Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная / Аналитика / Путин пытается стать новым Сталиным

Путин пытается стать новым Сталиным

Интервью Юрия Фельштинского эстонской газете Рostimees

Путин пытается стать новым Сталиным

Эстонские читатели хорошо знают вас благодаря книге в соавторстве с А. Литвиненко «ФСБ взрывает Россию». Как вы полагаете, спустя 15 лет после событий, анализируемых в книге, станем ли мы с вами свидетелями того, как люди, виновные в преступлениях, понесут за это ответственность?

– Я думаю, что наказание организаторов и исполнителей убийства Литвиненко за пределами возможностей британского правосудия. Всё-таки, согласитесь, чтобы осудить этих людей и привести приговор в исполнение, нужно физически доставить подозреваемых в Лондон и затем в Англии посадить их в тюрьму. Наверно, это малореально. Об убийстве Литвиненко мы знаем почти всё. Мы знаем, что он был убит с помощью особого радиоактивного яда. Мы знаем, что в убийстве участвовали офицеры ФСБ Луговой и Ковтун. Мы знаем, что это убийство не могло бы состояться без ведома и указания высшего руководства ФСБ. Мы не знаем, отдавал ли приказ убить Литвиненко лично Путин, но из реакции российского политического руководства на это убийство я все-таки склонен сделать вывод, что лично Путин знал о готовившейся операции и лично дал указание эту операции провести. Было ли это указание письменное или устное, мы не знаем и узнаем, наверное, не скоро. Но проблема еще и в том, что, когда руководителей нынешней России будут судить международным судом за совершенные ими преступления, убийство Литвиненко будет в списке преступлений не первым и не главным, так что в Великобритании наказание смогут понести лишь Луговой с Ковтуном, но уж точно не Путин и высшее руководство ФСБ. Они, думаю, будут отбывать наказание в другом месте.

Перед смертью А. Литвиненко успел рассказать многое о В. Путине. Как вы полагаете, стало ли это главной причиной, по которой А. Литвиненко решили так злодейски и демонстративно ликвидировать?

– Отдадим должное НКВД/КГБ/ФСБ: эта организация всегда ставила перед собой цель ликвидировать перебежчиков. В этом смысле Литвиненко не стал исключением. Наверное, если бы, сбежав из России, он тихо сидел в Лондоне и не открывал бы рта, его бы, ради добрых российско-британских отношений, трогать не стали. Но Литвиненко был одним из самых жестких критиков как руководителей ФСБ, так и лично Путина. Понятно, что именно поэтому он и был убит. Что именно стало последней каплей, перевесившей чашу весов ФСБ в пользу устранения Литвиненко, мы тоже узнаем не скоро. Есть разные версии, все они имеют право на существование. Я не думаю, что это имеет принципиальное значение. Главное очевидно: Литвиненко был убит из-за его противостояния ФСБ и режиму Путина.

Что мы вообще знаем о В. Путине? Складывается впечатление, что большая часть его биографии – выдумка. Особенно то, что касается его карьеры в КГБ и работы при А. Собчаке.

– Самое важное в биографии Путина то, что он был поставлен на должность президента России Федеральной службой безопасности РФ и от имени ФСБ, будучи сам из этой структуры, он стал с 2000 года управлять страной, постепенно продвигая других офицеров ФСБ на высшие государственные, политические и экономические посты. Представьте себе, что в послевоенной Германии власть получило бы гестапо и офицеры политической полиции. А ведь это ровно то, что произошло в России после падения советской власти. Мутный демократический период 1991–1999 годов оказался коротким эпизодом российской истории. Затем власть захватило КГБ/ФСБ, и в результате мы столкнулись с той проблемой, которая сегодня нас всех тревожит: агрессивной политикой российского руководства. На этом фоне подробности биографии Путина отступают на второй план. Принципиальной разницы между тем, является ли президентом России Путин или какой-то другой человек из ФСБ, мне кажется, нет. В этом смысле Путин человек не самостоятельный и не яркий. Диктатором в буквальном смысле слова его тоже не назовешь. Он олицетворяет систему. В свое время Советским Союзом руководило Политбюро, во главе которого много лет стоял Брежнев. Он не был ни особо ярким, ни особо кровожадным. Он просто возглавлял структуру: компартию, правившую страной. Так и Путин сегодня. И от власти он уйдет либо если рухнет режим, либо если умрет естественной или насильственной смертью.

