Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная / Аналитика / Прощайте, католики

Прощайте, католики

Когда-то были деревенские приходские священники, которые во Франции, зажатой между исламом и распространяющимся государственным лаицизмом(Движение за освобождение общества от влияния религии и создание светского государства, прим. ред.), рискуют исчезнуть.

Прощайте, католикиСветский ежемесячник Causeur напечатал материал под заголовком «Конец Франции колоколен?» Еще на прошлой неделе колокола церкви в местечке Буасет (Boissettes) с пятьюстами жителями в округе Сены звонили каждые полчаса. Потом административный суд Парижа принял постановление о прекращении колокольного звона, так как это якобы нарушает закон 1905 года об отделении церкви от государства. Суд счел, что закон о светском государстве делает структуру имуществом муниципалитета, а использование колоколов имеет религиозную природу. Эта история кажется послесловием к эссе, напечатанному десять лет назад за подписью историка религий Даниэль Эрвье Леже (Danièle Hervieu-Léger) «Католицизм: конец одного мира» (Catholicisme, la fin d’un monde). Перечитывая его сегодня, понимаешь его пророческое значение.

Французская ученая-социолог использовала термин «exculturation», который заставлял думать не о происходящей битве, а об оконченной партии. Французское общество продолжает идти по пути современности в сторону вытеснения («exculturation») католицизма, признания его незначительности. Это больше не та Франция, которая когда-то была «возлюбленной дочерью церкви». Страна Эммануэля Мунье, Жоржа Бернадоса, Франсуа Мориака, Жака Маритена и Тейяра де Шардена, католическая Франция находится в трагическом упадке, зажатая между двух огней: между государственным лаицизмом и исламом. «Примерно за сорок лет Франция стала нацией западной Европы, где население мусульманского происхождения имеет наибольшее значение, – написала газета Osservatore Romano. – Сравнивая статистические данные о католиках и мусульманах, можно предположить, что ислам превзойдет французский католицизм».

Комментируя случай в Буасете, знаменитый писатель Рено Камю высказался вполне определенно: «Лаицизм – это троянский конь победы мусульман. В этой игре ислам всегда побеждает. Ни одна нация, ни один народ, но одна цивилизация не смогут выжить, если они будут поддерживать это самоубийственное правило». Речь идет о церкви Saint-Eloi de Vierzon, расположенной на границе между землями Луары и Бургундией. Здание церкви было выставлено на продажу из-за отсутствия верующих и продано исламскому сообществу.

Известный исламский лидер Далиль Бубакер (Dalil Boubakeur), ректор Большой мечети Парижа, предположил, что число мечетей во Франции удвоится и достигнет четырех тысяч, чтобы удовлетворить спрос. А католическая церковь закрыла более шестидесяти церквей, многие из которых скоро станут мечетями, согласно исследованию, проведенному газетой la Croix. «Бог поменял адрес», – под таким заголовком напечатала статью Le Monde.

У авторитетного французского демографа Жана-Клода Шеснаи (Jean-Claude Chesnais) сомнений нет: «Наступит гибридизация культуры, что приведет к быстрой исламизации». В демографическом плане ислам тоже является победителем. Немусульманские семьи растут в ритме 1,2 ребенка на семью, а исламские – в пять раз быстрее. За последние 30 лет во Франции было построено больше мечетей и мусульманских молельных домов, чем воздвигнуто католических церквей в прошлом столетии. Архиепископ Парижа монс. Вен-Труа написал: «Раньше жители французских деревень каждое воскресенье ходили в наполненную верующими церковь, а теперь мессы проводятся раз в два месяца в на три четверти пустых церквях».

Если французские церкви не превращаются в мечети, то они сносятся. Церковь святого Блейза из Брея (Saint-Blaise du Breuil) в департаменте Алье, церковь святого Пия Х (SaintPie X) в департаменте Эро и церковь святого Жака в Абвиле в департаменте Сомма – это только самые яркие примеры исторических католических зданий, снесенных из-за отсутствия фондов и верующих. По данным французского сената, почти три тысячи религиозных зданий рискуют закончить подобным же образом.

