Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная / Аналитика / Сергей Пугачев: «Я лично привел Путина к власти»

Сергей Пугачев: «Я лично привел Путина к власти»

Сергей Пугачев
Сергей Пугачев

Поздним майским вечером российский магнат и эмигрант Сергей Пугачев листал старый семейный альбом. На одной из фотографий сын Пугачева Виктор с опущенными глазами слушает, как дочь российского президента Мария Путина шепчет ему что-то на ухо. На другой второй сын Пугачева Александр стоит на деревянной винтовой лестнице в кремлевской библиотеке вместе с дочерьми Путина. Скраю видна улыбающаяся Людмила Путина, на то время еще президентская супруга.

Эти семьи были очень близки. Дочери Путина после школы часто приходили в гости в дом Пугачева из подмосковной президентской резиденции, находящейся по соседству.

Теперь, когда Пугачев живет в лондонском Челси, те запечатленные на снимках дни кажутся далеким прошлым. Но прошлое не отпускает его. До бывшего миллиардера, уехавшего из России в 2011 году, доходят слухи о том, что путинское правительство добивается его экстрадиции, намереваясь привлечь Пгачева к суду в Москве в рамках уголовного дела. Российские власти обвиняют его в хищении миллионов долларов из «Межпромбанка», в котором он был соучредителем. Он также борется против решения Высокого суда Лондона, который постановил заморозить все его активы.

За день до этого Пугачев обратился за защитой в британское контртеррористическое ведомство, обнаружив подозрительные устройства на своих автомобилях, включая тот, на котором он возит в школу троих младших детей. У Пугачева возникли опасения, что там может быть взрывчатка, хотя на этой неделе выяснилось, что это некие устройства слежения, установленные британскими частными детективами, работающими на российское государство.

В страхе за свою безопасность Пугачев уехал во Францию, нарушив постановление британского суда, которое предписывает ему не покидать страну. Высокий суд на этой неделе решал, приказать ему вернуться или нет.

Долгое время Пугачев думал, что судебную кампанию против него организовала мелкая кремлевская сошка, систематически захватывающая, как он утверждает, его бывшую бизнес-империю, которая распространяется на судостроение, энергетику и строительство. Но когда давление усилилось, он пришел к выводу, что исходить оно может только с самого верха. «Как Путин может себя вести таким образом? — возмущается Пугачев. — Я все для него сделал. Я даже сделал его президентом».

Кто-то может оспорить данное утверждение, однако понятно, что Пугачев пережил удивительное превращение из всеведущего кремлевского инсайдера в беглого эмигранта, ставшего объектом охоты. Его история это очередной пример того, что бывает с российскими олигархами, лишившимися благосклонности Кремля. С тех пор как Путин организовал арест Михаила Ходорковского в 2003 году и захватил его нефтяную империю «ЮКОС», российские суды превратились в инструмент преследования врагов Кремля и перераспределения собственности. Пугачев опасается, что британские суды сегодня невольно становятся орудием этого режима.

Придавая блеск путинской репутации

Для 52-летнего Пугачева юридические баталии носят глубоко личный характер и полны иронии. Будучи в 1990-е году уже весьма авторитетным и известным человеком, он помог Путину подняться по лестнице власти. В своих интервью Пугачев рассказывал, как действуя из-за кулис, он помогал в 1996 году переизбраться на президентский пост Борису Ельцину, а затем проложил дорогу Путину к вершине российской власти.

Пугачев всегда старался быть незаметным, но сейчас он начал рассказывать свою историю, видя, как тает его состояние, и чувствуя, что его свобода в опасности. По его словам, он был одним из самых влиятельных игроков в Кремле в то время, когда в России в конце 1990-х происходил важнейший передел власти. Однако он всегда находился в тени, будучи тактиком, наладившим тесные связи с теми, кто управлял Кремлем. Позднее эти самые люди выставят его за дверь.

Конкуренты по бизнесу говорят, что они очень сильно сомневаются в словах Пугачева. Но проведя серию интервью, проанализировав документы, фотографии и прочие материальные свидетельства, Financial Times убедилась в правдивости рассказа Пугачева о своем восхождении и головокружительном падении с вершины власти.

С точки зрения российского государственного ведомства, ведущего уголовное преследование Пугачева, у бывшего магната совсем другая жизненная история. Агентство по страхованию вкладов называет его мошенником, а опасения Пугачева за собственную безопасность — «попыткой сфабриковать оправдание для своего общепризнанного неуважение к суду». Пугачевская история о том, что он стал жертвой политической кампании, это «дымовая завеса, которая не является основанием для бегства за рубеж и сокрытия сотен миллионов фунтов стерлингов», говорит представитель Агентства по страхованию вкладов. «В нынешней атмосфере это очень привлекательная версия, которую можно всячески эксплуатировать. Но это не ответ на судебное дело против Пугачева, в котором говорится, что он мошенник и лжец».