СМИ довольно часто просят вас прогнозировать длительную перспективу. Когда вы бы прогнозировали конец путинского режима, и будет ли таковой вообще?

– Россия относится к тем странам, где смены режимов или серьезное их реформирование происходили в результате внешнего фактора, например войны. Я считаю, что российское вторжение в Украину это и есть тот самый внешний фактор, который не может не привести к падению режима Путина. Как именно это произойдет и когда именно, прогнозировать сложно. Но если до марта 2014 года режим Путина был стабилен и ему абсолютно ничего не угрожало, то после вторжения в Украину путинская система сама ввела себя в зону риска и взвалила на себя обязательства, под тяжестью которых не может не рухнуть. Россия – очень слабая страна: и в военном отношении, и в политическом, и в экономическом. Национально-этнические (религиозные) проблемы России тоже относятся к числу крайне серьезных. Начинать на этом фоне внешнюю агрессию большой страны – Украины, а это страна размером с Францию по территории и населению, – безответственно и опасно. Гитлер тоже в 1940 году захватил Францию, а в 1945-м его страны не стало. Военные победы типа захвата Крыма очень часто оказываются мимолетными иллюзиями и в конце концов приводят «победителей» к катастрофам.

В России поговаривают, что есть два главных врача – телевизор и холодильник. Как вы думаете, станет ли когда-то холодильник сильнее телевизора и приведет ли это к массовым выступлениям? Или это недовольство так и будет выражаться шепотом на кухне?

– Вместо шепота на кухне сегодня – Интернет. Так что нам хорошо известен уровень шепота на кухне. Он достаточно громкий, этот «шепот». Про телевизор нам тоже всё понятно: Путин для того и захватывал в период 2000–2014 годов контроль над СМИ, чтобы использовать их как идеологическое оружие в предстоящей войне с Западом. Телевизор – основной идеологический инструмент нынешней российской системы, причем российское правительство не жалеет денег и для того, чтобы инструмент этот на русском и иностранных языках был задействован не только в Российской Федерации, но и за ее пределами. И это на фоне того, что Запад, наоборот, за годы, последовавшие после падения советской власти, ликвидировал все радиостанции, вещавшие на территории бывшего СССР, а новых инструментов влияния на российское общественное мнение не создал. Тем не менее идеологический контроль над умами населения своей страны – это не мало, но и недостаточно для того, чтобы решить все внутренние проблемы, с которыми сталкивается и еще столкнется Россия. Конечно, за последние 25 лет население когда-то нищего СССР скопило довольно много подкожного жира, и какое-то количество лет, думаю, ухудшение экономического состояния населения будет не слишком заметно. В конце концов, новые квартиры, дачи, машины люди не каждый год покупают. Но у российского бизнеса начнутся серьезнейшие проблемы с получением новых кредитов и перефинансированием старых. А без кредитов в современном мире развивать бизнес сложно. К ухудшению экономической ситуации в России это не привести не может. Нефть и газ, которые Россия поставляла Европе по достаточно высоким ценам, благодаря чему она существовала беспечно все эти годы, западные партнеры готовы были покупать в расчете на стабильность и безоблачное будущее. Теперь, когда эта стабильность нарушена самой Россией, Европа начнет искать иные пути, и она их найдет. Может быть, не сразу, но найдет. Нефти в мире много. Газа еще больше. Новая американская администрация, скорее всего, начнет поставки жидкого газа в Европу (чему сегодня противится администрация президента Обамы), и по российскому ВВП это ударит очень серьезно. В перспективе всё это не может не сказаться на экономическом благополучии российских граждан. Это если мы оставим за скобками совсем катастрофические сценарии типа активизации Россией военной деятельности за пределами РФ.