Историк искусства Дидье Рикнер (Didier Rykner), ведущий в журнале Tribune de l’Ar кампанию за сохранение христианского наследия, написал: «Со времен Второй мировой войны мы не видели разрушенных церквей».

Статус католицизма во Франции – это лакмусовая бумага для понимания его судьбы в остальной Европе. Сегодня только один француз из 20 ходит на мессы. Давая интервью ВВС, отец Иннокентий Фенье (Innocent Feugna) рассказал о ситуации в своем приходе Сен-Пьер де Гиз (St Pierre de Guise) на севере Франции: «Здесь я читаю проповеди пенсионерам, а в Камеруне на мессу приходило множество людей, детей и взрослых». Поэтому число иностранных священников утроилось за последние восемь лет. Согласно данным Конференции епископов Франции, только 97 священников были рукоположены по всей стране в прошлом году. Таким образом, мы перешли от деревенских кюре, которых обессмертил в своем романе Жорж Бернанос, к священникам, отправляющимся служить в Африку, чтобы восполнить нехватку там клера. Во Франции сегодня насчитывается около девяти тысяч священников против 40 тысяч во времена Второй мировой войны. Поэтому французские епископы ведут кампанию по набору желающих стать священниками под лозунгом: «Почему не я?» Число крещеных во Франции снизилось на 25% с 2000 года, а количество религиозных браков – на 40%.

Сами французские епископы теперь заняли оборонительную позицию. Это положение возникло в 1974 году во время дебатов, которые привели к принятию закона Симоны Вейль о легализации абортов. «Церковь хранила полное молчание, – пишет еженедельник Valeurs Actuelles. – В 1999 году более ста тысяч французов вышли на площади в знак протеста, среди них было много католиков, но ни одного епископа». Лоран Дандрие (Laurent Dandrieu) на страницах Valeurs Actuelles пишет: «Французская церковь редко прерывала свое молчание (исключением были высказывания смелого и одинокого кардинала Люстиже), она практически ушла в подполье. Когда же она сделала скромную попытку сказать свое хорошо взвешенное слово, на нее обрушились сторонники лаицизма на том основании, что религия относится к частной сфере».

Французский институт общественного мнения, не имеющий антихристианской направленности, обнародовал потрясающие данные: с 1965 по 2009 годы число французов, которые считали себя «католиками», снизилось с 81% до 54%, два француза из трех думают, что христиане «достаточно представлены» в обществе, а четверо из десяти сказали, что не знают среди своих родственников и друзей ни одного практикующего христианина, который участвовал бы в жизни церкви. На вопрос о том, в чем заключается основная миссия церкви, подавляющее большинство французов ответило: «Это борьба с бедностью и борьба за мир во всем мире». 62% французов сказали, что они согласны с утверждением, что все религии равноценны, а среди практикующих католиков эта квота достигла даже 63%.Число верующих, посещающих воскресные мессы, снизилось с 27% до 4,5%, так что практикующие католики стали во Франции редкостью. Статистические данные традиционной группы Paix Liturgique свидетельствуют о том, что упадок наиболее заметен в самых прогрессистских епархиях. Но было бы неправильно рассматривать явление радикальной секуляризации в свете столкновения между католическими течениями. Во всем Париже в 2009 году было рукоположено только десять священников, в 2010 году – семь, в 2011 году – четыре. Теперь существуют такие огромные епархии как Памье, Бельфор и Ажен,

оставшиеся без семинаристов. Регион, известный своим храмом в Лурде, посвященным Деве Марии, один из наиболее популярных в Европе центров паломничества, стал почти полностью агностическим. Там растут только евангельские протестантские церкви, а также общины, члены которых являются последователями архиепископа Лефевра. В 1940 году во Франции было 60 тысяч евангельских христиан, а сейчас их 500 тысяч. У них три тысячи церквей, треть из которых была построена за последние 20 лет.

