Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная | Аналитика | Российская власть и оппозиция: сегодня и завтра

Российская власть и оппозиция: сегодня и завтра

Блиц-опрос интернет-газеты «Континент»

Нашим уважаемым экспертам мы предложили ответить на два вопроса:

Есть ли в России оппозиция? Кем она представлена и каково ее место на политическом ландшафте страны?

Игорь БобровИгорь Бобров, политический аналитик

Вряд ли в России есть оппозиция путинскому режиму как организованная политическая сила, способная предложить и осуществить альтернативную программу развития страны. Граждан, выступающих против Путина, правильнее определять как российское освободительное движение. В протесте участвуют самые различные политические сообщества, общественные активисты, группы населения, которые ситуативно отстаивают локальные интересы, а также возникшая в последние годы российская политическая эмиграция. Это движение крайне разнородно в социальном плане. Под антипутинскими лозунгами объединяются часть молодежи крупных городов и предпринимателей, люди, мировоззренчески сформировавшиеся в конце 1980-х – 1990-х годах, а, также те, кому для человеческой реализации важна личная и профессиональная свобода. Всех их объединяет лишь одна цель, которая с точки зрения политических изменений является промежуточной: уход Путина от власти. А вот в своих социальных и идеологических представлениях это диаметрально противоположные гражданские сообщества. Поэтому, они и не могут договориться о совместных действиях и не готовы солидарные выступления.

Лариса ВолодимероваЛариса Володимерова, писатель, журналист

Пробуждается после Кемерово. Если в городе ОМОН расставлен на всех углах и не дает митинговать, то в других городах Сибири, рассказывают, идет настоящий подъем, особенно радикальна молодежь. По моему мнению – прямая заслуга Вострикова.

 

Андрей Некрасов, режиссер. Санкт-Петербург (Россия)Андрей Некрасов, режиссер

Оппозиция в виде людей, считающих Путина злом, нелегитимным лидером – есть, но она маргинальна; острая конфронтация с Западом (в которой Россия играет роль жертвы) лишает даже Навального какого-либо значимого влияния.

Леонид РоманковЛеонид Романков, российский политический деятель, правозащитник

Оппозиция в России существует в двух видах – организованном и неорганизованном. Неорганизованная оппозиция – это творческая и техническая интеллигенция, понимающая всю губительность пути, по которому идёт нынешняя Россия. Её признаки – петиции и подписи с протестами против произвола власти, как правило, в индивидуальном порядке.

К организованной оппозиции можно причислить Движение Навального; Солидарность: Открытая Россия; только что возникшая партия Собчак – Гудкова; в той или иной степени партия Роста; в той или иной степени Яблоко. Её место в политическом ландшафте страны пока не очень велико, из-за мощного давления властей. Но существенные подвижки делаются активным меньшинством.

Ольга Смирнова, сопредседатель СДД «Солидарность»

Оппозиции в России нет. Есть иллюзия оппозиции, которая в значительной степени мешает трезвой оценке ситуации в стране и собственных возможностей. Оппозиции в классическом понимании этого слова быть и не может, поскольку в качестве оппонентов действующая власть не готова рассматривать какие либо общественные объединения. Сигналы об этом поступают от неё давно и отчётливо, но услышало их меньшинство, а поверили услышанному – единицы. Та степень деградации политической системы, которая достигнута на сегодняшний день, позволяет говорить об авторитарной диктатуре, в которой институты демократического государства не работают. Тех, кто пытается их использовать по прямому назначению, принято называть оппозицией, но реально они – не более чем рабочие сцены, приводящие в движение декорации.

Ефим СмулянскийЕфим Смулянский, независимый политический обозреватель

Сколь-нибудь организованной оппозиции в сегодняшней России нет.

Есть отдельные люди, которые резко негативно относятся к существующему режиму, который такое отношение, на мой взгляд, вполне заслуживает. Некоторые из них известны как некие медийные в прошлом фигуры. Они различными способами пытаются высказать публично это своё отношение к происходящему: одни – например, в зарубежных изданиях, другие – в российских, полуоппозиционных и полусвободных, таких, как «Эхо Москвы», «Дождь», «Новая газета»…

Но… меня лично радует не это… Хотя договориться между собой эти разные известные оппозиционеры не могут (и, видимо, так и не смогут!) меня, тем не менее, радует, что в пока ещё функционирующих социальных сетях всё больше и больше простых людей (совсем не медийных персон!) высказывают своё растущее негативное отношение к нашей власти и решениям её органов на самых разных уровнях от высшего – Президента, Правительства, Совфеда и Госдумы – до органов местного самоуправления, т.е. всей созданной волей одного человека «властной вертикали».

