Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная / Аналитика / Расизм в Америке: смена парадигм

Расизм в Америке: смена парадигм

Трудность обсуждения темы расизма заключается в том, что физические, цивилизационные, интеллектуальные различия между расами, которых, согласно представлениям современного либерального общества, не должно бы быть, существуют. Чтобы наблюдать врождённые физические различия белых и чёрных, достаточно прийти в США на баскетбольный матч или на соревнования по лёгкой атлетике. Интеллектуальным различиям рас посвящена знаменитая книга The Bell Curve Ричарда Херрнстайна и Чарльза Мюррея. И те и другие различия носят статистический характер. То есть отдельные грек Геракл или еврей Самсон были бы вполне конкурентоспособны среди чёрных атлетов, но как спортивная команда, чернокожие в соревновании с греками или евреями были бы фаворитами. 

afroamerican-349806_960_720

Расизмом принято называть несправедливости по отношению к человеку из-за его расы. Антисемитизм тоже зачастую относят к расизму. Сталину принадлежит эффектное, хоть и бессмысленное определение: «Антисемитизм, как крайняя форма расового шовинизма, является наиболее опасным пережитком каннибализма». При чём тут каннибализм? Похоже, усатый выпендривался перед Троцким.

Чернокожие прибыли в Америку в трюмах невольничьих кораблей. В результате победы северян в Гражданской войне 1861-65 годов президент-республиканец Авраам Линкольн добился на территории всей страны отмены рабства. После этого положение чернокожего населения страны постепенно улучшалось. В 1954 году Верховный суд США постановил прекратить расовую сегрегацию в школах. Правда, южные штаты страны, в которых были сильны позиции демократической партии, противились десегрегации. В 1957 году Конгресс США принял федеральный закон об избирательных правах негров. Движение за гражданские права чернокожих американцев активно поддерживали евреи, также испытывавшие ограничения в своих правах.

Идеалы того времени были изложены в знаменитой речи Мартина Лютера Кинга (МЛК): «Я мечтаю, что однажды эта нация распрямится и будет жить в соответствии с истинным смыслом её принципа: «Мы считаем самоочевидным, что все люди сотворены равными… Я мечтаю, что придёт день, когда мои четыре ребёнка будут жить в стране, где они будут судимы не по цвету их кожи, а в соответствии с их личностными качествами…»

Один из ведущих журналистов WSJ чернокожий Jason L. Riley в статье от 10 февраля привёл статистику изменений в чёрной общине в последний период ущемления её гражданских прав. «Ирония в том, что история чёрных в первой половине ХХ века являет нам картину грандиозного прогресса несмотря на значительные внешние препятствия» – пишет он. Между 1940-м и 1960 годами количество бедных в чёрной общине упало с 87% до 47%. Процент работников интеллектуального труда среди них с 1940 по 1970 год выросло вчетверо. Социолог Михаэл Явен Фортнер в книге «Молчащее чёрное большинство» сообщает, что в Нью-Йорке между 1940-м и 1950 годами заработки чёрных выросли втрое, в следующие десятилетия количество чёрных юристов возросло на 55%, докторов – на 56% и учителей – на 125%. Ещё быстрее росло количество медсестёр, бухгалтеров и инженеров.

Важнейший фактор, определённо связанный с названными успехами: все исследования, проведённые с 1890 года по 1940-й показывали, что в браке состоял больший процент чернокожих, чем белых. В 1925 году 5 из 6 чёрных детей жили в семьях с двумя родителями.

В середине ХХ века, несмотря на существовавшую дискриминацию, сформировалось немало выдающихся чернокожих граждан Америки: выдающийся философ и экономист Томас Соуэлл, два члена Верховного суда США Тергуд Маршал и Кларенс Томас, начальник штабов армии, позже госсекретарь США Колин Пауэлл, госсекретарь Кондолиза Райс, выдающийся нейрохирург Бен Карсон.

Интересна аналогия с советскими евреями. Я читал во многих воспоминаниях и слышал от знакомых, что дискриминация заставляла евреев трудиться значительно интенсивнее, чем их сверстники. Несмотря на препоны, евреи в СССР в массе оказывались куда успешнее, чем дети всех других «братских народов».

Парадигма расизма против чернокожих в США изменилась после убийства президента Кеннеди. Президентское кресло занял техасец Линдон Джонсон. Ему, демократу-южанину, Америка обязана рождением нового расизма, куда более губительного для чёрной общины страны, чем увядавший старый. 2 июля 1964 года был принят акт о гражданских правах, запрещающий дискриминацию на основании расы, религии, пола. Он стал основанием для установления квот при поступлении в колледжи и в бизнесе, «перевёрнутую дискриминацию», как зовут такую практику в Англии. Мечта МЛК о том, что его дети «будут судимы не по цвету их кожи, а в соответствии с их личностными качествами» оказалась похороненной.

