Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная / Аналитика / Россия в мировых системах на протяжении веков

Россия в мировых системах на протяжении веков

Новым учебником по истории в наше время трудно кого-то удивить. Одной из причин этого является подчас отсутствие каких-либо существенных различий новых учебников между собой. В этой связи интересной попыткой по-новому посмотреть на историю России стало учебное пособие, написанное с точки зрения концепции миросистемного анализа Борисом Кагарлицким и Всеволодом Сергеевым.

Карикатурная карта Европы 1899 года
Карикатурная карта Европы 1899 года

Его принципиальное отличие от большинства учебников заключается в том, что история России излагается в контексте развития соседних стран и народов. Поэтому в учебном пособии много места уделено истории других государств. Порой авторы начинали столь подробно уходить в экскурсы по всемирной истории, что может создаться впечатление о бессистемности изложения. Но это лишь поверхностный взгляд, так как главная задача отступлений в историю других государств строго подчинена задачам раскрытия особенностей развития России.

В самом начале пособия читателям предлагается ознакомиться с методом исследования, который используют авторы. Дается подробный историографический экскурс в историю методологий, используемых составителями учебника (С. 8-16). Применяя метод миросистемного анализа, авторы делят весь мир на два больших блока: страны «центра» и страны «периферии».

Первая глава учебника называется «Киевская Русь: страна городов». Нужно отметить, что авторы не рассматривают в подробностях догосударственную жизнь и быт восточных славян, подтверждением чему является следующий вывод: «Потребность в государстве возникала стремительно, но не случайно. И вызвана она была отнюдь не только внутренним развитием Новгорода и Киева. Решающее значение имело другое» (С. 32). Это «другое» связано с развитием речных торговых путей, проходящих через территорию проживания восточных славян. Таким образом, государства и города явились логическим следствием развития международной торговли.

Найти в учебнике место внутренним причинам появления государства и городов, которые заключались в эволюции хозяйственной и культурной жизни восточных славян, нельзя. Поскольку в целом сходство хозяйственной и социальной жизни Древней Руси и Западной Европы не подвергается сомнению авторами учебника, то этот момент представляется в нём неубедительным и противоречивым.

Следуя логике учебника, Древняя Русь в XI-XII вв. являлась «центром» по отношению к остальной Европе, развитие городов и ремесел, да и само количество городов, их масштабы существенно превосходили западноевропейские города (С. 46-51). Вопрос, который вот уже на протяжении нескольких столетий волнует историков: почему столь процветающее государство вдруг оказалось отсталой по отношению к Европе страной? Ответ на него дают и авторы учебника, он связан с изменением торговых маршрутов, а поэтому происходил упадок торговых и ремесленных центров Древней Руси.

Монгольское нашествие, утверждают авторы, лишь окончило дело, начатое мировыми экономическими процессами, отсюда преуменьшение их разрушительных действий. Для доказательства своей точки зрения они приводят в качестве примера разорение стран Восточной Европы, которые смогли быстро восстановиться после нашествия монгольской орды (С. 60-63, 71).

Интересное объяснение дается факту присоединения Новгорода к Московскому государству. Альтернативы не могло быть, так как Новгород не был заинтересован в экономическом объединении с остальными русскими землями, он вполне довольствовался ролью «периферии Ганзы». Судьба Новгорода не уникальна, так как похожей участи удостоилось большинство средневековых торговых городов-государств (С. 86-90).

Расширение Московского государства на восток происходит одновременно с освоением западными народами Нового Света и Азии, а поэтому может рассматриваться как имеющее одинаковые причины.

Потребность в порядке на Волжском торговом пути объединяет интересы татарского и русского купечеств. Малоземелье русского дворянства также предопределило движение на восток (С. 92, 97). В это же время (XVI век) закладываются основные элементы миросистемы, которая остается в общих чертах неизменной до сего времени. Россия начинает занимать, по мнению авторов, место среди государств «периферии», так как в силу объективных причин находилась далеко от основных торговых маршрутов, а также на это влияло растущее техническое отставание от Запада (С. 93).