Меня этот прогресс утешает и вселяет некоторые, впрочем, думаю, призрачные надежды…

Константин КуорттиКонстантин Куортти, независимый журналист

Я называю оппозицией всех несогласных. Большинство зарегистрированных партий – это чистая декорация и обман. Другие на поводке, как Яблоко или Парнас, причём, в них много несогласных. Миллионы оппозиционеров никак не структурированы. Они частично откликаются, скажем, на призывы незарегистрированной партии Навального, общаются на сайтах и спорадически выходят на пикеты. Пока безрезультатно.

Виталий ЩигельскийВиталий Щигельский, публицист

Оппозиция находится в анабиозе. Это, в общем, правильная реакция на опасность, если нет возможности сразу нейтрализовать эту опасность. Российский режим всячески домогается военного конфликта с цивилизованным миром, цивилизованный мир делает ставку на санкции – мягкое, но возрастающее давление на режим. Оппозиция внутри России тоже делает ставку на санкции – ненасильственное сопротивление. Самого сопротивления пока не видно потому что, во-первых, ненасильственное сопротивление – это долгая, упорная, не дающая мгновенных результатов, работа; во-вторых, медиапространство в России «зачищено», в нем присутствуют только штучные оппозиционеры, представляющие интересы контрэлит.

Рамис ЮнусРамис Юнус, политолог, политический и общественный деятель

Очевидно, что в этом контексте не имеет никакого смысла говорить о «карманной оппозиции», которая давно уже стала плотью от плоти правящего режима: всем им перемены не нужны, так как любые перемены для них означают, как минимум, резкое понижение их нынешнего статуса и какой бы «патриотичной» ни была их риторика, судьба страны их нисколько не волнует. А прошедшие недавно так называемые выборы президента России это только подтвердили. Говорить тут стоит только о гражданском обществе и об оппозиции, не подконтрольной Кремлю. Однако в ее рядах, к сожалению, до сих пор не удалось создать единого центра борьбы с растущим авторитаризмом, для консолидированного принятия политических решений, дающих возможность альтернативной путинскому режиму организации жизни в стране. И надо сказать Кремль старается жестко контролировать этот процесс и, к сожалению, пока это режиму Путина удается.

Георгий ЯнсГеоргий Янс, журналист

«На колу мочало, начинай сначала». Эта поговорка вспоминается каждый раз, когда в той или иной интерпретации задаются вопросы про оппозицию. Ну, раз «на колу мочало», начну про оппозицию.

Оппозиция есть, но маргинальна по своей сути. Будь то системная (Госдума) или несистемная (Навальный, Гудков и Собчак…). Маргинальна, потому что конкретные партии и персонажи имеют к оппозиции самое косвенное отношение. Одни устроились под властью, и очень комфортно себя чувствуют. У других стать властью не получается (и не получится) и некомфортно себя чувствуют.

Сегодня время одиночек-пассионариев и различных сетевых сообществ. В отличие от так называемой оппозиции они не занимаются глобальными темами (власть), а пытаются решать (иногда успешно) конкретные вопросы. Занимаются реализацией «теории малых дел». И это здорово на самом деле. Вместо бесконечного бла-бла конкретные дела с конкретным результатом.

Насколько реальны перспективы перехода власти в России? В чьих руках она (власть) скорее всего окажется?

Игорь БобровИгорь Бобров, политический аналитик

Путинская Россия является государством ограниченного доступа, в котором из политической жизни исключены почти все социальные группы населения, кроме путинского олигархата и его обслуги. Нынешняя путинская правящая коалиция – это крайне узкая социальная группа родственников, друзей, подельников. Плюс связанные с ними «силовики», необходимые для осуществления насилия в отношении других претендентов на элитное положение в стране и несогласных с режимом групп населения. Эта «группа товарищей» не может допустить потери своей власти, так как это прямо угрожает её личной свободе, владению собственностью, которую они сейчас передают своим детям. Поэтому правящая коалиция будет, вплоть до прямого насилия удерживать власть внутри себя самой и не допустит ни “либерализации”, ни тем более демократизации жизни в России.

