоу с детектором лжи

Повторим вкратце: новый телесезон российского ТВ ознаменовали премьеры передач и ведущих. Андрей Малахов ушел с Первого канала, где вел передачи «Пусть говорят» (по будням) и «Сегодня вечером» (в субботу). Теперь он на канале «Россия» ведет схожее с «Пусть говорят» ток-шоу «Андрей Малахов. Прямой Эфир» и развлекательную телеигру «Стена».

Его место в студии «Пусть говорят» занял Дмитрий Борисов, который до того периодически вел вечерние новостные выпуски программы «Время». (Заметим, что поначалу он казался чересчур интеллигентным для передачи, где обсуждают все и всех, собственно говоря, флер культуры еще остался в его облике и манере ведения передачи, но малаховские манеры раскрытия той или иной острой темы уже все заметнее.) Второй знаковой премьерой Первого канала стала программа «На самом деле», которую ведет Дмитрий Шепелев. (Вместе с Юрием Николаевым он участвовал в музыкальной программе «Достояние республики», а потом значительное время не появлялся в эфире из-за судебных и иных разборок, связанных с благотворительными средствами, собранными для лечения Жанны Фриске.)

Если Малахов начинал каждый выпуск «Пусть говорят» слоганом — мы говорим в студии о том, о чем нельзя молчать (хотя лучше бы они не затрагивали некоторых тем, делая сериалы скандального и пошлого рода порой), то Дмитрий Шепелев начинает каждый эфир «На самом деле» слоганом — в этой студии невозможно солгать. Дело в том, что каждый из участников диалога подключен к детектору лжи, так что специалист по этому оборудованию тут же или чуть позже, как прописано в сценарии, дает свое резюме — правда или ложь, что сопровождается красным или голубым цветом, заливающим потолок студии. Кроме того, за как бы судейским столом находится постоянно энергичная дама, специалист по внешним проявлениям — мимика, жесты — тех, кто отстаивает свою позицию (привет Тиму Роту с его сериалом «Обмани меня»). Третьим в жюри обычно приглашенный гость, который в теме очередного разговора.

Вроде бы соблюдены все формальности для того, чтобы как бы непредвзято выяснить разные точки зрения на один и тот же вопрос, на одну и ту же ситуацию. Но чем далее, тем более заметно, что благие намерения, если таковые вообще были, в чем в контексте ток-шоу на телевидении приходится сомневаться из-за заорганизованности эфирного времени, оказались в идеале, но на практике не столь состоятельны, как хотелось бы.

Собственно говоря, дальним заходом к премьере новой передачи с участием Дмитрия Шепелева была передача еще у Малахова, где он рассказывал, как проходил проверку на детекторе лжи. Естественно, нынешний ведущий «На самом деле» ответил на все задаваемые ему вопросы так, как нужно было для его репутации, как нового ведущего, как человека, который с чистой совестью возвращается на ТВ. Для чистоты эксперимента специалист по детектору лжи не поверил Дмитрию Шепелеву, когда он не совсем корректно, по мнению проверяющего его, ответил на не слишком существенный вопрос.

Итак, есть две стороны, которые выступают или с претензиями друг к другу, или с недоверием друг другу. И вот господин с аппаратурой и дама с ручкой и блокнотом определяют, говорят они правду или нет. Для чистоты эксперимента показывают иногда фрагменты предварительного тестирования тех, кто сидит за длинным столом на подиуме студии. На него ссылается и специалист по детектору лжи, вынуждая на публике гостей давать конкретные — положительные или отрицательные ответы.

Начнем с того, что не одно и то же — давать ответы в отдельном помещении пусть и под камерами, на запись, и то же самое делать перед десятками присутствующих в студии, а также, естественно, и десятками миллионов телезрителей. Кроме того, с каждой передачей все более явно видно, как господин и дама (которые, скажем так, знакомы, вероятнее всего по службе (!) очень хорошо) оказывают очевидное давление на тех, кто дает ответы на их вопросы. А Дмитрий Шепелев играет рядом с двумя, так сказать, почти плохими прокурорами роль, понятно, хорошего прокурора. Он вежливо разговаривает, в его глазах есть мысль и чувства, он вроде бы совершенно искренно пытается разобраться в тех или иных житейских и иных проблемах. В нем нет того всезнайства, той уверенности в собственной правоте, которая есть у господина и дамы, что обязательно сидят за столом напротив участников передачи, комментируя их ответы.