Под наблюдение попали некоторые религиозные группы. Министр внутренних дел Мануэль Вальс с помощью префектов решил осуществлять наблюдение за подозрительными группами, отмеченными «религиозной патологией», то есть за исламистами, ортодоксальными евреями и воинствующими католиками. «В этом проекте секуляризованного экстремизма сказался выбор сосуществования с террористическими и преступными актами», – написала французская журналистка Présent Жанна Смитс (Jeanne Smits).

Образ католической Франции подрывает все большее число обратившихся в ислам. В сердце буржуазного квартала Парижа, в районе Кретей есть современное просторное и нарядное здание, известное как «мечеть обращенных». Каждый год примерно 150 церемоний обращения в мусульманство проводится в этом здании с великолепным минаретом высотой 81 метр, построенным в 2008 году. Он стал символом исламского присутствия во Франции. Среди тех, кто в пятницу отправляется на молитву, много молодых, бывших католиков, которые теперь покрывают голову и носят длинную одежду. За последние 25 лет случаи обращения в ислам удвоились. «Случаи обращения в мусульманство стали расти, начиная с 2000 года», – сказал Бернард Годар (Bernard Godard), занимающийся религиозными вопросами в Министерстве внутренних дел. В 1986 году обращенных в ислам было 50 тысяч, а сейчас их 100 тысяч. Однако мусульманские ассоциации заявляют, что в действительности их 200 тысяч. Истинную цифру установить трудно, потому что во Франции нет официальной статистики, касающейся этнического и религиозного состава населения. В некоторых зонах, где проживает мусульманское большинство, немусульмане тоже начали соблюдать Рамадан. «В Марселе на южном побережье число обращений невероятно увеличилось за последние три года», – сказал имам большой мечети в Марселе и президент местной секции Французского совета мусульманского культа Абдуррахман Гоуль (Abderrahmane Ghoul). Сам Гоуль подписал 130 сертификатов об обращении в 2012 году. Среди обращенных есть и знаменитости, как Николя Анелька, который после обращения в ислам в 2004 году взял имя Абдул-Салам Билал Анелька. Подобным образом поступил и другой футболист Франк Рибери, взявший имя Била́л Мухаммед Юсуф. В 2009 году в журнале Paris Match появилась фотография французской рэп-исполнительницыDiam’s в мусульманском платке в Париже. Несколько дней тому назад в Гесте (Gesté) граждане распрощались с исторической церковью, которую должны снести. Неоготическая церковь святого Петра (Saint-Pierre-aux-

Liens), построенная между 1854 и 1870 годами, пустовала с 2006 года из-за отсутствия верующих и постепенно разрушалась. Муниципальный совет установил, что на ее ремонт требуется 4,05 миллиона евро, а ее снос и постройка новой церкви меньших размеров обойдутся в 1,9 миллиона евро.

Церковь в Гесте была возведена на руинах другой, которая была разрушена армией иллюминистов Робеспьера. Некоторые комментаторы заметили, что судьбу церкви святого Петра можно считать символом дехристианизации французского пейзажа, в определенной степени возвращением событий двухсотлетней давности. Вспоминая название старого эссе Джорджа Вейгеля (George Weigel), можно определить происходящее как войну между «кубом и собором», между блестящим монументом светского современного государства Большой аркой Дефанс, построенной в Париже во времена Франсуа Миттерана, и собором Парижской Богоматери, теперь ставшим музеем. Кажется, в этом конфликте куб превзошел собор. Пока неизвестен исход борьбы с большим полумесяцем, который возвышается и над собором, и над аркой.

inosmi.ru

.
.
.

Понравился материал?
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:

Интернет-газета КОНТИНЕНТ на Facebook Интернет-газета КОНТИНЕНТ ВКонтакте Интернет-газета КОНТИНЕНТ в Одноклассниках
Яндекс.Метрика