Поэтому есть несколько сценариев возможного перехода власти в России. Первый – персональная передача власти внутри путинского олигархата, связанная с физической возможностью или невозможностью Путина руководить правящей коалицией. Второй – захват власти военно-бюрократической группой, которая сложится в период подавления случайного народного выступления (так называемый “чёрный лебедь” – как следствие управленческой ошибки или коллапса Российской экономики). Эти два варианта, как представляется, – основные сценарии перехода власти. Эти тенденции видны уже сейчас. Если же “черный лебедь” будет совсем катастрофичным и разрушит способность нынешней правящей коалиции контролировать применение насилия, то возможен третий сценарий – захват различных районов страны местными группами, способными к насилию, и возникновение «народных республик» – как сейчас на юго-востоке Украины.

Есть и четвертый – эфемерный на данный момент – вариант: демонтаж государства ограниченного доступа – переход к республиканскому демократическому режиму. Но его не стоит ожидать ранее середины двадцать первого века. Этот сценарий возможен лишь в том случае, когда население будет готово пойти на формирование новой правящей коалиции либо в результате осмысленного массового выступления по свержению путинского режима (или постпутинского), либо вследствие соглашения о коалиции части путинской обслуги и демократической части российского освободительного движения. Но в настоящее время большая часть населения лишена ресурсов взять на себя ответственность за свою жизнь и судьбу своих детей. Фактически в России нет народа, общества, общественности, есть лишь население в состоянии “стокгольмского синдрома” и одурманенного шовинизмом.

В этих условиях перехода к республиканскому демократическому режиму быть не может. Это хорошо показали и события 1917 года, когда освободившись от опостылевшего всем самодержавия население страны к лету того же года фактически начало гражданскую войну. Тот же сценарий краха демократических преобразований, в схожих условиях, осуществился в России и в 1990-годы. В целом, чтобы этот сценарий перехода власти был осуществлён, необходимо уже сейчас разрабатывать программу действий переходного правительства по восстановлению правового и республиканского характера российского государства.

Лариса ВолодимероваЛариса Володимерова, писатель, журналист

Недавно вышел фильм о Сечине, в который и я внесла свою лепту – прежде всего ради Пичугина, политзаключенных и Украины. В конце фильма пассивный Ходорковский и Невзлин так уверенно беседуют о перспективах верхушки власти после ее ареста, что, похоже, они «что-то знают». «Отдам власть в хорошие руки». Надеюсь, что – западные: велика пропасть между российскими и западными цивилизацией, образованием и культурой. А народ, в массе голосующий за фашизм, нужно учить; землю – беречь. И я надеюсь, что не в местных концлагерях, остальное – неважно.

Андрей Некрасов, режиссер. Санкт-Петербург (Россия)Андрей Некрасов, режиссер

Для революционного перехода власти к противникам Путина предпосылок сейчас, конечно, нет. Да и в перспективе, одна «борьба с коррупцией» оппозицию к власти не приведет. У оппозиции, как, впрочем, и у «правящей партии», нет тех четких политических и идеологических контуров, в которых можно увидеть вектор грядущих больших перемен. Но по большому историческому счёту, их два – в сторону интеграции с Западом, по правилам, если не под диктовку, Запада, и в направлении радикального национализма. С моей точки зрения – последнее гораздо вероятней.

Леонид РоманковЛеонид Романков, российский политический деятель, правозащитник

Переход власти от чекистов во главе с Путиным в близком будущем маловероятен. Правда, есть некоторое ожидание «чёрных лебедей». Власть может оказаться в руках представителей бизнес-элиты, недовольных потерей капиталов и решившихся на переворот. Власть может оказаться в руках маргиналов, типа Гиркина, если не вмешается армия.

Может быть, конечно, что ухудшающееся положение народа (инфляция, бедность, дольщики, дальнобойщики, антисвалочники и т.д.) вынудит власть пойти на переговоры с представителями оппозиции, наиболее приемлемыми для власти, типа Ксении Собчак. Тогда может оказаться, что будут призваны к власти люди типа Кудрина и Грефа. Но это маловероятно.