Опричнине Ивана Грозного дано достаточно распространённое объяснение в духе прежней историографии: это передел земельной собственности в пользу нарождающегося дворянства. В опричнине было заинтересовано в первую очередь «новое дворянство». Само по себе это явление не уникально и может рассматриваться в ряду общеевропейских событий (С. 116).

Учебник дает ответ и на непростой вопрос российской истории: почему Россия, наряду с западными заимствованиями в экономической и культурной сферах, все более закабаляла крестьянство, низводя его до положения черных рабов, и тем самым ее социальное развитие шло в направлении, противоположном большинству стран Запада?

Россия, втягиваясь в мировую экономику, занимает в ней устойчивое положение периферии, а поэтому ее социальное развитие соответствовало общеколониальному тренду на усиление эксплуатации труда. Развитие капиталистических отношений и появление мирового рынка зерна создали необходимые предпосылки к появлению крепостничества. Далее авторы подробно поясняют, что характер этого крепостного права в корне отличается от эпохи феодализма, так как теперь эти отношения подчинялись интересам «торгового капитала». Политические процессы имели очень схожий характер. В России, как в Англии, после 1648 года господствующее положение переходит к «союзу поместного дворянства и торговой буржуазии», но социальные последствия этого были совершенно разными (С. 149-162).

Стоит обратить внимание и на очень необычное расположение исторических событий по главам. К примеру, во всех учебниках по истории России, которые так или иначе затрагивают XX век, имеется отдельная глава, посвященная Великой Отечественной войне. Но в данном пособии подобной главы нет, при этом имеется довольно солидная по объему глава о Крымской войне.

Важность Крымской войны определяется несколькими причинами. Во-первых, это была попытка России «изменить свое место в миросистеме». Во-вторых, сама война позволила отсрочить начало глобальной понижательной волны мировой конъюнктуры. А в-третьих, с этого времени Россия окончательно встраивается в мировую капиталистическую систему, так как окончание войны знаменовало собой отход России от политики протекционизма и установление режима свободной торговли (С. 252-265).

Освобождение крестьян от крепостной зависимости часто представляют как, с одной стороны, «благие устремления» либеральных помещиков, воспитанных на идеях просветителей и поэтому ненавидящих «оковы рабства», а с другой, пытаются объяснить «великие реформы» нерентабельностью крепостного хозяйства. Авторы рассматривают «великие реформы» совсем в другом аспекте. Реформы были одним из путей модернизации. Опровергается и распространенный довод о неэффективности крепостного хозяйства. Период конца 50-60 гг. XIX столетия стал временем реконструкции капиталистической экономики, а поэтому Россия следовала общемировому тренду на «социальные и политические» реформы (С. 268-269).

В учебники проникает и главный вопрос этой эпохи: почему Россия, модернизируясь наряду с остальными государствами, проводя схожие по содержанию преобразования, так и осталась страной «периферии»? Ответ на него заключается в специфике развития промышленного капитализма. Россия «не имела развитого промышленного капитализма», а поэтому не происходило изменения содержания отношений, менялась лишь их форма (С. 270-271). Достигнутые США и Германией, в сравнении с Россией, успехи объясняются не только удачно проведенной модернизацией, но и, как отмечают авторы, изначальной принадлежностью некоторой части этих государств к «центру». Россия же полностью являлось страной «периферии» (С. 291-292).

Начало XX века для России явилось, с одной стороны, временем бурного промышленного роста, а с другой, возрастанием зависимости от иностранных капиталов, в первую очередь французских, что и предопределило участие страны в Первой мировой войне на стороне Антанты. Огромные инвестиции имели экономические основания: доходность от инвестиций в российскую экономику достигала астрономических 40%, что в 10 раз превышало доходность капитала в Европе, но эти инвестиции имели и негативные последствия. Во-первых, в момент экономического спада капитал начинал резко уходить из страны, что провоцировало острые социально-экономические кризисы. Во-вторых, вложение инвестиций часто сопровождалось требованиями политическими характера к России (С. 308-331).

Октябрьская революция явилась грозной попыткой разрушить всю капиталистическую миросистему (С. 333). Взгляд на сущность гражданской войны также является очень необычным: «По сути дела, Гражданская война в 1918-1921 годах велась не только и не столько между красными и белыми, сколько между городом и деревней», — заключают авторы (С. 336).

