Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная / Аналитика / Реинкарнация оборонки

Реинкарнация оборонки

Реинкарнация оборонки9 апреля 2014 года правительство Израиля в лице министра финансов подписало исторический договор с руководством концерна ТААС, его работниками и Гистадрутом о коренной реформе компании с дальнейшей приватизацией ее значительной части.

Историческим это соглашение, утвержденное две недели спустя финансовой комиссией кнессета, названо не случайно. Если все пойдет по плану, то один из 4 крупнейших израильских производителей вооружения (3 других — это частный «Эльбит» плюс государственные РАФАЭЛ и концерн «Авиационная промышленность Израиля»), в том числе и такого, которое имеет первостепенное стратегическое значение для безопасности страны, наконец-то выйдет из состояния агонии, в которой находился долгие годы.

Полное название компании — «Израильская военная промышленность». Важно не путать: это именно название одного конкретного концерна, и речь вовсе не идет обо всем израильском ВПК. В мире эта госкомпания (данный статус она получила в 1990 году, а до этого ТААС была подразделением минобороны) широко известна под аббревиатурой IMI.

Со сменой статуса ТААС начала нести убытки, которые нарастали как снежный ком и достигли к нашему времени колоссальных масштабов. Собственно в этих убытках и кроется основная проблема: чтобы поддерживать компанию хотя бы в «полуживом» состоянии, от государства требовались регулярные финансовые вливания, иногда достигавшие сотен (!) миллионов шекелей в год. Причем о решении коренных проблем этими дотациями речь не шла и близко, деньги выделялись лишь на то, чтобы ТААС попросту, что называется, не отдала концы.

К чему должно привести нынешнее соглашение, о его плюсах и минусах, речь пойдет ниже, а пока немного о самом концерне.

ТААС была основана в 1933 году и стала единственным производителем оружия и боеприпасов для «Хаганы». Первое предприятие начало функционировать в небольшом домике в Гиватаиме, а уже к 1940 году в ее структурах трудилось полсотни человек. ТААС сыграла важнейшую роль в преддверии Войны за Независимость и во время самой войны, а затем на протяжении многих лет являлась безоговорочным флагманом израильского ВПК. Своего рода визитной карточкой концерна во всем мире стал знаменитый пистолет-пулемет «Узи», но одним лишь им и другими представителями его семейства дело не ограничилось. Согласно данным за 2013 год, примерно 70% (!) продукции ТААС шло на экспорт, причем почти 80% процентов производимых ею наименований являлись собственными разработками. На пике ее деятельности число сотрудников достигало 12 тысяч человек, а сейчас их всего 3500.

ТААС состоит из 5 отдельных подразделений, каждое из которых специализируется в своей области:

1. Предприятие по производству и разработке тяжелых боеприпасов. Его основные направления — артиллерийские, танковые и авиационные боеприпасы. Важно отметить, что ряд продуктов этого подразделения ТААС, в частности, некоторые танковые снаряды, являются лучшими в мире в своем классе.

2. Предприятие по производству легких боеприпасов (патроны).

3. Производство и разработка систем для сухопутных сил. В первую очередь здесь осуществляется глубокая модернизация бронетехники и ведутся разработки в данной сфере. Именно здесь были созданы 120-мм орудия для танков «Меркава Мк.3» и «Меркава Мк.4».

4. Департамент, занимающийся созданием современнейших авиационных систем, в частности, высокоточных боеприпасов, таких, например, как крылатая ракета «Далила» дальностью 250 км.

