Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная | Общество | Прошедшая слава

Прошедшая слава

Если прежде размещать свои тексты на сайте «Эхо Москвы» мне было интересно и в каком-то смысле даже почетно, то теперь эти чувства ушли в небытие.

Сначала немного статистики. Если верить тому, что указано на моей странице сайта радиостанции «Эхо Москвы», то пишу я для них с 2009 года и с тех пор здесь вышло больше семисот с половиной моих постов. Оттуда можно узнать, что ровно два года я вроде бы не пишу для данного сайта, или его редакторы не публикуют мои тексты. Второй вариант, как очевидно, правильный.

Один из первых постов был посвящен Всероссийской переписи населения, а вот последний из опубликованных – политологу Сергею Маркову.

За время сотрудничества с «Эхо Москвы», при всем заявляемом ими плюрализме, несколько моих текстов опубликовано не было. По причинам, которые мне не совсем понятны. Например, про то, как Маша Гессен, будучи одним из редакторов «СНОБа», заблокировала меня за то, что я поспорил с нею во время высосанной из пальца дискуссии о том, что классику читать не надо. Маша Гессен, как и другие члены редколлегии данного интернет-издания, вскоре благополучно из него ушла. И не только по творческим причинам. Потом она редактировала, кажется, «Вокруг света», еще что-то, но отовсюду уходила, почему-то не доведя дело конца. В хорошем смысле слова.

Дважды редактор сайта писал мне письма: в самом начале сотрудничества, когда я начал тему про Бродского, и буквально в последние недели его, когда возникла какая-то странная ситуация с билетами в столичную филармонию. Я достаточно постоянно ходил в разные залы Московской консерватории и Концертного зала имени Чайковского. Потому и удивился, что с очередного сезона цены на посещение их буквально взлетели, хотя программа оставалась обычной, да и ремонт в этих залах не делали. Для меня до сих пор непонятно, почему именно эта моя публикация вызвала сопротивление чье-то настолько, что редактор сайта просил меня скорректировать ее. Казалось бы, проще им было, как и прежде, вообще не печатать текст, как было с ироничными заметками про бедолагу Гессен. Но тут вдруг редкое внимание к автору. И после этого появился текст про верного политолога российской власти Сергея Маркова, который тоже напечатали. Чем и закончились мои контакты с «Эхо Москвы».

Надо сказать, что и прежде у меня были перерывы, паузы в таковом сотрудничестве: иногда из-за напряженной работы над текстами, порой – из-за несогласия с позицией редакции сайта. Но потом желание высказать свою позицию все же брало верх и сотрудничество с «Эхо Москвы» продолжалось.

Да и за прошедшие два года, так сказать, блогонемоты пару раз что-то пробовал послать, но моя страница заблокирована, так что даже разместить там уже ничего не могу. Обращения в редакцию сайта по данному вопросу оставались без ответа.

Формально можно сказать, что есть на сайте «Эхо Москвы» некоторые правила: то есть, в зависимости от того, насколько подробно автор раскрывает частную информацию о себе, настолько он больше или меньше может быть представлен здесь в качестве блогера.

Думаю, что, если бы дело было только в сведениях обо мне и меня там хотели публиковать, то обратили бы на это внимание. Но на все мои вопросы о том, почему меня не печатают вообще на «Эхо Москвы», ответом было молчание. Несомненно, есть здесь так называемый стоп-лист (так, главный редактор радиостанции Венедиктов еще некоторое время назад называл фамилии тех, кто никогда не будет выступать на «Эхо Москвы», но мою фамилию он не называл, так что причин такого неприятия моей позиции мне до сих пор так и не удалось узнать.)

На самом деле, вопрос в другом: я понял, что лично мне скучно уже печататься на «Эхо Москвы», как минимум, по двум причинам. Во-первых, все заметнее радиостанция в своем либерализме приближается к пропаганде, к разрешенной властями критике (например, странно было слушать передачи, где тот же главред защищал некоторых представителей власти или постоянно рассказывает о том, что выпивает с ними виски).

