Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная / Аналитика / Pussy Riot: а кто все-таки виноват?

Pussy Riot: а кто все-таки виноват?

Проблема «дела Pussy Riot» не в том, можно ли петь песни в храме, и даже не в том, какова роль церкви в жизни общества и государства. Проблема в другом: никто из комментаторов не знает настоящего заказчика. Проблема системная — никакой общественный контроль и обсуждение без такого знания невозможны.

Участницы группы Pussy Riot в Хамовническом суде
Участницы группы Pussy Riot в Хамовническом суде. Фото: Коммерсантъ

Итак: арест участниц «панк-феминистского» коллектива Pussy Riot продлен на полгода. То есть они проведут в СИЗО примерно 9 месяцев . Если, конечно, арест не продлят на более длительный срок. Вряд ли апелляция адвокатов тут всерьез поможет — до сих пор их доводы никак судом не воспринимались. И да — арест на 9 месяцев уже означает, что участницам «панк-группы» дадут реальный срок не меньше года (статья предполагает срок до семи). Или же им могут назначить предусмотренные статьей штрафы (от 500 тысяч до миллиона рублей — сумма ныне популярная), но вряд ли наш самый гуманны суд ограничтся даже этими запредельными суммами.

Дальше всяческая фактура заканчивается и начинаются трактовки, эмоции и эмоциональные трактовки. «Позор», «доколе» или «ура», начинает скандировать публика в зависимости от отношения к делу и к самим Pussy Riot в частности. Более трезвые трактователи рассматривают дело и обсасывают с разных сторон на протяжении уже нескольких месяцев. Только на «Полит.ру» уже обсуждены феминистский (Чего хотели и чего добились Pussy Riot), культурологический (И пуссириотизация всей страны), исторический («Три щелчка попу», или Новое юродство как рефлекс), экспертный (Именем народа), политический (Пусистерия, На пути к расколу), правовой, политтехнологический (Часы патриарха или Заговор Березовского и Pussy Riot), информационный контекст «дела Pussy Riot». Несколько десятков (!) объемистых текстов не самых глупых людей, посвященных выходке нескольких безусловно недалеких девиц. В общей же сложности количество буковок, написанных в печатных и интернет-СМИ, и слов, сказанных на радио и ТВ, уже существенно превысило не только количество знаков и звуков во всем «творчестве» Pussy Riot, но даже  все возможные материалы дела перед этим объемом меркнут.

Все пытаются объяснить бездумную жестокость государственной машины, которая укатывает трех девушек, будто те убийцы или, по крайней мере, причинили некий серьезный урон общественным интересам. Объяснение не выходит, вот и упражняются: кто в негодовании, кто в не менее истовой поддержке «правосудия» и церкви, кто в выстраивании разной степени убедительности конспирологических теорий, а кто в упражнениях для ума. И все равно внятного объяснения не выходит.

Хотя бы потому, что субъект «гонений на Пусси» и главный интересант в этой истории абсолютно неясен. РПЦ и отдельные иерархи, неведомые политические менеджеры, Путин лично, православные силовики — кто конкретно дал отмашку?

Или это было некое коллегиальное решение «кровавого режима», продвинутое «силовиками в рясах»? Ответа нет, а без него не выстраивается и объяснение — политический это процесс или все-таки чисто церковь обиделась (тоже политика, но чуть из другой серии). Или вообще частная инициатива «православных силовиков» и поддержавшего их «православного суда»? Последняя трактовка была бы самой, пожалуй, изящной (поэтому наименее вероятна), поскольку означала бы, что внутри светской правоохранительной и судебной системы уже существует и некая «православная» система.

В любом случае — неведомый заказчик создал невероятный шум вокруг в общем-то рядового случая из жизни российских политактивистов и разного рода политизированных «арт-групп». На ровном месте. Ни нашумевшая акция арт-группы «Война» «Х-й в плену у ФСБ», ни их же акция «Дворцовый переворот»такой реакции власти, а затем и граждан, не повлекли. А там натурально вырисовывались та самая 213-я статья, пункт «б», что сейчас «шьют» Pussy Riot. Еще и порча госимущества была — дело серьезное, «Пусси» ничем таким не занимались. Только и экспертиза никакой розни не нашла, и Следственный комитет дело пару раз приостанавливал.

Хотя это может еще и не конец истории: на днях глава думского комитета по делам семьи Елена Мизулина (она из эсеров, но как-то активно подписывается вод властными законопроектами в последнее время) попросила Генпрокуратура проверить другие акции Pussy Riot, участницы которой ранее были членами как раз арт-группы «Война». В любом случае, с точки зрения угрозы общественному порядку и собственности государства активисты «Войны» существенно опаснее, нежели «панк-молебен».

И уж куда опаснее для общества и власти, скажем, деятельность подмосковных прокуроров, занимавшихся шантажом, крышеванием нелегальных казино, бравших взятки и вообще ребят донельзя бравых. Накануне суд отпустил одного из них под домашний арест (см. Три закона для игры в государственном казино). Бывший прокурор Серпухова просидел в СИЗО больше, чем пока предстоит Pussy, – c 20 мая 2011 года. Только вот статья за взяточничество предполагает куда больший срок — от 8 до 15 лет. Или же тот самый 80-100-кратный штраф от суммы взятки, введенный при президенте Медведеве. То есть: прокурор-взяточник так же опасен для общества, как и девушки хулиганки, покривлявшиеся на камеру в храме? Удивительная государственная логика.

Надо сказать, что прокуроры тоже выступали против Владимира Путина, которому и принадлежала инициатива закрытия казино в стране. Но им протест против Путина с рук может сойти. Наверно дело все-таки не в Путине, а в храме. Уходим на новый круг гадания «кто заказчик». И опять «позор», «доколе», «ура».

Отсутствие явного заказчика — это, кстати, вообще одна из особенностей российской системы госуправления.

Законы, конечно, пишут депутаты, но всем известно, что они их не пишут. Присмотришься к закону — тут МВД постаралось, тут ФСБ, тут «Газпром», а тут целый пул чиновников и бизнесменов руку приложили. Но персонально это инициатива «группы депутатов» и за руку реального интересанта и даже исполнителя уже не поймать. Чтобы он мог нормальным языком поведать (депутат-то знает, что рассказывать правду никак нельзя), зачем этот чудесный закон выдуман. То есть часто можно и отдельным журналистам даже удается, но чаще лобби прячется столь хорошо, что вывести заказчика на чистую воду никак не выходит. От этого и получается избирательность суда, очевидное несоответствие некоторых норм интересам общества и ответное недоверие к власти.

Никто на деле не несет персональной ответственности за решения, а те, кто может ее понести, лишь исполняют чьи-то распоряжения.

Вот, допустим, сам Патриарх или хотя бы Всеволод Чаплин вышел бы и сказал: «Да, это мы выступали за то, чтобы богомерзким девкам дали по полной, потому что…». И тогда вот вам настоящая дискуссия, персональная репутационная ответственность (не часы «Брегет», чай). Или там Игорь Сечин выступил бы и заявил: «Да, это я инициатор посадки Ходорковского, ибо…». А так у нас либо «независимый генпрокурор» пытается отвечать (или вовсе несчастный судья Данилкин), либо вообще молчание. И во всем виноват депутат Сидякин или какой-нибудь, не приведи Господь, Бурматов.

Михаил Захаров
polit.ru

Понравился материал?
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:

Интернет-газета КОНТИНЕНТ на Facebook Интернет-газета КОНТИНЕНТ ВКонтакте Интернет-газета КОНТИНЕНТ в Одноклассниках
Яндекс.Метрика