Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная / Аналитика / Попытка захвата Дома печати в Грозном боевиками – это последнее напоминание о себе перед зимней спячкой или начало опасной тенденции?

Попытка захвата Дома печати в Грозном боевиками – это последнее напоминание о себе перед зимней спячкой или начало опасной тенденции?

Блиц-опрос интернет-газеты «Континент»

Борис Кузнецов, адвокат. Нью-Джерси (США)Борис Кузнецов, адвокат. Нью-Джерси (США)

На самом деле проблемы сепаратизма и терроризма на Кавказе не решены, они загнаны в подполье и время от времени дают о себе знать. Как видно из прессы, ФСБ и др. органы в борьбе с террором работают post factum, т.е. начинают борьбу с террористами после совершения актов террора. При этом, с танками, бронетранспортерами, иными словами, пушкой по воробьям. После такой борьбы остаются только трупы, что не дает возможности выйти на всю сеть. На мертвых «навешиваются» нераскрытые убийства и теракты. Агентурной работы, как я чувствую, практически не ведется. ФСБ занято борьбой с инакомыслием в России.

 

Георгий Янс, журналистГеоргий Янс, журналист. д. Юдино (Россия)

Локальное событие, не влекущее за собой каких-либо серьезных последствий. Рамзан Кадыров на сегодняшний день полностью держит ситуацию в республике под контролем.

 

 

Андрей Некрасов, режиссер. Санкт-Петербург (Россия)Андрей Некрасов, режиссер. Санкт-Петербург (Россия)

Вооруженные стычки в Чечне никогда не прекращались, и будут усиливаться по мере ослабления московского режима.

 

 

Виктор Буравлев, юрист, блогер vasostr, Санкт-Петербург (Россия)Виктор Буравлев, юрист, блогер vasostr, Санкт-Петербург (Россия)

Скорее, начало опасной тенденции. Вместе с Москвой ослабевает и режим Кадырова, что постепенно будет все яснее ощущаться на Кавказе.

 

 

 

Георг Габриелян, политик, аналитик, публицистГеорг Габриелян, политик, аналитик, публицист

Это приветствие к обращению Путина к ФС. А вообще: подкуп – не замирение.

 

 

 

Константин Куортти, активист ОГФКонстантин Куортти, независимый журналист. Санкт-Петербург (Россия)

Хотя этот отчаянный рейд может оказаться и последним «в сезоне», новым фактором активности может стать ослабление Кремля, главного спонсора кадыровского режима.

 

 

Даниил Коцюбинский, журналист, историкДаниил Коцюбинский, журналист, историк. Санкт-Петербург (Россия)

Это начало нового пробуждения Кавказа в условиях снижения авторитета Путина.

 

 

 

Виталий Щигельский, писатель, журналистВиталий Щигельский, писатель, журналист. Санкт-Петербург (Россия)

Это разведка боем. Надо признать, что захватить Дом печати и школу оказалось довольно легко. Весь вопрос был в численном превосходстве, а численное превосходство зависит от количества денег, вложенных в тот или иной проект. Что касается тенденций, то, да, это тенденция – это рваная изнанка так называемого «русского мира», культивируемого Владимиром Путиным.

 

 

Наталья Голованова

Наталья Голованова, журналист. Киев (Украина)

Терроризм не знает спячки. Ни сезонной, ни во времени. К тому же, климат на Земле меняется – сплошные агрессивно-жаркие джунгли и никого не пугает зима! Взвинченность, высокая температура реакций со стрельбой и взрывами вполне «природны» и пропорциональны не менее высокотемпературным, психоневротическим проявлениям авторитаризма, который все наглее и легитимнее проявляется в мире.

Неужели кто-то думает, что гвоздь свободы, сидящий в каждом из нас, способен раствориться, исчахнуть, пропасть за здорово живешь, если мы сами не умерли?!

В этом – простом, на пальцах показанном доводе – ответ на вопрос равно как о взрыве у Дома печати 10 дней назад, так и о пожаре в офисе «Комитета против пыток» Каляпина, в Грозном.

20 лет назад Чечня начала войну с кремлевской Россией за независимость. В этой войне кремлевская Россия начисто потеряла себя.

А чеченский народ (да как и русский!) – не умер. Он жив, он гнездится на своей территории, загнав свои истинные политические устремления и проявления в подполье. Есть независимая Чечня в изгнании. Например, в Лондоне. Есть она и в душе каждого настоящего чеченца.

Да, есть международный терроризм. Но не надо все на него валить. Терроризм подпитывается практически всеми экономически устойчивыми странами, ведущими войны. Там, где войны, там террористы – главные действующие лица. Их, террористов, прямо или косвенно спонсируют, подначивают, раздражают, подстрекают, – а значит, напрямую или не напрямую мотивируют-финансируют воюющие страны-агрессоры. Причем неважно, где воюет агрессор – терроризму каждая война является колоссальной подпиткой. Неистребимы войны – бессмертен и терроризм.