Но единственное, чего не следует ожидать и на что нельзя рассчитывать, это на массовые выступления российского населения против своего правительства. В этом смысле Россия не Франция и не Украина. Майдана в России не будет; французской революции – тоже. Россия – страна одного города. Всё решает Москва. Провинция завтра может хоть под воду уйти: не покажут об этом по телевизору, и конец проблемы. Ожидать, что москвичи сплоченными рядами выступят против Путина и начнут штурмовать Кремль и Лубянку, мне кажется, наивно. Такого развития событий я не предвижу.

– Как вы видите развитие событий в Украине в ближайшее время? Мы наблюдаем, что путинский режим, вероятнее всего, не имеет четкого плана действий, а просто реагирует на ситуацию. Может ли В. Путин добиваться эскалации конфликта или даже пойти ва-банк?

– Да, нам следует ожидать эскалации конфликта в Украине и даже «игры ва-банк», как вы говорите. По крайней мере, именно к этому мы обязаны готовиться. Вообще, нужно всегда быть готовым к худшему сценарию, чтобы он не застал нас врасплох. Если обострение в Украине не случится, будем считать, что нам повезло. Есть очень много факторов, играющих нам на руку. Они все достаточно объективны. Главные – военно-экономическая слабость России. Но есть и факторы, играющие на Путина. В марте 2014 года он напал на Украину, не имевшую президента и правительства. В этом смысле он, конечно же, застал Украину врасплох. У Украины не было армии. Это была мирная безалаберная страна, ожидавшая удара, скорее, со стороны Польши или Венгрии, но уж точно не со стороны России. Пятая пророссийская колонна в России влиятельна и сильна, особенно среди политического и военного руководства страной периода правления Виктора Януковича. Сложившаяся после 1991 года клановая система управления государства мешала Украине провести необходимые стране реформы и приблизиться по уровню рыночной экономики к восточно-европейским соседям. Коррупция оставалась и остается серьезней проблемой Украины, и без проведения глубочайших экономических реформ в стране эту проблему решить нельзя. А проведению реформ крайне мешает отсутствие мира. И это побочная цель Путина: не допустить установления мира в Украине, проведения в Украине экономических реформ, вступления Украины в Евросоюз, а тем более в НАТО.

Планировал ли в марте 2014 года Путин захватить всю Украину? Безусловно, планировал. Была ли изменена эта задача после того, как захлебнулся план быстрого захвата востока и юго-востока Украины? Разумеется, эта задача была изменена, и сосредоточенные на границе с Украиной войска так и остались в целом не задействованными. Но войска эти могут стоять на границе с Украиной до тех пор, пока в Украине, как покажется Путину, не создастся ситуация, благоприятная для вторжения. И я не исключаю, что мы еще станем свидетелями попыток России восстановить на престоле в Киеве и президента Януковича, и Николая Азарова как главу правительства Украины, и Медведчука как руководителя администрации президента. В конце концов, Путин ничего нового не создает. Он комбинирует схемы, использованные ранее то Гитлером, то Сталиным. В Крыму Путин использовал австро-судетскую схему Гитлера, или даже, как объяснил Андрей Илларионов в своей блестящей дискуссионной статье против капитулировавшего перед Путиным А. Навального, гитлеровскую методику оккупации Восточной Померании и Данцига. В «континентальной» Украине Путин, скорее всего, надеется повторить сталинский план захвата Финляндии. В этом смысле образование Луганской и Донецкой республик не сильно отличается от создания «Финской народной республики» с правительством в Териоках во главе с Отто Куусиненом в декабре 1939 года.