Ольга Смирнова, сопредседатель СДД «Солидарность»

Смену власти, но никак не самой авторитарной модели, считаю вполне вероятной в течение ближайших двух лет. Власть останется в тех же руках. Обновится только «пользовательский интерфейс» при сохранении всего набора функций. Персоны, олицетворяющие это обновление, принципиального значения не имеют. Более глубокие изменения возможны только в долгосрочной перспективе. Неизбежным, хотя и очень болезненным, этапом на пути движения к ним будет проживание обществом разочарования в этой мнимой революции.

Только после краха всех иллюзий, связанных с возможностями «конструктивного взаимодействия» с автократией, формирование гражданского общества начнется через сознательный отказ от сотрудничества с ней в любых формах, включая соревнование. Попытки состязаться с властью, уже закончившиеся поражением оппозиции, будут предприниматься и дальше, но в фокус общественного внимания будут попадать всё реже. На первый план выйдет гражданское сопротивление, которое сможет на определенном этапе выбить из-под ног постепенно слабеющей под воздействием внешних ударов авторитарной диктатуры её главную подпорку – авторитет. Это предопределит её финал и откроет возможности формирования, или восстановления институтов демократического государства. Будут ли эти возможности использованы – отдельный вопрос.

Ефим СмулянскийЕфим Смулянский, независимый политический обозреватель

Я лично никаких перспектив перехода власти в России не вижу… Однако все мы под Богом ходим… и если завтра, не приведи Господь, на голову первого лица вдруг упадёт обломок карниза какого-нибудь из разрушающихся у нас в избытке старых домов, то…

Однако я не думаю, что  человек, пришедший в этом случае Путину на смену, сможет удержать сколь-нибудь продолжительное время созданную им «вертикаль власти»… Тогда нас ждёт страшный неуправляемый хаос в стране, который вероятнее всего, как мне кажется, завершится развалом России на некоторое количество мелких государственных образований… Это было бы, на мой взгляд, и слава Богу, но только в том случае, если издержки этого хаоса не будут слишком велики –кровавой бани очень хотелось бы избежать…

Тем не менее, надо понимать, что этот сценарий крайне маловероятен… скорее всего, с Путиным в ближайшей перспективе ничего экстраординарного не случится.

Константин КуорттиКонстантин Куортти, независимый журналист

Перспективы изменений, конечно, реальны, ведь десятки стран вышли из состояния, подобного нашему, и стали успешными демократиями. Правда, сроки указать невозможно. Главная же сложность – достижение консенсуса по дальнейшей процедуре перехода власти и его сохранение. При отсутствии традиций демократии это не просто. В девяностых не получилось. В случае же успеха не столь важно, в чьих руках первоначально окажется власть. Вероятно, она может оказаться у тех, кто свергнет тиранию.

Виталий ЩигельскийВиталий Щигельский, публицист

Мы находимся на той стадии упадка, когда смена «лица власти» («кто, если не он») может произойти в любой день. Реальная власть останется у тех же финансово-промышленных олигархов. Что бы власть перешла к гражданскому обществу, нужно чтобы это общество существовало, и чтобы оно было готово осуществлять эту власть.

Рамис ЮнусРамис Юнус, политолог, политический и общественный деятель

Нетрудно предположить, что усиливающиеся санкции Запада против России, начавшиеся после аннексии Крыма и российской агрессии на юго-востоке Украины, поддержка Кремлем одиозного режима Асада в Сирии, вкупе с коррумпированностью российской экономики и огромной зависимостью экономических показателей России от мировых цен на нефть, отсутствие нормального диалога с главными экономическими партнерами в мире, такими как США, Китай и Евросоюз по многим вопросам мировой политики, рано или поздно приведут в скором времени к новой концепции развития страны, как это было во времена горбачевской перестройки, взамен прогнившей идеологии путинизма, которая вернула Россию в приснопамятные советские времена.

Георгий ЯнсГеоргий Янс, журналист

Смена власти на западный манер, то есть через выборы, в обозримом будущем практически невозможна. У нас традиция смены власти через «похороны». Горбачев и Ельцин – абсолютные исключения. Поэтому пожелаем президенту «многие лета» и будем ждать.

Составитель Виталий Щигельский

Понравился материал?
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:

Интернет-газета КОНТИНЕНТ на Facebook Интернет-газета КОНТИНЕНТ ВКонтакте Интернет-газета КОНТИНЕНТ в Одноклассниках
Яндекс.Метрика