Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная | Общество | Привычная порнография

Привычная порнография

Что происходит на шоу федеральных каналов

Вряд ли стоит переосмыслять, поскольку теперь и достаточно давно, другая реальность, известное стихотворение Андрея Вознесенского «Порнография духа». Оно, не вдаваясь в подробности, риторично и похоже на нравоучение, хотя, если вдуматься, в его содержании не все так прямолинейно по сути. Например, он пишет о том, что ему несимпатична обычная проституция, но больше неприятно ему из-за того, что есть своеобразное прогибание творческих людей. При этом, скорее всего, он, обруганный в свое время Хрущевым, грозившим лишить поэта гражданства, воспринимает себя в качестве ментора и образца поведения. Что в советское время случалось и среди интеллигенции, несомненно. Но как исключение, а не как правило. В другом стихотворении он говорил о том, что у него тоска и нежелание писать стихи, кризис, а у нескольких тысяч его собратьев по литературному цеху ничего подобного нет. Декларация, как всегда у Вознесенского, пустовата и демонстративна. Может быть, именно поэтому Бродский относился к нему, если не ошибаюсь, менее резко, чем к Евтушенко, при том, что более других имел право говорить об идеале творчества, о мужестве быть самим собой при любом режиме, чем кто-либо другой из его современников. Но речь не о сравнениях, а о сути.

Известный российский журналист Александр Гордон как-то сказал, что хороший журналист продается один раз, а плохой – постоянно. Естественно, в его словах есть и лукавство, и цинизм, и эффектная игра смыслами. Но опять же – речь не о журналистах.

Они работают на том или ином канале. Соблюдают корпоративный этикет, зная, что и про кого можно говорить, будучи уверенными, что если что, канал, его юридическая служба их прикроет.

Разговор сейчас о другом: приходят в студии федеральных каналов – Первого, России 1 и НТВ участники очередного ток-шоу. И начинают копаться в так называемом грязном белье, выдвигая и доказывая прописанные в сценариях версии тех или иных событий. Они обвиняют тех, ради обсуждения кого собрались в тот вечер, когда шла запись. Выдвигая при этом самые удивительные обвинения – об умышленном убийстве, о нарушении закона, о подлоге и во многом другом. Глядя в камеру и совершенно не боясь того, что их могут по определению обвинить за клевету, за сведения, которые порочат честь и достоинство человека. То есть, говорятся доводы порой настолько нелепые и ископаемые по своему дилентантизму, что их жутко слушать, нельзя принимать всерьез. Ток-шоу все жестче и наглее превращаются в судилище, когда гостя буквально смешивают с грязью. И чем отвратительнее домысел, тем больший отклик он вызывает, естественно, у присутствующих в студии.

Не стоит забывать, что прямого эфира здесь не подразумевается, а есть монтаж, когда фрагменты передачи могут быть переставлены в другое место записи. А сами слова говорящего – гостя или его оппонентов, обрываются чуть ли на полуслове, соответствуя той концепции, которая каждый раз задана в конкретной телепередаче. Манипуляция сознанием зрителей, конечно же, тут несомненна. Но опять же и снова – речь не о ней в конце концов. Никто из оппонентов очередной жертвы словесных разборок не боится, что его после выхода передачи в эфир потащат в суд, заставят по его решению выплачивать компенсацию. То есть, перед нами, какой-то праздник вседозволенности. И я не думаю, что нечто подобное в таком объеме возможно где-нибудь еще в подобной степени. Все же есть, скорее всего, в таких ток-шоу гласные и негласные правила поведения, в том числе, и речевого, для всех участников программы. И их нарушение может быть как частным делом того, кто их нарушил, так и проблемой для канала, против которого может быть возбужден иск о клевете.

Несомненно, статьи о том, что клевета недопустима и при ее наличии наказуема есть в Уголовном кодексе РФ, но что-то не приходилось встречать в массовом порядке ее применение к тем, кто оскорбляет кого-то на теле-ток-шоу. Звезды эстрады, медийные личности могут спорить между собой круто и разбираться в судебных инстанциях с тем или иным успехом. Однако, и эти случаи, хоть и бывающие на слуху публики, даже становясь системой, все же – единичны при массовом характере того, что друг о друге пишут селебрити в соцсетях или на своих страничках где-то еще, даже давая интервью на камеру.