А вскоре Джонсон провёл в США реформы по борьбе с бедностью, названные «Великим обществом». Строго говоря, за нечто подобное ратовал и МЛК, заявивший в 1967 году: «Самый эффективный метод борьбы с бедностью – её прямая отмена введением гарантированного дохода». Этот «гарантированный доход» государство обусловило наличием у женщины детей и отсутствием у неё мужа. Другими словами, государство экономически стимулировало распад семьи. Так как доход чёрных семей в среднем был ниже, чем белых, уравнение размера невысокой зарплаты и пособия на детей оказалось наиболее губительно именно для этих семей. По статистике, в 2011 году 72% чёрных детей были рождены незамужними женщинами.

Следствие этого нового расизма – материального поощрения государством распада семьи и безотцовщины: тяжёлая деградация чёрной общины США. В 2008 году 60.21% населения американских тюрем составляли чернокожие, они же оказались жертвами 43% убийств, при этом их убийцами в 93,1% случаев были другие чёрные. Большего зла, чем либеральные реформы Джонсона, чернокожей общине Соединённых Штатов принести было невозможно.

Продвижение этой губительной «борьбы с расизмом» породило группу чёрных лидеров, паразитирующих на ней. Riley пишет: «В эру после 1960 года чёрные лидеры превратили движение за гражданские права в выгодную индустрию… Они используют расовую идентичность для того, чтобы продвинуть унифицированное мышление и лишить чернокожих индивидуальности, сохранить историю чёрных как историю их преследований белыми вплоть до сегодняшнего дня… Это им нужно, чтобы объяснить расовое неравенство в областях от школьной успеваемости и доходов до статистики безработных, заключённых и распада семьи в чёрной общине».

Системы квот при приёме в университеты и в бизнесы для расовых групп, считающихся исторически ущемлёнными, сделали американское общество несправедливым. Чтобы добиться успеха молодому человеку, если он не родился в семье мультимиллионера, приходится зачастую изобретать предка «правильной расы». Историк В.Д.Хансон в статье от 9 февраля для NRO констатирует: «Усилие правительства разделить Америку по расам – в основном для выгоды племенных карьеристов – провалилось и оставило позади себя хаос, чудовищный оппортунизм и опасный цинизм». Пример такого цинизма: карьера гарвардского профессора, ныне сенатора и часто поминаемой как кандидата в президенты США Элизабет Варрен. На основании обладания высокими скулами она записалась потомком индейцев-чероки, и имела всю жизнь при своём продвижении попутный ветер. Чероки, впрочем, ведущие летопись своего племени, отказывают Варрен в родстве.

Можно ли быть уверенным, что какая-то прапрабабка Варрен когда-то не согрешила с индейцем, что осталось незарегистрированным? Но если так – то должны ли такие подозрения являться основанием для продвижения по службе? Сейчас, однако, они – существенная подпора для успеха в карьере. Хансон рассуждает: «Сюзан Смит с мексиканской бабушкой становится Сюзан Лопес-Смит, а Рик Смит превращается в Рикардо Смита и получает за это изменение как бонус дополнительные сто пунктов в его показатели для поступления в колледж. Общее правило: чем экзотичнее звучит имя, не как имя белого и не по-американски, тем более оно помогает в карьере. Наверняка парнишка Барри Дурхам, или даже Барри Соэтеро, не имел бы в карьере траектории Барака Обамы».

Извращённый расизм, победивший в либеральной морали США, особенно постыден в криминальной сфере. Фактически лидеры чёрной общины требуют для чернокожих преступников таких же преимуществ, как если бы те поступали в университет. Когда полицейский застрелил в Фергусоне чёрного бандита Майкла Брауна, пытавшегося отнять у него пистолет, эти лидеры организовали марши протестов, воодушевили чёрных люмпенов на грабежи и поджог Фергусона. Президент Обама послал своего министра юстиции Эрика Холдера, тоже «нового расиста», посетить семью убитого бандита и выразить той соболезнование.

Недавно неизвестный «с тёмной кожей», как сообщила пресса, другими словами чёрный, ударил ножом хасида в нью-йоркском районе Краун Хайтс, тяжело ранив того, и убежал. Эта атака напомнила то, что происходит сейчас ежедневно в Израиле. Но тут Обама никак не проявился и никого с соболезнованиями не посылал. Ведь хасид не выглядел «как мог бы выглядеть его сын» (это из заявления Обамы после гибели в стычке во Флориде чёрного парня Трейвона Мартина, тоже непомерно раздутой индустрией нового расизма).