Претензии к Пугачеву появились во время финансового кризиса. Российские власти заявляют, что он в 2008 году украл у «Межпромбанка» 28 миллиардов рублей, сделав это вскоре после того, как банк получил у Центрального банка России помощь в размере 1,2 миллиарда долларов. Агентство по страхованию вкладов обвиняет Пугачева в том, что он положил 700 миллионов долларов из этих средств на счет в швейцарском банке, принадлежащий компании, где его сын является директором. (Пугачев говорит, что это средства от отдельного коммерческого займа.) По словам близкого к агентству человека, «Межпромбанк» работал как схема Понци, выдавая новые кредиты фиктивным фирмам, чтобы расплатиться по предыдущим займам.

Пугачев настаивает на том, что он не прячет никакие средства, и что он прекратил все отношения с банком в 2001 году, когда стал сенатором и отказался от своей доли. По словам магната, захват его бизнес-империи, осуществленный под руководством Кремля, в сочетании с крупными судебными издержками практически свел на нет его состояние, которое Forbes в 2008 году оценил в два миллиарда долларов. Недавно он в одиночестве бродил по Высокому суду Лондона, где порой защищает себя сам, дабы не платить адвокатам.

Успех на выборах

Ленинград, где вырос Пугачев, был эпицентром подпольного движения, выражавшего недовольство советской властью. Когда Михаил Горбачев начал в 1980-е годы экономические реформы, Пугачев увидел в этом хороший шанс и начал создавать кооперативы, торговавшие джинсами, автомобилями и коньяком.

В 1991 году он переехал в Москву, где стал соучредителем «Международного промышленного банка» (Межпромбанк), который одним из первых получил лицензию на проведение валютных операций. Он также получил разрешение открыть финансовую компанию, связанную с банком в Сан-Франциско, где Пугачев каждый год проводил какое-то время.

По словам Пугачева, его связи в Америке сыграли решающую роль в переизбрании Ельцина в 1996 году, которому противостояла жесткая коммунистическая оппозиция. Благодаря связям с адвокатом из Сан-Франциско Фредом Лоуэллом (Fred Lowell), который был близок к Республиканской партии, Пугачев привез в Москву команду американских политтехнологов и пиарщиков во главе с ведущим стратегом тогдашнего губернатора Калифорнии Пита Уилсона (Pete Wilson) Джорджем Гортоном (George Gorton). Разместившись в московском «Президент-Отеле», команда Гортона в сотрудничестве с дочерью Ельцина Татьяной Дьяченко приступила к проведению предвыборной кампании в американском стиле, преподнося Ельцина в самом лучшем свете и подчеркивая опасность возвращения к власти коммунистов.

Московские комментаторы до сих пор спорят о том, насколько весомой была роль американских избирательных стратегов в обеспечении ельцинской победы. Но ясно одно: благодаря их вкладу Пугачев завоевал вечную благодарность Дьяченко, чья роль в управлении страной усиливалась по мере ухудшения здоровья президента. «Это были последние настоящие выборы в России», — говорит Пугачев.

Пугачев познакомился с Путиным в 1990-е годы, когда тот работал в мэрии Санкт-Петербурга. Но когда Путин в 1996 году переехал в Москву, они сблизились по-настоящему, рассказывает Пугачев.

Московская легенда гласит, что Борис Березовский был тем олигархом, который сделал Путина царем. Другие же утверждают, что Березовский, который позднее бежал из России и в 2013 году умер у себя дома в Англии, сам сотворил этот миф, в котором преувеличил свою роль.

По словам Пугачева, именно он выдвинул идею о том, чтобы сделать Путина потенциальным преемником ельцинской семьи. Financial Times проверила факты и убедилась, что Пугачев был дружен с Дьяченко и ее мужем Валентином Юмашевым, который в то время возглавлял администрацию Ельцина.

Он говорит, что почувствовал подготовку реального переворота, когда парламент решил приступить к процедуре импичмента в отношении Ельцина и предъявить его семье обвинения в совершении уголовных преступлений. «Я понимал, что мы теряем страну, — заявляет Пугачев. — Мы должны были сохранить то, за что боролись».

Работая вместе с Путиным, который в то время возглавлял ФСБ, Пугачев помог устранить эти угрозы. По словам магната, он сначала предложил кандидатуру Путина на пост премьер-министра, а потом призвал Дьяченко и Юмашева убедить Ельцина уйти. «Я лично привел Путина к власти, — говорит Пугачев. — Ради этого я на протяжении девяти месяцев работал днями и ночами».

По словам Пугачева, он тогда считал, что Путин это прогрессивная сила в российской политике, человек, умеющий выполнять приказы. «Нам был нужен человек, который бы 24 часа в сутки работал над развитием страны», — говорит магнат. Но теперь он признает, что тогда неверно оценил Путина. «Это печальная история. Я сам в ужасе».

Он полагал, что Путиным можно будет управлять — ведь на поднявшегося из самых низов и бедности человека легче произвести впечатление внешними атрибутами президентской жизни. «До распада Советского Союза он почти всю свою жизнь жил в коммунальных квартирах. Ему было 40, когда он стал работать в мэрии. Вот почему сейчас он не может от всего этого отказаться — потому что раньше у него ничего не было, и теперь ему хочется сохранить все эти дворцы и богатство».