Советская модернизация конца 1920-1930-х годов стала и продолжением преобразований, начатых Витте и Столыпиным, и совершенно новым, уникальным явлением, так как она не сопровождала накопление капитала (как на Западе), а являлась попыткой выбраться из «заколдованного круга» и стать в равное положение со странами «центра» (С. 340-341).

Глава, посвященная истории современной России, представляет особый интерес, так как большинство учебных пособий вовсе обходят это время, руководствуясь принципом, согласно которому события, происходящие в течение последних 20 лет, стоит относить не к истории, а к политике. Другие историки предлагают сухой печень дат и событий последних двух десятилетий, сдабривая их высокопарным выводом о торжестве «государственности над анархией» в правление президента Путина. Авторы пытаются осмыслить те процессы, которые произошли за последние 20 лет.

Производство на протяжении 1990-х годов неумолимо сокращалось, что вело к «нарастанию архаизации общественных отношений». Россия, по сути, быстрыми темпами возвращалась к «своему законному месту среди стран периферии». Проводившаяся приватизация госсобственности, которая в народном сознании получила название «разворовывание страны», была фактически признана и одобрена со стороны международных институтов: МВФ и Всемирного банка. Итогом десятилетнего правления президента Ельцина явилось падение ВВП ниже 1913 года! (С. 398-406).

Путин за свои первые два президентских срока существенно не изменил положение России (она лишь упрочила свое положение среди стран «периферии»), но его правление принято отождествлять со временем устойчивого роста и социальной стабильностью. Этому способствовали два обстоятельства: во-первых, высокие цены на углеводороды, а во-вторых, государство не проводило резкого курса на уменьшение своих обязательств перед населением. Еще одной особенностью путинского периода было упрочение российского капитализма, которое, с одной стороны, сопровождалось «расправой» с неугодными олигархами, а с другой — капитализм «превращался из олигархического в бюрократический».

Вывод, к которому приходят авторы учебника, таков: Россия не только «триумфально» возвратилась в когорту стран «периферии», но и вернула себе изрядное количество проблем, волновавших империю Романовых на рубеже XIX-XX вв. Поэтому правления Ельцина и Путина не стоит противопоставлять одно другому. Они решали схожие задачи, только на разных этапах: «В этом плане два президента как нельзя лучше воплощали две фазы реставрации капитализма (первый решал преимущественно задачи разрушения, второй — созидания) (С. 413-427).

Описание и подача материала очень необычна для большинства российских учебников, что является большим достоинством: учебник старается дать объяснение событиям, а не задавить «громадой» из фактов и цифр. Но, с другой стороны, это является и существенным практическим минусом, так как делает его непригодным для подавляющего большинства школьников и студентов. Позитивистский подход к истории заставляет современных учащихся не понимать историю, а заучивать сухие данные, что при огромном знании фактов делает их порой поразительно безграмотными. Программы школьных и университетских курсов построены так, что готовиться по концептуальному учебнику, объясняющему историю, очень сложно, для подготовки скорее подойдет учебник-энциклопедия.

Учебное пособие снабжено огромным количеством сносок, которые расположены постранично, что делает очень удобной работу с фактами и цифрами, изложенными в учебнике. С другой стороны, в нем нет списка использованной литературы, что является явной недоработкой составителей пособия. Книга написана живым языком, который будет понятен и школьникам старших классов, и студентам вузов. Даже перечисление сухих цифр и фактов снабжается живым и порой едким комментарием, что позволяет читать текст целиком и не пропускать «скучные» места.

В целом, оценивая работу авторов, нужно отметить, что это учебное пособие обладает рядом существенных преимуществ по сравнению с «обычными» учебниками, так как позволяет не только объективно оценить ход истории России в процессе развития общечеловеческой цивилизации, но и понять особенности российского исторического пути.

 

Дмитрий Машинников
rabkor.ru

.
.
.

Понравился материал?
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:

Интернет-газета КОНТИНЕНТ на Facebook Интернет-газета КОНТИНЕНТ ВКонтакте Интернет-газета КОНТИНЕНТ в Одноклассниках
Яндекс.Метрика