Смена парадигм в американском расизме повлияла и на положение еврейской общины. Общество постепенно приняло евреев как равных. Восторг от этого решительно изменил самовосприятие многих американских евреев. Когда в 1948 году был провозглашён Израиль, ликованию американских евреев не было предела. Для новорожденного были собраны огромные пожертвования не таких уж богатых в те времена евреев. В 1967 году чудо Шестидневной войны объединило американских евреев в чувстве солидарности с израильтянами, избежавшими, казалось, неминуемой гибели. Солидарность со своими братьями была ещё высока среди американских евреев в годы борьбы советского еврейства за право на эмиграцию.

Сейчас ситуация иная. Евреи – борцы за права меньшинств – оказались в элите современного либерального общества. Это вскружило им голову. Они поднялись выше интересов их собратьев. По опросам, меньше половины американских евреев поддерживают Израиль. Среди студенческой молодёжи, объединённой в омерзительные антиизраильские движения вроде BDS, полно евреев, даже среди заводил. Очень заметны еврейские антиизраильские организации J-street и The New Israel Fund. NIF вручает ежегодно около 30 миллионов долларов на многие антиизраильские проекты, вроде антисионистской израильской организации «Нарушающие молчание» или кампании за маркировку продукции, произведённой в Иудее и в Самарии.

Рон Торосян в статье от 4 февраля называет некоторых крупных доноров NIF. Это Алиса Докторофф – президент UJA, той самой организации, что собрала для Израиля миллионы в трудном 1948 году; руководители The Jewish Communal Fund; реформистский Темпл Израэл из Вайт Плэйн. Реформистский иудаизм в США, во всяком случае в лице ведущих раввинов, в целом антисионистский. В раввинском кабинете J-street состоят сотни раввинов-реформистов. Есть они и среди создателей этой организации.

Одна из причин сегодняшнего антисионизма американских евреев – их верность демократической партии, со времён президента Джонсона партии нового расизма и, начиная с президентства Клинтона и, особенно, Обамы, антисионистской. По опросам 2015 года 83% республиканцев и только 48% демократов поддерживают Израиль. Среди партийных элит 76% демократов, но 20% республиканцев считают, что Израиль имеет слишком большое влияние на американскую политику. Среди этих элит 47% демократов, но лишь 13% республиканцев считают Израиль расистским государством. 18% демократов и 76% республиканцев хотят, чтобы их лидер поддерживал Израиль.

Не странно, что новая напасть грозит ныне Израилю именно со стороны еврейства демократической партии. Имя этой напасти – Берни Сандерс, первый реальный кандидат в президенты США – еврей. Известный писатель Джек Энгельхард в статье от 11 февраля «Куда подевались антисемиты, когда они нам так нужны» предупреждает: «Берни, в основном, занимает антиизраильские позиции, и это делает его клёвым среди его публики. Он бойкотировал речь Нетаниягу в Конгрессе США, выступает за то, чтобы вдвое уменьшить Израиль и против поставок еврейскому государству столь необходимого тому оружия».

Причины деградации чернокожих и американских евреев после смены парадигм в американском расизме разные. Новый расизм относительно чернокожих сменил дискриминацию незаслуженными привилегиями. И это оказалось страшнее дискриминации и привело значительную часть чёрной общины Америки к тяжёлому кризису. Евреи же, получив свободный доступ в американский истеблишмент, ассимилируются, теряют своё еврейство и забывают, ради чего они были посланы в этот мир.

Борис Гулько, Нью-Джерси
Источник

gul2

Мир еврея. Часть 2
111 избранных эссе, написанных в 2012-215 годах.
547 страниц. 26 долларов, включая пересылку по США и Канаде.
Мир еврея. Часть 1
57 избранных эссе, написанных в 2000-2012 годах.
269 страниц. 15 долларов, включая пересылку по США и Канаде
Путешествие с пересадками. Три книги воспоминаний
397 страниц, включая фотографии. Очерки о чемпионах мира
от Ботвинника до Каспарова и других великих шахматистах
20 долларов, включая пересылку по США и Канаде.
Заказать книги можно у автора: gmgulko@gmail.com

Понравился материал?
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:

Интернет-газета КОНТИНЕНТ на Facebook Интернет-газета КОНТИНЕНТ ВКонтакте Интернет-газета КОНТИНЕНТ в Одноклассниках
Яндекс.Метрика