5. Предприятие «Гивон», специализирующееся на создании ракет и твердотопливных ракетных двигателей. Именно отсюда родом первые и вторые ступени носителей «Шавит», выводящих на орбиту израильские разведывательные спутники. Согласно иностранным СМИ, они же являются составными частями баллистических ракет средней дальности (БРСД) семейства «Иерихон». Опять-таки, согласно иностранной прессе, эти ракеты состоят на вооружении ВВС ЦАХАЛа и могут нести ядерные боеголовки. Широко известным продуктом данного предприятия являются реактивные системы залпового огня (РСЗО), под экспортным названием «Линкс». Они имеют модульную конструкцию, что позволяет запускать с них ракеты разных калибров и разных производителей. Например, «Линкс» может работать как с советскими «Град» или «Ураган», так и ракетами производства ТААС калибра 160 мм и 300 мм. Дальность первой превышает 40 км., а второй, под названием «Экстра», достигает 150 км. Кстати, РСЗО калибра 160 мм., причем в высокоточном варианте, в самом скором времени начнет поступать на вооружение ЦАХАЛа, а к концу года на них полностью перейдет первый артиллерийский дивизион. Что касается «Экстры», то ее, в отличие от ряда зарубежных клиентов, ЦАХАЛ пока не закупал. Точность и той, и другой ракет достигает показателя в 5-10 метров, и это делает их очень эффективным тяжелым оружием, пользующимся за границей огромным спросом.

Отдельным субъектом ТААС является прибыльная «Ашот Ашкелон», имеющая статус дочерней фирмы, выпускающая среди прочего трансмиссии для танков «Меркава» и тяжелых БТРов «Намер».

Так как же, несмотря на огромные пакеты заказов, в первую очередь экспортных, и широкий спектр изделий, соответствующих самым высоким мировым стандартам, ТААС оказалась в незавидном положении и стала не просто убыточной, а по сути умирающей компанией?

Ответ на этот вопрос одновременно и прост, и сложен. Причина — архаичная псевдосоциалистическая структура госкомпании, наследие прошлого, в свое время имевшая очень широкое распространение в Израиле. За последние два десятилетия подавляющее большинство такого рода атавизмов были в нашей стране ликвидированы. ТААС — один из последних островов подобного рода. Кроме огромных долгов, накапливавшихся ежегодно (сейчас их сумма составляет примерно 2,7 миллиарда шекелей), грузом, буквально связавшим концерн по рукам и ногам, стали… его работники. Уволить многих из тех, кто по сути уже не нужен, не представлялось возможности из-за сопротивления профсоюзов, ну а денег на устраивавшие этих людей компенсации или так называемые ранние пенсии, когда выплаты начинают осуществляться до пенсионного возраста, иногда задолго до оного, попросту не было. На фоне этих и других проблем ситуация становилась все запутаннее и неразрешимее. Из-за постоянно растущих убытков (в среднем по 250 млн. в год) стало все труднее принимать на работу новых специалистов, что наносило и наносит до сих пор удар по возможности компании вести новые разработки, да и просто конкурировать на рынке.

Проблемы добавлялись, и потенциальное их решение становилось все более сложным. Провести массовые увольнения было нельзя, а всерьез думать о приватизации ТААС в целом со всеми этими проблемами и долгами не представлялось никакой возможности. Правда, первая ласточка в этом направлении все же прилетела еще в 2005 году. По сути за копейки бизнесмену Сами Кацаву был продан легендарный, но от этого не переставший быть глубоко убыточным и «гнилым» завод по производству стрелкового оружия. Он был переименован в «Израильскую оружейную промышленность» (английская аббревиатура IWI очень похожа на оригинальное английское название ТААС) и быстро стал успешным с коммерческой точки зрения. Так что теперь «Узи», автоматические винтовки «Галиль» и «Тавор», а также пулеметы «Негев» и ряд другого вооружения производит структура, никак с ТААС не связанная.

Однако, в отличие от производителя стрелковки, решение проблем в других подразделениях компании не находилось, и ситуация стала критической. Дошло до того, что государство стало выделять компании средства даже на зарплату сотрудникам, т.к. денег, несмотря на большие поступления, перестало хватать и на это. Кроме производства некоторых систем стратегического значения, одна из которых — двигатели для ракет-носителей «Шавит», ТААС важна для государства и тем, что именно здесь в случае чрезвычайных обстоятельств может быть развернуто срочное массовое производство многих боеприпасов. В общем, ни с точки зрения безопасности страны, ни с точки зрения социальной о ликвидации компании речи идти не могло. С другой стороны, в правительстве окончательно осознали, что дальше так продолжаться не может — и деньги продолжат утекать, и компания вскоре просто не сможет продолжить свою деятельность.