В какой-то момент происходящее напоминает аналог современной инквизиции, поскольку господин и дама не сомневаются в своих выводах. Опять же для большей достоверности камера время от времени показывает экран компьютера, на котором видны какие-то разноцветные графики, которые похожи на кардиограмму (отметим, что за экранами, которые установлены за гостями очередного выпуска «На самом деле» установлены белые экраны, на которых показывается и кардиограмма и цифры, свидетельствующие о пульсе тех, кто отвечает ведущему и его помощникам. И Дмитрий Шепелев постоянно комментирует не только то, что говорится в студии в данный момент, но и состояние тех, кто говорит сию секунду, что также оказывает психологическое воздействие на гостей студии и формирует мнение у тех зрителей, которые непосредственно реагируют на развитие диалогов в студии или перед телевизорами. Однако, при внешней, визуальной, собственно, объективности данных — цифры, графики, совершенно понятно, что есть монтаж и есть сценарий. И потому можно показывать все, что угодно, тем более, что массовый зритель в этих графиках не разбирается совсем, и потому вынужден верить специалисту по детектору лжи, как гуру.

(К слову обязательно надо сказать, что Первый канал, благодаря программе «На самом деле», перешел на, собственно говоря, безотходное производство. Так, тот или иной сюжет обсуждается у нового ведущего передачи «Пусть говорят», а потом тоже, но уже в меньшем составе участников и с привлечением соответствующих специалистов вновь обговаривается уже у Дмитрия Шепелева. К счастью, не всегда, и не сразу. Тут еще и рейтинговые вещи дают о себе знать. Так, например, в один и тот же вечер на Первом канале и на канале «Россия» шли ток-шоу, где участвовала жена актера Николая Караченцова. Не говоря уж о склоке с криминальным душком в театре и в семье Армена Джигарханяна. Первый канал занял позицию за артиста, канал «Россия» — за его вторую жену. И на разных каналах на диванах приглашенных людей нередко встречаются одни и те же, что напоминает уже дежавю само по себе и, в частности, в данном случае.

Учитывая, что речь идет не о прямом эфире, о том, что то, что для участников передачи «На самом деле» и тех, кто на публике профессионально анализирует все заметнее ангажировано поступающую информацию, которая еще купируется монтажом и забивается рекламой на пике ее, тут не стоит, как думается, искать объективность. Вероятно, таково своеобразие, такая специфика любого ток-шоу, где есть элемент не только поиска истины, а и развлекательности вместе с тем. Но пока все заметнее, о чем можно судить о новинке Первого канала в этом жанре, все больше обращает на себя внимание шоу, даже не постановка вопроса, а то извечное и однажды заданное — пусть говорят не как название, а как все тот же слоган.

Конечно, можно при желании увлекаться интерпретацией новой передачи в рамках конспирологической версии: мол, современная техника получения информации частного порядка позволяет стопроцентно узнать, где правда, а где ложь. Но, наверное, использование детектора лжи в большом количестве случаев и дорогое удовольствие само по себе. Да и вероятность ошибки при всем том тут тоже существует, поскольку человеческий фактор — от предвзятости до опыта — никто не станет опровергать. Тем не менее, ежевечерние будни стали сеансом разоблачения, как в «Мастере и Маргарите» Булгакова. Понятно, что без чертовщины и мистики, а на гребне применения техники нового поколения приборов подобного рода. Но все же как-то все это выглядит только на первый взгляд интересно. На второй — медленно по ритму и скучно, с повторами, с ненужным эстетизмом заставок и роскоши студии. И остается стойкое ощущение, что перед нами очередной пример игры в правду. Как известно, пьеса с таким названием, ставшая бестселлером в мире, хотя для четверки ее героев заканчивается печально в прямом или иносказательном смысле. К тому же, и сами участники «На самом деле» осознают, что все это не всерьез, что похоже на правду, но все же не совсем правда без обиняков. Поэтому спокойно на камеру реагируют в том случае, если их обвиняют во лжи. Главное все же в другом — здесь имитация разговора о насущном, имитация суда, как это остается в «Пусть говорят» и во всех ток-шоу Первого канала. И надо сказать, совершенно нерейтинговая: для широкого зрителя программа слишком рафинирована и интеллигентна, для вдумчивого зрителя — театральна и недобросовестна по тому, как подается очередная ее тема. И получается, что остается в сухом остатке — детектор лжи. Или как образ, или как намек. Или как предупреждение. Как кто считывает с экрана его наличие в студии главного телеканала страны, который задает тон жизни российского ТВ и всей российской жизни. Так что, выглядит его использование не то, что неубедительно, а несколько зловеще, так сказать, с черным юмором. Несомненно, не для всех и не именно так, но похоже на правду в данном истолковании. Или нет, что станет понятно совсем скоро, скажем так, в конце очередного телесезона российского телевидения.

Илья Абель

Понравился материал?
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:

Интернет-газета КОНТИНЕНТ на Facebook Интернет-газета КОНТИНЕНТ ВКонтакте Интернет-газета КОНТИНЕНТ в Одноклассниках
Яндекс.Метрика