Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная / Общество / Протесты в России. От «маршей миллионов» к «прогулкам сотен», что дальше?

Протесты в России. От «маршей миллионов» к «прогулкам сотен», что дальше?

Блиц-опрос Медиагруппы КОНТИНЕНТ

 

Сергей Ястржембский, философCергей Ястржембский, философ. Нью-Йорк (США)

Что дальше я написал в своей статье. См. ниже.

Кризис подкрался незаметно. Меры стабилизации в апокалипсис… или всё пропало, всё пропало!

В общественных баталиях, трясущих весь мир в последние 6 месяцев, никто не заметил, как совсем близко подкрался кризис.

В России о нём заговорили только тогда, когда рубль неожиданно обвалился.

Я не буду рассуждать на тему «нет пророков в своём отечестве», или «трагедии Кассандры», я попробую предположить, как этот кризис отзовётся на России.

Как же выглядит кризис для России?

Это, конечно, в первую очередь снижение цен на нефть и газ соответственно. Можно, конечно, погадать, на сколько будет это снижение, но, как я говорю всегда, гадать о ценах, о курсах, об индексах и т.д. дело неблагодарное, рынок предсказать и запланировать невозможно. Можно только предположить, что цены на нефть упадут ниже 75 долларов за баррель. При этом доходы бюджета снизятся соответственно.

Финансовые гуру России так и не послушали добрых советов и не стали переводить накопленные в России финансовые резервы в золото. Эти резервы по прежнему хранятся в долларах и евро, или вложены в государственные ценные бумаги стран зоны евро и США.

Поэтому неизбежный вывод — на эти активы Правительству России рассчитывать не придётся. Они обесценятся в короткий срок, по мере развития кризиса на Западе.

Внутренние возможности стабилизации экономики и компенсаторные рычаги в России не созданы. Поэтому подушка безопасности, созданная в период высоких цен на нефть, будет использована, учитывая, что в России пока не отказались от монетаристских бредней, в течение 3-4 месяцев с момента наступления обвала цен.

Каких действий можно ожидать от статус-кво? В первую очередь начнут искать виновных. То есть начнется кадровая чехарда. Правительство Медведева будет отправлено в отставку и будет сделана попытка призвать в Правительство тех, кто, по мнению Путина, помог смягчить кризис 2008 года. Это Кудрин, Илларионов и т.д. Согласятся ли они на роль агнцев для заклания? Думаю, вряд ли. У них сейчас достаточно надежная общественная позиция и ввязываться в драку в момент, когда она по определению проиграна, они не согласятся.

Следовательно, скорее всего, будет попытка создать коалиционное Правительство из Зюгановцев, Жириновцев и Мироновцев. Эти, выставив свои условия, скорее всего, пойдут на предложение, рассчитывая захватить ключевые посты.

Какие же меры будут предприняты для стабилизации ситуации.

В первую очередь, будет свернута программа перевооружения армии. То есть армия останется так же плохо вооруженной и плохо снабжаемой, как и сейчас. Если Путин не пойдет на сокращение оборонных затрат, это будет означать только одно, что он рассчитывает на проведение в критическое время (а такое неизбежно наступит) маленькой победоносной войнушки для поднятия рейтинга и стимуляции патриотических настроений.

Неизбежно будут заморожены социальные программы. Расходы на культуру будут снижены практически до нуля. Модернизационная программа пойдёт под нож. Дотации регионам из федерального бюджета сократятся до минимума. Реформа правоохранительных органов будет заморожена. Пойдёт ли Путин на сокращение Внутренних войск МВД или нет, покажет, какими методами он будет рассчитывать сохранить свою власть. Хотя при общем спаде, рассчитывать на верность полиции ему вряд ли придется.

Протестное движение в его нынешнем виде минимизируется. Основная масса будет неизбежно занята вопросами выживания. Однако вектор протестов переместится из мегаполисов в глубинку и основой протестного движения станет массовый простой обыватель. Это рабочие, крестьяне и примкнувшие к ним учителя, врачи и т.д. Базисом протестов станут экономические требования.

Наиболее обеспеченная часть населения, опасаясь экспроприации, неизбежно переместится в Европу и Америку. То есть произойдет еще и массовый отток капитала. Перекрыть каналы оттока сегодняшние власти вряд ли успеют. Попытка будет, но бить уже будут по хвостам.

Безработица составит от 15 до 20% активного населения. При таком положении начнется отток населения из городов в сельскую местность. Что само по себе является положительной тенденцией.

Таким образом, уровень жизни снизится до того, который был в конце 80-х прошлого столетия.

В этом состоянии российская экономика будет находиться до того момента, пока не придут люди с позитивными идеями и желанием не растащить общественное добро, а его приумножить.

Есть ли такие фигуры? К сожалению, вынужден констатировать, что их в настоящее время нет, и появление их в ближайшее время вряд ли предвидится. И как бы ни спорили апологеты тех или иных личностей, это медицинский факт.

