Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная / Аналитика / Последний герой Треблинки

Последний герой Треблинки

Шмуэль Вилленберг видел своими глазами тот кошмар, от которого пытаются отмахнуться не только отрицатели Холокоста, но и некоторые евреи.

54edhgfdyhВ конце минувшей недели на 94-м году жизни скончался художник и скульптор Шмуэль Вилленберг – последний из остававшихся в живых участников знаменитого восстания узников в концлагере Треблинка.

Шмуэль Вилленберг родился в Польше в интеллигентной семье: его отец был учителем в еврейской гимназии в Апте, а мать – медсестрой. По рождению его мать была полькой, но еще в юности она прошла гиюр и присоединилась к еврейскому народу. В 1942 году после уничтожения гетто в Апте Шмуэль Вилленберг вместе с семьей был отправлен в Треблинку. Однажды, проходя по лагерю, он увидел в груде вещей пальтишко, которое мать сшила младшей сестренке Тамаре, и юбку младшей сестры Иты. Так он понял, что ни матери, ни сестер больше нет в живых.

Как отмечается в «Краткой еврейской энциклопедии», в Треблинке система обмана была куда более изощренной, чем в других лагерях: от жертв до последнего мгновения скрывали, что их ожидает смерть, что позволяло предотвращать акты сопротивления. Поэтому не было необходимости увеличивать персонал лагеря, который не превышал 30 эсэсовцев и около сотни вахманов-украинцев. Евреи из стран Западной и Центральной Европы обычно прибывали в Треблинку в пассажирских поездах (по билетам, которые они сами покупали), часто в вагонах второго класса, с большим багажом, рассчитывая, что их везут, как и обещали, в переселенческий центр, откуда направят в места постоянного проживания в одну из стран Восточной Европы. Выходя из вагонов, они видели железнодорожную станцию с билетными кассами, рестораном, стрелками-указателями платформ, откуда отправлялись поезда в Варшаву, Белосток, Барановичи; с оркестром, игравшим веселые мелодии.

Совсем иначе доставляли в Треблинку евреев из стран Восточной Европы: в забитых до предела и запертых товарных вагонах, без воды и пищи, под охраной, подвергавшей их уже в пути жестоким издевательствам. Спустя несколько минут после прибытия положение и тех и других уравнивалось: все они становились объектами зверского обращения.

Массовое умерщвление евреев производилось в Треблинке примерно так же, как и в других лагерях. Сначала происходила предварительная обработка жертв: под страхом немедленной смерти они сдавали все привезенные с собой вещи и ценности. Затем их принуждали раздеваться догола и аккуратно складывать снятую одежду; мужчины раздевались на месте, женщины и дети – в специальном бараке. Из Треблинки в Германию шли сотни эшелонов с тщательно отсортированной одеждой и обувью, женскими волосами и вещами, имеющими какую-либо ценность.

Всех больных, стариков и инвалидов, неспособных самостоятельно пройти несколько сот метров, направляли в другой специальный барак с вывеской «лазарет» и красным крестом на стене, где эсэсовец в белом халате их тут же пристреливал.

Как и в других лагерях смерти, газовые камеры Треблинки были замаскированы под душевые. После того, как камеру заполняли людьми, в нее подавали отработанные газы от непрерывно работавшего двигателя тяжелого танка.

От других лагерей смерти Треблинка отличалась, прежде всего, рекордной производительностью. Более четко, чем в других лагерях, были организованы прием и разгрузка железнодорожных составов. Газовые камеры заполнялись с большей плотностью и работали в непрерывном режиме. Всего в Треблинке было уничтожено 870 тыс. человек.

Наиболее интенсивно газовые камеры Треблинки использовались с середины августа до середины декабря 1942 г. и с середины января до середины мая 1943 г.