Так что в случае с Украиной, к сожалению, рано считать, что конфликт заморозился или стабилизировался. Путин, безусловно, захватит столько, сколько ему позволит захватить НАТО.

– Весной В. Путин внезапно исчез на 10 дней. Начались разговоры, что он блокирован силовиками или вовсе отстранен от власти. Однако оказалось, что он делал очередной facelift. Как вы думаете, переворот силовиков – это реальность или же они удовлетворены нынешним положением дел?

– Переворот силовиков нереален прежде всего потому, что Путин – тоже силовик, первый среди равных. Я допускаю какую-то рокировку, по причинам, которые нам могут остаться неизвестными, в результате которой Сергей Иванов станет по совместительству премьер-министром или даже президентом, а Путин – премьером. Но отстранение Путина от власти в результате заговора окружающих Путина им же подобранных силовиков я исключаю. Безусловно, силовики удовлетворены тем, что происходит в стране. Это теперь их страна. Ради этого Путин, как представитель ФСБ, захватывал должность президента России. Ради этого захватывалась в стране власть, накапливались деньги: чтобы сейчас эти накопленные деньги и эту сконцентрированную в руках ФСБ власть использовать для восстановления Российской империи, которую все будут бояться, как когда-то боялись СССР. Как именно эту новую страну назовут: Российская империя, Советский Союз или же Российская Федерация, пока, наверное, неизвестно. Но мне кажется, что у Путина абсолютно детская привязанность ко всему советскому, на уровне комплекса: советскому гимну, советской мелодии информационной программы «Время», советскому информационному агентству «Телеграфное агентство Советского Союза», переименованному в старое ТАСС в сентябре 2014 года. Так что я думаю, что над переименованием Российской Федерации в СССР уже работают «лучшие умы» нынешней России, придумывая что-нибудь типа «Союз Свободных Самостоятельных Республик», сокращенно – всё тот же СССР.

– Что будет после В. Путина? Вероятно ли, что система попросту воспроизведет себя и в своих жерновах перемелет кого угодно – А. Навального, М. Ходорковского и др. – и на выходе мы получим нового В. Путина?

– Навального уже «перемололи». Навальный умудрился поддержать аннексию Крыма. После этого как оппозиционный политический деятель России он перестал существовать. Михаил Ходорковский, как мне кажется, в будущей свободной России (но здесь нужно сделать акцент на слове «свободной») мог бы стать хорошим премьер-министром. Впрочем, и Касьянов мог бы по праву претендовать на эту должность. Что же касается президента, то я бы хотел видеть на этом посту безусловного оппозиционера, ранее не входившего в руководство, например, кого-то типа Гарри Каспарова (это если он согласится эту должность занять, разумеется). Потому что мы уже имели как-то в России «демократического президента» из бывшей номенклатуры – Бориса Ельцина. Ничего хорошего из этого в конечном итоге не получилось. Гавел или Валенса – более правильные политические лидеры в постидеологические эпохи, чем опытные кадровые управленцы снесенных историей режимов.

А новых Путиных, увы, Россия наплодила достаточно много. Они находятся рядом с Путиным, входят в его близкий круг, и утром, подходя к зеркалу, смотрят на себя и справедливо считают, что смогут, когда время придет, управлять Россией не хуже Владимира Владимировича. И сам Владимир Владимирович знает, что завтра его можно сменить на любого Иванова, и в огромной стране этого никто не заметит, и о Путине забудут на следующий день после смены или смерти, как в свое время забыли про Брежнева. Поэтому он стремится стать Сталиным, которого во всем мире помнят до сих пор.

Юрий Фельштинский
Интервьюировал Таави Минник
Источник

Понравился материал?
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:

Интернет-газета КОНТИНЕНТ на Facebook Интернет-газета КОНТИНЕНТ ВКонтакте Интернет-газета КОНТИНЕНТ в Одноклассниках
Яндекс.Метрика