На какое время Россия окажется в замороженном состоянии? Это будет зависеть от того, как будет развиваться кризис на Западе. Но об этом в следующей статье.

 

Рауф Кубаев, кинорежиссер. Москва (Россия)Рауф Кубаев, кинорежиссер. Москва (Россия)

Дальше, я надеюсь, в России начнётся нормальный демократический процесс. Эти протесты должны сделать своё главное дело: пробудить к жизни общественное сознание россиян. Последние коррупционные процессы как раз во многом спровоцированы этим самым растущим сознанием. Я против революций. До 2018 года — то есть до следующих выборов — время есть. И, надеюсь, за это время в России состоится прорыв гражданского самосознания. И тогда — или нынешний Президент сделает соответствующие выводы (а он умеет учиться и учитывать) и изменит положение внутри страны, или — на смену ему придёт человек, который сможет всё это изменить. Но только эволюционным путём.
Я верю в Россию.
А в США как мировой флагман — нет.

 

Илья Абель, писатель, журналист. Москва (Россия)Илья Абель, писатель, журналист. Москва (Россия)

Новые старые интеллигентские кухни

Когда говорят, подводя итоги не календарного, а от декабря 11-го до декабря 12-го года,  что протестные настроения в России пошли на убыль, что, по мнению мастеров самопиара на политической почве, доказала немногочисленность субботнего выступления на Лубянке в Москве — все это от лукавого.

Массовость не есть показатель готовности приходящих на площадь  к переменам. При Ельцине на площади выходили десятки тысяч людей только в Москве, а  потом все  свелось к разочарованию  людей, к решению частных, сугубо бытовых  проблем.

Прошедшие 12 месяцев показали, что под лозунг, внятно артикулируемый,  точно и  своевременно брошенный в народ, могут собраться те, кто имеет разное представление о настоящем и будущем России, но кто по-своему жаждет перемен и готов самим фактом участия в демонстрации, шествии, митинге законопослушно отстаивать их.

Несомненно и то, что протестующих  возглавили лидеры прошлых лет со своими консервативными взглядами и личными амбициями. Несомненно и то, что новые вожди протеста оказались неспособными воспринять иную, чем до того, сущность его. Поэтому все свели к тому, что им было понятно.

Главный тезис должен был быть и оставаться один: «За честные выборы». Все остальное — производное.

Начавшись с правильного лозунга, российский массовый протест перешел в русло персональных конфликтов с обеих сторон современных баррикад. Кричать о том, что главного кандидата в Президенты РФ, а потом и избранного (как прозрачно и насколько чисто — другой вопрос) Президента РФ — ребячество, популизм и анахронизм.

Именно персональная ангажированность протестных акций привела их к заведомому тупику, когда на первом плане оказались лидеры маргинального крыла — националисты и леваки. Они откровенно оттеснили на второй-третий план мечтателей от оппозиции. Тем самым, сократив и количество участников протестных акций, потому что ассоциировать себя рядом с маргиналами, как бы ни уповали лидеры новой волны протеста на представительство всех настроений общества, мало кому хотелось.

6-го мая уходящего года в Москве это привело к откровенному столкновению с силами правопорядка. Было ли оно провокацией, так сказать, домашней заготовкой с обеих  сторон крайней степени противостояния — сейчас и в ближайшее время мы доподлинно не  узнаем. Везде историю пишут те, кто оказывается в тот или иной момент у власти.

Но не признать того, что гражданская активность российских граждан была бессмысленной и безрезультатной, было бы неправильно и цинично. Чего-то все же удалось добиться. И на словах, и на деле. Не так и не настолько, как хотелось и было бы реально при других лидерах и при иной степени демократизации страны — факт. Но факт и то, что уже вновь стали заметны ростки гласности. Не столь мощной, как при Горбачеве или Ельцине, но все же действенной, благодаря интернету, тому, что зрители слышат и видят на телеэкране, тому, что они стали задумываться о дистанции между обещаниями и исполнением сказанного в предвыборных статьях и выступлениях.

То, что современная Россия напоминает в чем-то СССР — тоже факт. Но все же мы живем в другой, чем двадцать лет назад стране.

Поэтому, протест здесь и сейчас не исчез и вряд ли когда-нибудь исчезнет. Он стал формально не столь массовым. Но эта статистика обманчива. Никто же не подсчитает,  сколько после прожитого в 2012-м году людей по-настоящему стали задумываться о том, что и как с ними и со страной.

Значит, есть резерв. Вопрос теперь состоит только в том, как скоро потенциальное количество протестантов станет гражданским обществом, то есть, уровень несогласия с навязываемыми догмами власти и несовпадением уровня жизни с заявленными не так давно ожиданиями — когда общество осознает свою значимость не в качестве электората, а именно, как общество. Цивилизованное, законопослушное и достойное лучшей доли.

