Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная / Аналитика / Понимание есть; возможности воздействовать нет

Понимание есть; возможности воздействовать нет

Юрий Фельштинский: А Вовка слушает, да ест, теперь уже даже мертвечину.

Понимание есть; возможности воздействовать нет

Мы обогащены трагическим, но богатым опытом Второй мировой войны. Агрессия России против Украины началась в марте 2014 года. За пять месяцев Европа и США прошли путь от полного непонимания происходящего до четкого осознания того, что Путин начинает Третью мировую войну. Кто-то называет ее Четвертой (имея в виду Третью мировую «холодную»); кто-то называет «Второй холодной»; кто-то пишет о европейской войне; кто-то о российско-украинской. Тем не менее, все пишут и говорят о войне. Хиллари Клинтон и принц Чарльз сравнивают Путина с Гитлером; главнокомандующий армии США генерал Мартин Демпси сравнивает Путина со Сталиным, а действия России – с советским вторжением в Польшу в сентябре 1939 года.

Точка зрения американских военных, безусловно, важный компонент общего ощущения и понимания миром глобальной проблемы, созданной Путиным. Как отметил Демпси, «мы имеем российское правительство, которое приняло сознательное решение применить военную силу в отношении другой суверенной страны, чтобы достичь своих целей. Это первый случай с 1939 года или типа того… Они, очевидно, вступили на путь своего самоутверждения не только в отношении Восточной Европы, но и Европы в целом и даже в отношении Соединенных Штатов… Путин собственной персоной, с видением Европы в его собственном понимании, считает необходимым компенсировать обиды, нанесенные России после падения СССР, а также апеллировать к этническим русским анклавам в Восточной Европе. Он очень агрессивно стремится к этой цели, у него есть комплекс приемов, которые два-три раза принесли ему успех, и он планирует продолжать в том же духе».

По мнению Демпси, Путин не подает признаков того, что готов отступить под давлением. «В момент, когда некоторым удается убедить себя, что Путин обязан искать предлог для деэскалации, в действительности он принимает решение об эскалации. Иосиф Сталин использовал похожую риторику и оправдания, когда в сентябре 1939 года вторгся в Польшу: “Советское правительство не может также безразлично относиться к тому, чтобы единокровные украинцы и белорусы, проживающие на территории Польши, брошенные на произвол судьбы, остались беззащитными. Ввиду такой обстановки советское правительство отдало распоряжение Главному командованию Красной армии дать приказ войскам перейти границу и взять под свою защиту жизнь и имущество населения Западной Украины и Западной Белоруссии”», – цитировал Демпси ноту МИДа СССР от 17 сентября 1939 году послу Польши в Москве.

Действиями Путина озабочены или возмущены европейские политики, американские конгрессмены и сенаторы, сотрудники Госдепа и эксперты, не говоря уже о многоголосой российской оппозиции, которой забит интернет. Проблема только в одном: понимание есть; возможности воздействовать нет. Делать-то что, кроме как протестовать пером и голосом? Когда я слушаю единый хор возмущения мировой общественности российским вторжением в Украину, на ум кроме басни Крылова ничего не приходит. Только нашего Ваську зовут Вовка. Он тоже слушает, да ест. В первое время он хотя бы был вовлечен в пропагандистскую защиту российской политики в Украине. Сейчас он и этого не делает, обленился, чувствует себя увереннее и риторикой больше не занимается. Пока ему дают мясо, в данном случае человеческое, он будет его поедать. Инстинкт у него такой: съедать все, что дают, сколько дают и пока дают. Даже мертвечину: тела пассажиров сбитого малазийского самолета очень удачно для России стали залогом необходимости вести переговоры с «сепаратистами», а Голландия и остальные пострадавшие долго еще будут собирать разбросанные по восточной Украине останки и унизительно просить новоявленного диктатора Путина о содействии.

В 1938-1939 гг. демократическому миру было понятно, что в Германии у власти злодеи. Только неясно было, что делать: цивилизованных инструментов давления на Гитлера не было, а для военного вмешательства не очевидно были силы. Сегодня, в отличие от 1938-1939 гг., военный потенциал у демократического мира есть, но нет политической воли использовать хотя бы мирные инструменты давления (санкции). Привычный стабильный комфорт Европе дороже сопряженных с санкциями рисков, по крайней мере, пока.

В марте 2014 года Европа и США считали, что крымская проблема сама собой рассосется. Четыре месяца спустя за бездействие пришлось заплатить жизнями почти 300 иностранцев. Как справедливо сказал Путин, не было бы в восточной Украине боев, не сбили бы самолет. Абсолютно согласен: остановили бы агрессию Путина в марте 2014-го, не пришлось бы торговаться за останки в июле.

Юрий Фельштинский

Понравился материал?
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:

Интернет-газета КОНТИНЕНТ на Facebook Интернет-газета КОНТИНЕНТ ВКонтакте Интернет-газета КОНТИНЕНТ в Одноклассниках

Автор: РЕДАКЦИЯ

Редакция сайта

Яндекс.Метрика