Плодом тщательного подготовительного процесса и сложнейших переговоров стал договор, подписанный в апреле. Согласно его условиям, большая часть компании будет приватизирована к концу 2015 года. Исключение составят производства «особой важности» («Гивон»), которые войдут в новую реформированную и оздоровленную госкомпанию под названием «Томер». Вполне возможно, что она в итоге станет частью РАФАЭЛа. Остальные подразделения ТААС, включая «Ашот Ашкелон», будут проданы одним пакетом. Покупатель должен быть израильским и получить все соответствующие разрешения властей. Правда, допускается долевое участие иностранных компаний. Однако чтобы компанию продать, она должна быть привлекательна в коммерческом плане, и вот тут-то преобразование приватизируемой части ТААС обойдется государству в копеечку. Согласно примерным оценкам, процесс обойдется в 6 (!) миллиардов шекелей. Долги с разного рода оговорками будут прощены. Значительная часть выделяемой суммы пойдет на так называемые «золотые парашюты» увольняемым работникам. На первом этапе их количество составит примерно 1200. Стоимость компенсаций и «ранних» пенсий составит в среднем 1,3-1,4 миллиона шекелей на человека. При этом на работу немедленно будут приняты 200 новых сотрудников, и это является прекрасной иллюстрацией того, в каком незавидном состоянии оказалась компания из-за финансового и кадрового паралича. Еще до 1 тысячи работников могут быть уволены постепенно, на протяжении 15 лет. В этом случае бремя выплаты части компенсаций государство также возьмет на себя (на это выделено 777 млн.). Около 1,9 млрд. шекелей получит минобороны, много лет вливавшее в ТААС деньги. С другой стороны, министерство обязуется до 2018 года осуществлять в ТААС закупки как минимум на 550 млн. шекелей в год.

Что очень важно, часть всех этих затрат будет компенсирована продажей земель, на которых сейчас находится ТААС. Это, главным образом, огромный участок в районе Рамат-а-Шарона. Сами же предприятия приватизированной компании до 2022 года должны полностью перебазироваться в Негев, и данный шаг станет серьезным дополнительным толчком для развития юга. Кроме того, для жилищного строительства будет освобождена огромная территория в самом центре страны, причем как раз там, где земля под строительство пользуется колоссальным спросом. Но и тут далеко не все гладко — местность там настолько загрязнена, что для приведения ее к нормальным экологическим стандартам понадобятся опять-таки немалые средства и время. Не вызывает сомнений, что еще в ходе окончательной подготовки тендера по приватизации государству придется поддерживать ТААС в жизнеспособном состоянии дополнительными вливаниями, на что, по оценкам, уйдет не менее полумиллиарда.

Подводя итоги, можно констатировать, что важнейший концерн израильского ВПК будет спасен и наконец-то начнет нормально функционировать. Дополнительными плюсами станет его переезд на юг страны и возможность строительства тысяч единиц жилья в центре. Кроме того важна и финансовая определенность с убытками. Все-таки ситуация, когда ТААС медленно умирала без перспектив на выздоровление, высасывая при этом сотни миллионов ежегодно, была абсолютно неприемлемой и с чисто экономической точки зрения. Теперь, несмотря на огромные траты, которые будут сопровождать этот процесс, хотя бы наступила ясность.

Необходимо помнить, что насколько скандальными ни выглядели бы миллионные «золотые парашюты», в израильских реалиях и конкретно в сложившейся ситуации, из-за позиции работников ТААС и Гистадрута, другого варианта, скорее всего, просто не существовало. Несмотря на огромную цену, этот гордиев узел необходимо было разрубить.

Давид Шарп, «Новости недели» — «Континент»

Понравился материал?
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:

Интернет-газета КОНТИНЕНТ на Facebook Интернет-газета КОНТИНЕНТ ВКонтакте Интернет-газета КОНТИНЕНТ в Одноклассниках
Яндекс.Метрика