Во-вторых, убедился, что критические выступления в формате радийного сайта не имеют перспективы за редким исключением. Это очевидное выпускание пара, имитация правдивого освещения жизни, хотя на самом деле радиостанция очень далеко ушла от того, какой была в начале девяностых прошлого века. Могут сказать, что страна с тех пор изменилась, что соответствует действительности.

Выступая как-то в прямом эфире «Эхо Москвы», главред газеты «МК» («Московский комсомолец») Гусев сказал, что, когда он пришел в газету, уходивший с поста руководитель ее сказал ему в качестве напутствия, что «журналисты должны драть власть» (цитата). Понятно, что с каждым годом, с каждой президентской каденцией это все труднее и труднее, поскольку сужается и круг тем, и границы возможного свободомыслия, но все же что-то еще остается в активе у журналистов. В том числе и на «Эхо Москвы».

Понятно, что радиостанция за более четверти века своего существования переживала разные этапы развития, но думается, что сейчас она не на пике формы или влияния. Можно говорить о миллионах заходов на сайт, как это любил делать до какого-то времени Венедиктов. Но вопрос в том, насколько полезны эти заходы не журналистам, а пользователям интернета.

Даже на моей памяти сайт «Эхо Москвы» несколько раз менял внешний вид. И то, как он выглядит теперь, представляется мне блеклым, формальным и без креатива. То же самое можно сказать о материалах, которые изо дня в день тут появляются. Политики, политика, политика. Не политика в ситуациях и событиях разного рода, а исключительно политика в чистом виде и в довольно прямолинейной, тенденциозной подаче.

Сказать, что «Эхо Москвы» совсем уж стало рупором российской власти, как, например, «Российская газета», нельзя. Зазор все же есть. Но даже беседы с гостями в студии в прямом эфире оказываются все размытее и банальнее, чего раньше не было или не могло бы быть по определению.

И если прежде размещать свои тексты на сайте «Эхо Москвы» мне было интересно и в каком-то смысле даже почетно, то теперь эти чувства ушли в небытие. И дело даже не в политрутине, которая довлеет надо всем, что читают пользователи интернета на сайте «Эхо Москвы», а в ощущении машинальности или усталости.

В театральной среде время от времени муссируется слоган, что театр живет нормально четверть века, а потом умирает, если с ним не происходит перемен. Правда, в театре проще – поменяли худрука и дело с концом. На «Эхо Москвы» третий, если не больше, пятилетний срок, всем руководит Алексей Венедиктов. Каждый раз перед очередными выборами он говорит о том, что это будет его последний срок. Но потом остается на очередной. Правда, в недалекой перспективе грядут на радиостанции традиционные перевыборы, так что можно будет узнать, пойдет ли Венедиктов на следующий срок или нет.

Однако, было бы неправильно считать, что ситуация с тем, что «Эхо Москвы» явно утратил свое не процентное (рейтинг), а конкретное влияние на свою аудиторию связано именно с его главредом. Несомненно, на политике радиостанции сказывается достаточно определенная и вместе с тем зыбкая ситуация в стране, чего невозможно избежать. Потому и снижен градус общения с гостями радиостанции и с аудиторией ее, в том числе, и на сайте.

Вот поэтому и не хочется участвовать в игре, правила которой ясны, но неприемлемы для свободного выражения мнений, как бы остры и нелицеприятны ни казались какие-то материалы, которые время от времени появляются на сайте «Эхо Москвы». Они напоминают мне то, что в России называют системной, то бишь, разрешенной властями оппозицией. Тех, кто вписан в систему, узаконен ею в этом качестве, прекрасно понимая, за какие границы заходить нельзя. Так и с «Эхо Москвы», каким оно стало за два предыдущих года: в своем роде буржуазным в любом смысле слова средством массовой информации, вещью в себе, с претензиями на плюрализм и свободомыслие, но в четко обозначенных пределах, будучи частью медиахолдинга крупной государственной компании (если не ошибаюсь – «Газпрома»). Так было и годы назад, но сейчас все заметнее такое сосуществование – СМИ и госкомпании – становится все более чреватым стагнацией и тупиковостью, если говорить о журналистике как профессии достаточно последовательных в критике власти людей.

Илья Абель

Яндекс.Метрика