Кажется, ждать этого остается недолго. И наступающий календарный год может оказаться качественно новым с смысле становления правого, гражданского самосознания и четкого, нереволюционного выражения его.

 

Сергей Асриянц, журналист, музыкант. Москва (Россия)Сергей Асриянц, журналист, музыкант. Москва (Россия)

У многих народов, населяющих планету, существует такое понятие — «диалект». Иногда они настолько отличаются, что живущие в разных местах с трудом понимают друг друга, говоря на одном языке.

Сегодня в России ровно такая же ситуация. Казалось бы, и власть, и те, кто против, и те, кто между, говорят на одном языке, но уже никто не понимает друг друга — общество разделилось на диаспоры. Для одной, самой малочисленной, но сконцентрировавшей в своих руках всю власть и ресурсы страны, жизнь представлялась бы исключительно в розовом цвете, не будь остальных двух, с которыми они разговаривают языком махровых штампов — от каждого слова просто несет нафталином. Другая, та, что противостоит первой, столь же малочисленная, но бедная и потому очень активная, да еще и гораздо более талантливая, потому как большинство бездарностей пристроено в первой группе, где как раз серость в почете. Они разговаривают на языке продвинутых, креативных, умных, знают такое количество фактов из жизни первых, что им предельно понятно, кому говорится про «скрепы», и зачем дома нужен телевизор, где ничего кроме дешевой пропаганды псевдо-альфа-самца нет. В первой группе периодически появляется кто-нибудь, пытающийся заигрывать со второй, но его быстро вычисляют и объявляют клоуном на всеобщее посмешище.

И, наконец, самая большая, основная часть соплеменников, находится между двумя «первыми» группами. Это — народ. Тут твердо знают, что именно от их слова будет зависеть будущее страны. Пока они только знают, что знают, но воспользоваться этим знанием не умеют. Прокормить семью, и что-то существенное оставить детям — вот для них главная задача сегодняшнего дня. Но пусть никого не обманывает спокойствие, с каким они прислушиваются к перебранке сторон. Они все понимают. Одних больше, других меньше, но понимают. Придет момент, и власть и ее оппоненты полетят к «едрене фене» — нет среди них, ни в первом, ни во втором случае, тех, кто отвечал бы чаяниям большинства (Первые целыми днями несут околесицу в ящике, вторых год назад слушал на Сахарова. Разницы особой не вижу). Просто потому, что ни первые, ни вторые не стоят ногами на земле. Одни – за облаками, другие пытаются взлететь повыше, и достать первых. Вот оттуда и грохнутся вместе — да так, что костей не соберут. А из народных масс, как их принято называть, в одночасье образуются лидеры. И будут это, скорее всего, совершенно безыдейные сволочи — не потому, что таково время, а потому, что по-другому не бывает. Вешать тех, кто вешал, или отбирать у тех, кто отбирал прежде — вот и вся идеология. И станут они повторять все ошибки всех предыдущих сатрапов, и зажрутся они так же, и кончат тем же. И только один шанс есть у страны — если найдется среди сволочей такая, что захочет оставить по себе след в истории. Будет ли это новая сволочь или старая — не важно, но лучше бы старая, все меньше крови.

 

Георгий Янс, журналистГеоргий Янс, журналист. д.Юдино (Россия)

В связи с тем, что Россия не только «родина слонов», но и «страна непуганых идиотов и вечно зеленых помидоров», предсказать что-либо проблематично. Может быть, тишь да гладь на долгие годы, а, может быть, бунт. Как всегда, бессмысленный и беспощадный.

 

 

 

Даниил Коцюбинский, журналист, историкДаниил Коцюбинский, журналист, историк. Санкт-Петербург (Россия)

Дальше — очередное путинское «головокружение от успехов», вроде прошлогодней «рокировки» — и новый виток смуты. И так до тех пор, пока не пробудятся регионы или хотя бы часть их. Сама по себе Москва Путина не одолеет.

 

 

 

Борис Вишневский, политолог, публицист, общественный деятель. Санкт-Петербург (Россия)Борис Вишневский, политолог, публицист, общественный деятель. Санкт-Петербург (Россия)

Дальше — реальная борьба за реальные интересы людей. Оппозиции надо быть с ними везде, где граждане борются за свои права. И участвовать в выборах — хотя бы муниципальных.

 

 

 

 

Виталий Щигельский, писатель, журналистВиталий Щигельский, писатель, журналист. Санкт-Петербург (Россия)

Дальше будут кухонные «посиделки десяток», конструирование тактики и стратегии, о которых все забудут, как только начнется прилив. А начнется он обязательно, ибо все повторяется. Что он смоет, что оставит после себя (если оставит) одному богу известно.

 

 

 

.

 

Составлен при участии В.Щигельского

 

Понравился материал?
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:

Интернет-газета КОНТИНЕНТ на Facebook Интернет-газета КОНТИНЕНТ ВКонтакте Интернет-газета КОНТИНЕНТ в Одноклассниках
Яндекс.Метрика