В эти месяцы сюда почти ежедневно прибывали несколько эшелонов с жертвами (в одном эшелоне было не менее 60 вагонов, в каждом из которых минимум 150 человек), и к приходу следующего поезда практически никого из предыдущего уже не было в живых. Отсрочку от смерти получили на считанные дни несколько сот молодых и крепких мужчин, которых отбирали из каждого эшелона главным образом для «работы с трупами». Вскоре их также отправляли в газовые камеры, заменяя другими. На недели и даже месяцы отсрочивалась казнь нескольких десятков квалифицированных плотников, каменщиков, пекарей, портных, парикмахеров, врачей и т. д., обслужи­вавших лагерный персонал.

Среди этого персонала и возникла подпольная организация во главе с врачом эсэсовцев Ю. Хоронжицким и главным капо лагеря инженером Галевским. При попытке купить оружие у охранника-украинца доктор Хоронжицкий попал в руки СС и погиб.

Весной 1943 г. стало ясно, что нацисты намерены свернуть лагерь, и подготовка к восстанию ускорилась. Прибывший в Треблинку Г. Гиммлер приказал сжигать сотни тысяч трупов, сваленных во рвы, и вывозить пепел далеко за пределы территории. Эта операция получила название «Акция 1005».

Согласно разработанному плану, восстание предусматривало расправу с палачами, поджог лагеря и массовый побег. Подпольному комитету удалось раздобыть топоры, ножи, дубинки и даже гранаты, пулемет, карабины и пистолеты, которые были вынесены через подкоп из барака-арсенала, и достаточное количество бензина.

Восстание началось, как и было запланировано, 2 августа 1943 г. Было убито несколько эсэсовцев и их украинских помощников, сожжен ряд лагерных построек, проделаны проходы в лагерной ограде, через которые многим узникам удалось бежать в близлежащие леса. Однако нацисты быстро пришли в себя и бросились в погоню за беглецами.

Шмуэль Вилленберг во время побега был ранен в ногу, но продолжал бежать, и в конце концов сумел добраться до леса. «Какая-то часть во время побега свернула направо, какая-то налево, но я один продолжал бежать прямо, и это меня спасло», вспоминал он. Буквально чудом он сумел добраться до Варшавы, вышел на бойцов польского Сопротивления, переправивших Шмуэля в партизанский отряд, в котором он и сражался до освобождения Польши. Из всех участников восстания в Треблинке в итоге удалось выжить лишь 67 его узникам.

По окончании войны Шмуэль Вилленберг служил офицером в польской армии, а в 1950 году репатриировался в Израиль, где почти всю жизнь проработал в министерстве строительства. В 1986 году он опубликовал книгу «Восстание в Треблинке», считающуюся одним из лучших мемуаров о Катастрофе.

Выйдя на пенсию, Шмуэль Вилленберг увлекся скульптурой и живописью, и вскоре получил признание в качестве скульптора – его работы много выставлялись и были закуплены различными музеями. В том числе, и музеем Катастрофы в кибуце Лохамей гетаот. «Когда я умру и не смогу больше рассказывать о Катастрофе, мои скульптуры будут говорить вместо меня», – сказал он в одном из интервью.

Увековечивание памяти о погибших в Катастрофе, сохранение ее у нового поколения евреев было главным делом жизни Вилленберга, и многие молодые израильтяне, выезжавшие с группами в Польшу, хорошо помнят его рассказы. В последние два года жизни Шмуэль Вилленберг был одержим идее создания нового мемориала памяти узников Треблинки, и завещал своей жене Аде, (также бывшей узницы концлагеря, с которой он прожил 68 лет) и единственной дочери Орит Вилленберг-Гилади добиться установки в Польше этой скульптурной композиции.

В связи со смертью Шмуэля Вилленберга были опубликованы статистические данные, согласно которым сегодня в Израиле проживает около 190 000 выживших в Катастрофе. Каждый месяц в среднем умирает 1200 из них, в год 14 200 и, увы, недалеко тот день, когда мы похороним последнего, кто видел ЭТО своими глазами.

После этого мы, их потомки, обязаны помнить…

Петр ЛЮКИМСОН
«Новости недели»

Понравился материал?
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:

Интернет-газета КОНТИНЕНТ на Facebook Интернет-газета КОНТИНЕНТ ВКонтакте Интернет-газета КОНТИНЕНТ в Одноклассниках
Яндекс.Метрика