В самом начале президентского срока Путина Пугачев привез бывшего агента КГБ в его новую резиденцию в Ново-Огарево, где был 50-метровый бассейн. «Я помню, как у него расширились и округлились глаза. Я подумал, что ничего больше ему в жизни не нужно. Мне показалось, что это предел его мечтаний, но все вышло совсем по-другому. У него оказался невероятный аппетит».

Олигархи и союзники Путина по Санкт-Петербургу пресмыкались перед новым президентом, и Путин начал меняться. Узкий круг бывших сотрудников КГБ из Санкт-Петербурга убедил его, что государству пора вернуть экономику под свой контроль, говорит Пугачев. «Когда власть захватили люди из КГБ, я больше не мог влиять на события. Они навалились как цунами».

Битва за влияние

Но Пугачев еще долгое время оставался близок к президенту. «Он был очень близким другом Путина, — говорит влиятельный российский бизнесмен. — Он входил и выходил из Кремля так, будто это его собственный дом». По словам Пугачева, он считал, что у него будет больше возможностей влиять на политику и вести ее прогрессивным курсом, если он останется внутри, а не перейдет в открытую оппозицию.

Но когда путинские «силовики», или коллеги по КГБ, начали укреплять свою власть, его отношения с российским руководителем начали портиться.

Как считает Пугачев, Путин втайне испытывал недовольство человеком, приведшим его к власти. «Эти трения существовали всегда, с самого начала», — отмечает он. В то время как все остальные в кремлевском кругу подчинялись каждому путинскому слову, Пугачев открыто высказывал свое мнение. Он был «жертвой собственного языка», говорит российский бизнесмен.

Некоторые обозреватели в Москве утверждают, что Пугачев излишне часто использовал свои связи с президентом в коммерческих целях. Та империя, которую он создал с приходом Путина к власти, включала крупнейшие в России судостроительные предприятия Санкт-Петербурга, сибирскую компанию ЕПК по добыче коксующегося угля, а также самые известные строительные проекты в столице. Однако Пугачев отмечает, что «Межпромбанк» стал крупнейшим частным банком страны еще задолго до прихода Путина на пост президента. «Я никогда ничего не просил взамен», — заявляет он.

Изгнание из проектов

Первые признаки приближающейся беды появились в августе 2008 года, когда придерживающийся либеральный взглядов Алексей Кудрин, занимавший в то время должность министра финансов страны и являвшийся давним союзником Пугачева, сказал ему, что Путин хочет забрать проект строительства пятизвездного отеля и жилого комплекса в одном из самых престижных районов столицы по адресу Красная площадь, дом 5. Пугачев согласился уступить проект — по достойной цене. Но его у магната отобрали безо всякой компенсации. Пугачев через суд попытался вернуть 3,6 миллиарда рублей, потраченные на проект, а также получить 41 миллиард рублей упущенной прибыли, но эти его усилия ни к чему не привели. Пресс-секретарь Кудрина сказал, что экс-министр не хочет давать комментарии по делу Пугачева.

То же самое произошло год спустя, когда Путин сказал ему, что хочет забрать санкт-петербургские судоверфи для создаваемой государством новой судостроительной компании ОСК. Сначала, утверждает Пугачев, ему за эти предприятия было обещано пять миллиардов долларов. Но в итоге он не получил ничего.

Затем посыпались судебные обвинения в связи с банкротством «Межпромбанка». В октябре 2010 года, когда банк пытался вернуть 1,2 миллиарда долларов по беззалоговым кредитам, Центробанк отозвал его лицензию. Пугачев утверждает, что банкротство было спланировано, дабы государство смогло забрать судоверфи по бросовой цене, поскольку они были обеспечением по кредитам.

«Люди во власти манипулировали правилами, действуя против него в попытке уничтожить банк, а самим, естественно, обогатиться», — говорит бывший владелец московского банковского рейтингового агентства «Росрейтинг» Ричард Хейнсуорт (Richard Hainsworth).

Как говорит Пугачев, он до сих пор не может понять, почему Путин выступил против него. Уголовные обвинения были предъявлены в 2013 году, спустя три года после банкротства «Межпромбанка». К тому времени он уже давно покинул Россию. Но осев в Лондоне, Пугачев в 2012 году направил Путину письмо, в котором предупреждал, что в связи с экспроприацией его бизнеса он подаст в суд.

Как отмечает бизнесмен, ему следовало знать, что его время истекает. Покойный российский патриарх Алексий II, с которым он дружил, предупреждал его о той угрозе, которую представляет Путин и его люди из КГБ. Когда осенью 2008 года здоровье у патриарха пошатнулось, «он сказал мне, что сам может не дожить, а вот я стану свидетелем того, как чекисты разрушают страну», вспоминает Пугачев.

Кэтрин Белтон (Catherine Belton)
(«The Financial Times», Великобритания)
Источник

Понравился материал?
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:

Интернет-газета КОНТИНЕНТ на Facebook Интернет-газета КОНТИНЕНТ ВКонтакте Интернет-газета КОНТИНЕНТ в Одноклассниках
Яндекс.Метрика