Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная / Аналитика / Президент из второй шеренги

Президент из второй шеренги

Будущий президент ФРГ Франк-Вальтер Штайнмайер и первая леди Эльке Бюденбендер

Канцлер Ангела Меркель называет это «решением из разумных соображений», более честный министр финансов Вольфганг Шойбле – «поражением». Так или иначе, 12 февраля 1260 делегатов Федерального собрания проголосуют за кандидатов на пост нового президента ФРГ, после чего победителем выборов будет объявлен нынешний глава германского МИДа Франк-Вальтер Штайнмайер. Подобный исход голосования является, как любит говорить Ангела Меркель, безальтернативным, поскольку на долю ХДС/ХСС и СДПГ приходится 930 делегатов. Да и многие выдвиженцы от «зеленых», вероятно, проголосуют за Штайнмайера.

Пока сложно сказать, сколько из 530 человек, избранных по спискам ХДС/ХСС, откажутся отдать свои голоса будущему президенту, но уже сегодня очевидно, что Меркель в очередной – уже в четвертый – раз не лучшим образом показала себя при выборе кандидата на пост формального главы государства. Предыдущие ее избранники – Хорст Кёлер и Кристиан Вульф – по разным причинам досрочно оставили свой пост (последний даже со скандалом). Нынешний президент Йоахим Гаук, пользующийся высокой популярностью у жителей страны, был избран вопреки воле канцлера.

Вопреки ее воле станет президентом и Франк-Вальтер Штайнмайер. Не то чтобы у Меркель были проблемы лично с будущим обитателем замка Бельвю (все-таки они много лет вполне слаженно работали в двух правительствах), однако канцлер хотела видеть на этом посту совсем другого человека. Ее однопартийцы охотно проголосовали бы за третью кандидатуру. Однако все повернулось иначе: не слишком удачливому главе социал-демократов Зигмару Габриэлю удалось нанести Ангеле Меркель тактическое поражение, навязав ей вопреки ожиданиям консервативных «низов» собственного кандидата.

Этому предшествовала договоренность нынешних партнеров по правящей коалиции о выдвижении общего кандидата. Правда, как выяснилось чуть позже, Габриэль под «общим» имел в виду своего кандидата, так что Меркель и Зеехофер оказались перед выбором: согласиться с откровенно навязанным им вариантом или выставить альтернативного кандидата от ХДС/ХСС. В этом случае Габриэль обещал позаботиться о том, чтобы его кандидата поддержали «зеленые» и Левая партия.

Многие в ХДС ожидали, что в качестве кандидата от консерваторов будет выдвинут нынешний президент Бундестага Норберт Ламмерт. Без сомнения, в партии подобное предложение получило бы безоговорочную поддержку. Оно, однако, не отвечало планам Ангелы Меркель. Истинные причины этого мы, возможно, когда-либо узнаем из ее мемуаров. Безусловно, не последнюю роль в этом сыграло то обстоятельство, что Меркель, как свидетельствует кадровая «вытоптанная поляна» в ХДС, не терпит вблизи себя никого, кто может быть опасным для ее власти. Известно также, что сама канцлер хотела бы видеть на этом посту премьер-министра федеральной земли Баден-Вюртемберг Винфрида Кречмана и даже имела с ним соответствующие беседы. Подобный выбор, призванный сигнализировать, что после грядущих парламентских выборов консерваторы открыты для коалиции с «зелеными», именно этим вызвал сопротивление в Мюнхене. Глава ХСС Хорст Зеехофер сообщил, что высоко ценит Кречмана как коллегу, но по идейным соображениям не готов к коалиции с «зелеными», а потому против соответствующего политического сигнала.

Перетягивание каната затянулось, а кроме того, стало предметом гласности, в связи с чем Ламмерт, не желая приобрести имидж «запасного», предусмотрительно сообщил, что не имеет президентских амбиций. А когда Зеехофер публично высказался в поддержку кандидатуры Штайнмайера, у канцлера уже не оставалось возможностей для маневра. Так что в год парламентских выборов СДПГ вступает с тактической победой (которая, впрочем, не слишком поможет ей на выборах), а Меркель – с тактическим поражением, создающим ей ряд хотя и не кардинальных, но все же проблем. Во-первых, ропот среди рядовых партийцев еще более усилится. Во-вторых, социал-демократы несомненно используют нового президента в качестве агитатора на предстоящих выборах в ландтаги Саарланда, Северного Рейна – Вестфалии и Шлезвиг-Гольштейна, а также в Бундестаг. В-третьих, весьма вероятно, что освободившееся место во главе МИДа займет покидающий пост главы Европарламента Мартин Шульц, которого социал-демократы также по полной используют на предстоящих выборах. Ну, и в-четвертых, это увеличивает и без того длинный список уступок, сделанных консерваторами социал-демократам, и укрепляет и без того небезосновательное впечатление, что Меркель заботит не столько проводимая ей политика, сколько сохранение личной власти.

