Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная / Общество / Разговор не о том

Разговор не о том

Как немецкого неонаци в погонах признали сирийским евреем.

Вряд ли Франко А. поставят памятник как капитану из Кёпеника, хотя оба они поднесли зеркало к лицу политической системы своего времени

Редко когда один-единственный непридуманный случай оказывается пригодным для выявления множества грубых политических ошибок. Около 110 лет назад Фридрих Вильгельм Фойгт, сумевший, не имея ничего, кроме купленной офицерской формы, без проблем заблокировать деятельность гражданских властей, заставил немцев задуматься о всепроникающем прусском милитаризме и в качестве «капитана из Кёпеника» сохранился не только в литературе, театре и кинематографе, но и в виде скульптуры около ратуши берлинского района Кёпеник. Трудно сказать, поставят ли со временем памятник Франко Альберту, но в том, что его имя упомянут историки, которые будут анализировать просчеты иммиграционной политики Ангелы Меркель, можно не сомневаться. Как и в том, что его историю будут рассказывать на лекциях будущим журналистам, демонстрируя излюбленный политиками и СМИ метод подмены неудобного дискурса.

Сортирный тать

Скандал разгорелся 27 апреля, когда было сообщено о том, что днем ранее на учениях в баварском Хаммельбурге по подозрению в планировании теракта на территории Франции был задержан 28-летний старший лейтенант бундесвера Франко А., который служит в совместном франко-германском батальоне, расквартированном в пригороде Страсбурга.

Впервые в поле зрения правоохранителей он попал в январе. Тогда, посетив Вену для участия в «Бале офицеров», он спрятал в туалете венского аэропорта пистолет. Полиция, которой уборщица сообщила о своей находке, установила видеонаблюдение за тайником, так что когда 3 февраля Франко А. снова появился в аэропорту, он был задержан при попытке забрать пистолет, который, как он заявил полиции, случайно нашел. Неизвестно, какой поворот приняла бы история, если бы задержание происходило в Германии. Но дело было в Австрии, тамошняя полиция сняла у Франко А. отпечатки пальцев и, проверив их по европейскому дактилоскопическому банку, была крайне удивлена…

«Беженец» на доверии

Оказалось, что эти отпечатки зарегистрированы в ФРГ как принадлежащие беженцу из Сирии.

С этого места начинаются сплошные нестыковки. Пересечение этим человеком границы не зафиксировано, хотя, по словам беженца, это произошло в 2015 г. Лишь в декабре 2015 г. он зарегистрировался в центр приема беженцев, назвавшись сирийцем. Еще через полгода он подал прошение о предоставлении убежища. В то время тысячи беженцев месяцами дожидались рассмотрения их дел, но наш «герой», которого никто не видел в общежитии для беженцев, был достаточно быстро – уже 7 ноября 2016 г. – вызван на собеседование. Там он сообщил, что родился и вырос в семье сирийских христиан, чьи предки прибыли в Сирию из Франции. В семье якобы говорили по-французски, поэтому, дескать, сам он арабского практически не знает. Казалось бы, сотрудника Федерального агентства по делам мигрантов и беженцев (BAMF) это должно было насторожить, как и странное для сирийца имя Давид Беньямин. У него нет ни одного документа, даже поддельного, но в BAMF почему-то верят любым его сказкам вплоть до якобы еврейского происхождения его деда, из-за которого молодого человека в Сирии преследуют боевики «Исламского государства». Настолько верят, что уже 16 декабря признают беженцем и направляют в баварский Цирндорф, где он получает место в общежитии и государственное пособие.

И все это время он оставался старшим лейтенантом бундесвера, который платил ему денежное содержание и где никто не замечал странных отлучек офицера. Впрочем, не замечать некоторые вещи для бундесвера, как выяснилось, в порядке вещей…

Наследники вермахта в бундесвере

Сопоставив спрятанное оружие и историю с регистрацией в качестве беженца, следователи прокуратуры Франкфурта-на-Майне в качестве первой версии выдвинули предположение о том, что Франко А. придерживался правоэкстремистских взглядов и собирался совершить теракт, чтобы бросить тень на беженцев. При этом военная контрразведка и полиция поспешили заявить о том, что им неизвестно ни о правоэкстремистских взглядах задержанного, ни о его прежних конфликтах с законом.

Однако шила в мешке не утаишь, и вскоре СМИ сообщили о том, что о праворадикальных взглядах военнослужащего командованию было известно как минимум с 2014 г., когда он представил к защите в французском Военном университете выпускную работу, полную соответствующих воззрений. Оба рецензента признали ее не соответствующей демократическим нормам, после чего немецкий руководитель дипломанта вопреки требованиям Закона о военной контрразведке дело замял, предложив Франко А. написать новую выпускную работу. В его личном деле не было сделано никаких отметок (о происшествии уже после ареста Франко А. сообщил полиции один из его бывших однокурсников). Не поставили в известность и военную контрразведку, так что последующие проверки офицер проходил без труда.