Говорить о гражданском конфликте внутри Чечни как составляющей событий в Грозном 4-14 декабря с. г. – можно, но можно и не говорить. Чечня коррумпирована насквозь, тейп Кадырова занял все «лакомые» валентности и ключевые посты, – но это везде так: люди, элита нации страдают, а «верхушка» жирует и не просыхает в кабаках, образно говоря. Но если бы подобное безобразие каждый раз вело к войне, то на земле живого места уже давно бы не осталось. Люди в обычной, «средней температуре» жизни невоинственны: они развиты, они заняты, терпеливы, влюблены и прочее. Но в Грозном проспект Победы переименовали в Проспект Путина, – это, безусловно, взорвало сознание и души чеченцев, явилось издевательством и святотатством. И это, безусловно, тоже слагаемое конфликта – недовольство людей положением в стране.

Есть и заведомо подогретая «внешняя составляющая» декабрьских событий. И у меня есть косвенные доказательства – это мои личные данные и личные события, события в жизни моих зарубежных друзей и коллег, которые «наперед чего-то знали». Скажем так, в конце ноября с. г. вокруг Грозного произошло «политологическое движение», и это было связано не только с датой – 20-летием начала войны в Чечне. Хотя сама по себе дата могла быть формальным движком для реализации этой «внешней составляющей».

Я категорически против трактовки произошедшего в Грозном как событий разовых и почти случайных. Трудно сказать, будет ли «продолжение» прямо сейчас в декабре или январе. Но то, что продолжение будет, и чеченцы будут отстаивать свою честь, свободу, что они никогда не смирятся с такой угрозой свободной Ичкерии, как современный Кремль, – факт.

И самое сложное. Зверь до поры до времени спит. Зверь дремлет в каждом. Но зверя раздражают, будят – и он, клыкастый, осатаневший и кровожадный, выходит, как разбойник – на большую дорогу. Что случилось с кремлевской Россией? Когда случилось? Не стала ли новой вехой, сигналом, началом нынешней кремлевской кровожадности Чечня 1994-го? Не звенья ли это одной цепи, растянутые во времени: Афганистан, Чечня, Украина? И тогда – вопрос. Какие глобальные внешние сдвиги ввергают во мрак спящее невоинствующее «ничто»? Кто раздразил Путина? Каковы проблемы мира? Что, авторитарность и всеобщее бесовство завоевывать и захватывать, властвовать и повелевать – заразы неистребимые? И когда алчности и гордыни у «сильных мира сего» накопится, как вулканической лавы в земном лоне или как буйствующей спермы в лоне мужском, – неминуем ядерный взрыв? И даже без взрыва неминуемо вечно-смертельное противостояние, на одном из концов которого – Путин №2, Путин №3 и так далее, а на других концах – все остальные «игроки мирового масштаба»?!

Вот опасная тенденция.

Сергей Асриянц, журналист, музыкант. Москва (Россия)

Сергей Асриянц, журналист, музыкант. Москва (Россия)

Метастазы – это когда начинает отмирать один орган за другим. Первыми подвергаются атаке самые слабые. Поначалу симптомы не доставляют беспокойства – ну, поднялась температура, побаливает что-то в боку, настроение какое-то подавленное, но, ведь, пьется и естся, ходится и говорится. Наплевать!

Но вот приходит момент, когда уже поздно что-то делать, а подавленное настроение сменяется перманентной раздражительностью на фоне угнетающего чувства ожидания скорого конца, да еще и любая внешняя инфекция, даже какая-нибудь простуда, кратно увеличивает скорость его приближения.

Не знаю, каким видится мир из Штатов, Австралии или Японии, но тут, в России, состояние подавленности у большинства населения уже не скрыть никакими агитками. Тем более, что тон агитаторов день ото дня становится все более истерическим, и даже на совершенно одиозных радиостанциях начинают преобладать окрики ведущих «заткнись, я лучше знаю» в адрес не совсем политкорректных слушателей, число которых растет, а порой и со-ведущих, давших «слабину» в оценке великих мыслей и действий «Наместника Самого» и его двора.

И вот уже больной, прочувствовав безнадежность ситуации, пускается во все тяжкие – пьет без меры, жрет от-пуза, тратит последнее в дорогих ресторанах, лезет в драку по поводу и без, материт каждого встречного-поперечного, бранится с соседями, блюет прилюдно, а потом, проснувшись наутро, делает вид, что ничего не было. А кое-кто, из вчерашних битых и обхаянных, еще и пожалеет, мол, ну что с больного взять, пусть уж. Но инфекция не имеет ни чувств, ни вектора атаки – бьет в самое слабое место без жалости и причитаний. И – добивает.

Составитель: В. Щигельский

 

Понравился материал?
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:

Интернет-газета КОНТИНЕНТ на Facebook Интернет-газета КОНТИНЕНТ ВКонтакте Интернет-газета КОНТИНЕНТ в Одноклассниках
Яндекс.Метрика