Может ли посредственный глава МИДа стать хорошим главой государства?

Однопартийцы Меркель и ее политические противники едины в том, что беспомощное решение канцлера обнажило давно существующую кадровую проблему ХДС. Это, впрочем, не дает поводов для особой гордости социал-демократам: их кандидат весьма далек от идеала.

Да, согласно данным опросов, Франк-Вальтер Штайнмайер является нынче самым популярным политиком Германии. Но это вовсе не его заслуга: на протяжении всей истории страны подобный имидж имели почти все (за исключением, пожалуй, Клауса Кинкеля и Гидо Вестервелле) министры иностранных дел. Что и неудивительно: с одной стороны, они всегда на виду и на слуху, с другой – далеки от внутриполитических баталий, связанных с близкими любому избирателями проблемами.

Да, он собственными стараниями сделал быструю и вполне успешную карьеру в «обозе» Герхарда Шрёдера. Более того, неизвестно, стал ли бы Шрёдер без его помощи канцлером и смогла ли бы Германия без программы Agenda 2010, в разработке которой Штайнмайер принимал самое активное участие, вырваться в локомотивы европейской экономики.

В то же время на всех своих предыдущих постах Штайнмайер был человеком из второй шеренги: окончательное решение принимал не он и не он нес за него ответственность. Но даже если проанализировать его деятельность на посту главы МИДа, то придется признать, что проколов здесь было куда больше, чем успехов. Как метко заметил один немецкий журналист, Штайнмайер в качестве президента – это как строительно-сберегательный договор для пенсионера: вполне возможно и даже звучит солидно, но является неверным решением в неподходящее время.

Время это быстро меняющееся, полное неожиданностей и требующее от ведущих политиков недюжинного чутья, умения прогнозировать, гибкости и смелости в решениях. Между тем к почти всем без исключения вызовам современности германский МИД оказался неподготовленным. Здесь проспали приближение к европейским границам геополитических конфликтов и волны беженцев, оказались неготовыми к агрессивным эскападам российского руководства в Украине и Сирии, проморгали приближающийся «брексит», проспали рождение «Исламского государства», не смогли правильно оценить «арабскую весну», с идиотским упорством поддерживали Асада. Даже по отношению к главному союзнику – США – германские дипломаты продемонстрировали свою полную провинциальность и неосведомленность. Как иначе можно оценивать гневные, противоречащие любым правилам дипломатии тирады Штайнмайера в адрес Трампа, избрание которого президентом он даже не мог себе представить, хотя по должности обязан был быть осведомлен о реальном положении дел лучше очень многих в стране и мире.

Или взять абсолютно постыдную роль Штайнмайера в качестве помощника Обамы при заключении позорной сделки с Ираном. О ней с каждым днем становится известно все больше, и по мере накопления информации появляется все больше вопросов и к германскому МИДу. Недавно, например, агентство Reuters опубликовало отчет, подготовленный вашингтонским Институтом науки и международной безопасности, из которого следует, что президент Барак Обама втайне согласился с отказом Тегерана выполнить некоторые существенные параграфы ядерной сделки. В частности, режим аятолл превысил установленный соглашением лимит на количество низкообогащенного урана и не выполнил своих обязательств по сокращению запасов тяжелой воды. Администрация США и остальные представители «шестерки», включая Штайнмайера, скрыли эти нарушения ключевых условий сделки, дав Ирану возможность освободиться от международных санкций. Более того, они не информировали общественность о существовании дополнительного протокола к ядерному соглашению, в соответствии с которым уже по истечении 11 лет после вступления договора в силу, в январе 2027 г., Иран сможет установить тысячи современных центрифуг для обогащения урана, сократив срок, отделяющий его от создания бомбы, с года до шести месяцев.