Столь «незрячими» оказались и другие должностные лица бундесвера. При обысках в казармах, а также в квартирах Франко А. и его выявленных сообщников был найден целый арсенал армейских боеприпасов, а также «черный список» с именами целей будущих терактов, среди которых – ряд германских политиков, руководители еврейских и мусульманских организаций. Там же – указания на акцию по освобождению из тюрьмы отрицательницы Холокоста Урсулы Хавербек и другие теракты «под фальшивым флагом». Кроме того, найдено кое-что из символики вермахта.

Не дожидаясь, пока всплывет еще больше неприятной информации, министр обороны Урсула фон дер Ляйен по обыкновению поспешила броситься в контратаку, подвергнув резкой критике руководство армии, которое, по ее мнению, проявило халатность при работе с кадрами и вовремя не обнаружило в своих рядах офицера с экстремистскими взглядами. И тем самым лишь усугубила ситуацию. Попытка политика, уже более трех лет возглавляющего Минобороны, отмежеваться от ответственности, выглядела настолько недостойно, что вызвала резкое противодействие армейском руководстве, в связи с чем министру пришлось публично извиняться. Ну а то обстоятельство, что ни один из известных однопартийцев не выступил в ее поддержку, позволяет предположить, что шансы фон дер Ляйен стать наследницей Ангелы Меркель становятся все более призрачными. И это не может не радовать.

«…И нету других забот»

Впрочем, политическое будущее Урсулы фон дер Ляйен – не самая важная тема для жителей Германии. Между тем, усилиями политиков и медиа «дело Франко А.» незаметно превращено в «дело Урсулы Л.» Видимо, в ХДС было решено, что проще пожертвовать не слишком удачливым на этом посту министром и канализировать «ярость благородную» в уже ставшие привычными дискуссии о правоэкстремистских тенденциях в бундесвере, чем концентрировать общественный дискурс на чудовищных просчетах внутренней политики канцлера Меркель.

Попытки такого поворота дискуссии делались с самого начала. Как только стала известна история с «сирийским беженцем» Давидом Беньямином, МВД ФРГ нехотя отреагировало отпиской в «Твиттере», сославшись на большой наплыв беженцев в конце 2016 г. и связанную с этим чрезмерную загрузку сотрудников BAMF. При этом министерство отрицало наличие структурных проблем в своей деятельности. Вместо этого было указано на то, что за последние два года сделано многое для повышения стандартов безопасности при рассмотрении заявлений беженцев.

Между тем, изучение случая с Франко А. наглядно иллюстрирует то, о чем критики Меркель говорят уже два года: начиная с 2015 г. в Германию хлынул неконтролируемый поток неидентифицируемых людей, и утверждение политиков и чиновников о наличии хотя бы какого-то контроля над ним – если и не откровенная ложь, то попытка выдавать желаемое за действительное.

Заявление «беженца» Давида Беньямина принимал и рассматривал офицер бундесвера, откомандированный для помощи BAMF. Полуторачасовая беседа на французском языке позволила Франко А. подробно изложить свою «легенду». Вопросов ему практически не задавали (даже когда он рассказал про якобы полученное в Сирии осколочное ранение, никто не попросил его показать). Да и к чему? В тот период – начиная с ноября 2014 г. и до 17 марта 2016 г. – решение зачастую принималось на основе даже не личного собеседования, а заполненной анкеты без малейшей проверки приведенных в ней сведений. Но и после ужесточения правил во многих случаях допускается применение такого порядка.

Чем больше выяснялось неприятных подробностей, тем сложнее становилось отстаивать версию «единичной ошибки». В итоге главе МВД пришлось объявить о том, что в ближайшее время BAMF перепроверит заявки около 2000 соискателей убежища из Сирии и Афганистана, решения по которым принимались в то же время или теми же лицами, что и в случае Франко А. «Нужно прояснить, были ли помимо данного случая систематические упущения по линии BAMF», – пояснил представитель МВД. (О чем он не сказал: из-за бюрократических нестыковок катастрофически перегруженное BAMF лишилось недавно более 2000 из своих 9754 сотрудников, в связи с чем под угрозой не только обработка почти 300 тыс. скопившихся заявлений, но и обещанное повышение качества работы агентства.)

Не исключено, что в результате проверки будет найден и наказан «стрелочник». Что же касается истинного виновника скандала, то она безнаказанно продолжает свое черное дело. Как недавно сообщила Международная организация по миграции, за первые четыре месяца текущего года в ФРГ прибыли более 60 тыс. соискателей убежища, в то время как внешние границы ЕС пересекли лишь 44 тыс. Иными словами, внемля приглашению канцлера, в Германию стекаются те, кому прием в прочих европейских странах показался недостаточно гостеприимным. О том, какие среди них притаились сюрпризы, мы узнаем лишь после очередного скандала. Иного способа заставить политиков быть честными с народом, увы, нет…

Михаил ГОЛЬДБЕРГ

Понравился материал?
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:

Интернет-газета КОНТИНЕНТ на Facebook Интернет-газета КОНТИНЕНТ ВКонтакте Интернет-газета КОНТИНЕНТ в Одноклассниках
Яндекс.Метрика