Так вот, о порнографии духа: если нормой уже не один год стало то, что любого человека можно охаять перед миллионами путь только более сотни миллионов взрослого населения россиян, то разве это не порнография духа. Все приходят в студию ток-шоу отнюдь не за идею. Или, вернее, не только за идею. Само присутствие в студии – оплачиваемая и достаточно хорошо работа. Этический критерий – не называть виноватым, преступником, пока его не назвал таковым суд, собственно говоря, презумпция невиновности, отступают тут даже не на второй план. Позволено говорить, если не все, что думаешь, а то, что работает на интригу данной передачи, как бы скабрезно, мерзко и цинично это ни было. Про других, когда как бы имеются в виду, что горе-обличители есть образцы достойного поведения во всем, прежде всего в быту. И с высоты своей высокой морали критикуют тех, кто, по их мнению, таковым не является. Безапелляционно, нахрапом, больно и нередко несправедливо говорят о других с виду интеллигентные люди, считая вне всякого сомнения, что имеют на это право, подменяя реальный суд собственным банальным словоблудием.

И ничего не боятся – ни суда за оскорбление, ни того, чтобы стать нерукопожатными, ни того, что репутация их из-за участия в таких передачах пострадает. Наверное, достаточно занятые люди – артисты, адвокаты, художники, спортсмены и многие другие – не только берутся оценивать действия других, не зная всех деталей конкретной истории, а и уверены в непогрешимости и правоте личных высказываний. И, повторю, ничуть не боясь ответственности за них перед законом.

И это не странно, поскольку стало нормой.

Конечно, для существования нормальной демократии нужны настоящие свободные суды и СМИ, что не вызывает ни у кого сомнений.

Но куда тогда денутся эти болтуны, которые доказывают то, что им приходит в голову, и не прекратится ли тогда выход в эфир российских ток-шоу такого гнусного формата? Размышлять об этом не приходится по одной простой причине, что все институты и свободы в России конституционно закреплены.

Но то, что существующие в легальном поле в прайм-тайм ток-шоу сомнительного содержания, если говорить о доказательной базе их, к сожалению, свидетельствуют о том, что участники их уверены, что законы в части наказания за клевету не для них писаны. А деньги, как известно еще со времен Древнего Рима, не пахнут. Если приложить эту поговорку к тому, что касается ряда ток-шоу, где доподлинно вроде бы и с редкой въедливостью разбираются подробности частной жизни ряда популярных сограждан, деньги пахнут. И достаточно противно. Но оплаты труда ведь никто не отменял, а сидеть в студии и поливать помоями кого-то – тоже специфический труд. Вредное во всех смыслах производство, за которое хотелось бы получить соответствующую и адекватную компенсацию. А совесть – такая эфемерная для кого-то категория, что с нею можно договориться, усыпить ее подарками и знаками внимания, один раз ведь живем. И потому некоторые из тех, кого приглашают в телецентр на запись очередного квази-расследования, являются к тому же и бездарными артистами, играя расписанные им по сценарию роли топорно и слишком назойливо. И все же – речь уже даже не о правде, за которую кто-то как бы ратует, а об отсутствии страха быть наказанным за свои слова.

Может быть, конспирологически предположим, потребность в таких передачах состоит как раз в том, чтобы отвести удар от политики, экономики, культуры к сидению на лавочке, но не перед подъездом, как всезнающие и суровые по оценкам всего и вся старушки, а благообразно устроенной студии. И вещать какую-то чепуху с видом знатоков, корифеев, властителей дум, не боящихся постоять (посидеть) за правду, но не в зале суда, а на диванчике в зале, где снимается очередное ток-шоу.

По-моему, это и есть истинная порнография духа, а не только то, что в стиле лозунга заявлял когда-то в другом веке, почти в другой стране, в другую эпоху Вознесенский. И в посыле – был прав. Хотя теперь его старомодное стихотворение хоть и актуально, но кажется давно прошедшей рефлексией как бы интеллигенции. Люди гибнут за металл, как известно из классической оперы. Металл – фигура речи, но суть от этого не меняется. Во всяком случае в отношении того, кто критично оценивает ежедневное почти безобразие в телеэфире.

Илья Абель

Понравился материал?
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:

Интернет-газета КОНТИНЕНТ на Facebook Интернет-газета КОНТИНЕНТ ВКонтакте Интернет-газета КОНТИНЕНТ в Одноклассниках
Яндекс.Метрика