Тем самым Штайнмайер не только оставил в неведении (или сознательно ввел в заблуждение?) своих сограждан, но и, по сути, предал Израиль, в уважении интересов которого так любят клясться германские политики. Насколько они в действительности важны для Штайнмайера, будущий президент продемонстрировал, комментируя принятую 23 декабря 2016 г. Совбезом ООН позорную антисемитскую резолюцию. При этом, казалось бы, никто министра за язык не тянул: Германия в голосовании не участвовала, и ее МИД не обязан был никак его комментировать. Но главный германский дипломат предпочел с разбега шлепнуться в лужу, но не упустить возможности выразить свое глубокое удовлетворение. В том, что превалирует именно оно, сомневаться не приходится: в комментарии министра – ни слова про откровенную антиизраильскую направленность документа и о том, что он препятствует решению проблемы куда больше, чем способствует его поиску.

Не прошло и трех недель, как Штайнмайер вновь «отличился». Выражая свои соболезнования израильтянам в связи с терактом в Иерусалиме, где 28-летний израильский араб преднамеренно наехал на грузовике на группу курсантов, министр написал, что целью террористов является «раскручивание спирали насилия на Ближнем Востоке». Многие не обратили на это внимание, как и на прочие дежурные фразы политиков, а зря. Ведь, получается, что глава МИД ФРГ уверен, что противостояние израильтян исламским террористам – это не вынужденная самооборона, а «раскручивание спирали насилия». То есть после Холокоста евреев обвиняли в том, что они не защищали свои жизни. Нынче же, когда, наученные горьким уроком, они поклялись никогда больше не становиться жертвами, их обвиняют в «раскручивании спирали насилия». Обвинять министра в антисемитизме не хочется, но в таком случае придется признать, что он не имеет ни малейшего понятия о том, что происходит в Израиле и вокруг него. Ну и в том, что, как и многие политики, гораздо охотнее печалится о судьбах мертвых евреев, чем о живых. Хотя те по непонятным причинам и продолжают осыпать подобных политиков незаслуженными почестями. Так, Франку-Вальтеру Штайнамайеру буквально на днях была вручена во Франкфурте-на-Майне премия имени Игнаца Бубиса. Показательно, что хвалебную речь о лауреате произносил представитель Партии «зеленых», известной своей критической позицией в отношении Израиля. Еще более показательно, что в качестве примера успешной дипломатии была приведена ядерная сделка с Ираном.

Вообще, о том, насколько эффективен в последние годы политик Штайнмайер, можно сказать словами редактора одной из германских газет, который заметил о будущем президенте: «Штайнмайер может говорить часами, а когда он закончит, никто не сможет толком сказать, о чем он говорил». Вряд ли это наилучшая предпосылка для того, чтобы занять кресло президента, для которого слово – единственный инструмент для выполнения возложенных на него обязанностей.

Вполне возможно, что все эти оценки ошибочны и вскоре Франк-Вальтер Штайнмайер всех нас удивит. Но верится в это мало и вероятность того, что он будет президентом из второй шеренги, как до того был политиком из второй шеренги, куда выше. Однако шансов на то, что эти соображения кардинальным образом повлияют на решение Федерального собрания, немного. Меняющаяся реальность пока еще не проникла в высокие кабинеты, где по старинке, в ходе унизительного торга, три человека решают, кому стоять во главе 80-миллионного государства.

В итоге эта честь выпала тому, кто изо всех сил убеждал нас в рукопожатности Асада и добросердечности иранских мулл, призывал дружить с Путиным и читал нотации НАТО за «бряцание оружием» на восточных границах. Циники говорят, что на новом посту Штайнмайер способен принести куда меньше вреда, чем на нынешнем. Для страны это слабое утешение. Что же касается самого министра иностранных дел, то для него подобный поворот событий – подарок судьбы. До пенсии еще достаточно времени, а уверенности в том, что социал-демократы войдут в следующее правительство, получат в свое распоряжение внешнеполитическое ведомство, и Зигмар Габриэль вновь делегирует в МИД именно его, у Штайнмайера нет. А тут – гарантированная занятость на пять, а то и на десять лет. Кто ж от такого откажется?

Марк ГРИНБЕРГ

Понравился материал?
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:

Интернет-газета КОНТИНЕНТ на Facebook Интернет-газета КОНТИНЕНТ ВКонтакте Интернет-газета КОНТИНЕНТ в Одноклассниках
Яндекс.Метрика