Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная / Новости / Поборовшие страх смерти

Поборовшие страх смерти

76 ДНЕЙ…

Стив Каллахэн

Поборовшие страх смерти«…Оглушительный взрыв перекрывает треск древесины и рокот моря. Я вскакиваю на ноги. Вдруг на меня обрушивается водяной вал, словно я очутился на пути разбушевавшейся реки. Откуда он хлынул – с носа, с кормы? Или снесло сразу половину борта?…».

Стив Каллахэн – яхтсмен, путешественник и художник-любитель вышел в море в ночь на 19 января 1982 года на небольшой яхте «Наполеон Соло» с Канарских островов. Через шесть дней его яхта затонула…

Он потерпел крушение и оказался на крохотном спасательном резиновом плоту в 450 милях к северу от островов Зеленого Мыса, но его плот могу только дрейфовать по ветру, а в подветренном направлении расстояние до ближайшей суши, Антильских островов – 1800 морских миль.

Море штормило, днем солнечные лучи ещё слегка отогревали скованный холодом мир резинового плотика, но по ночам ветер и волны бушевали ещё злее, и даже в субтропической зоне температура воды океана опускается до 20°С, так что Стива Каллахэна вполне могла ждать смерть от гипотермии – переохлаждения.

На коже Стива, не просыхающей от соленой воды, вскочили сотни фурункулов, нижняя часть спины, ягодицы и колени покрыты множеством ссадин и царапин, морская соль разъедала гноящиеся раны. Плот был слишком мал, чтобы в нем можно было вытянуться, и ему приходилось лежать мне приходится на боку, поджав колени. Постоянно приходилось покачивать камеры плота неуклюжим насосом, на что тратилось много сил. Его сотрясает озноб, от которого не спасает насквозь промокший спальник, он мог спать только урывками из-за непрерывного грохота волн и тряски. Как вспоминал Каллахэн – грузное падение волн на плот или рядом с ним напоминало разрыв снаряда.

Пресной воды практически не было, Каллахэн установил себе жесткий полпинты воды в день – всего 250 грамм. Выпивать по одному-единственному глотку примерно каждые шесть часов – это было жестокое, но необходимое требование. Морскую воду Каллахэн пить не решился, а входящий в комплект плота бортовой опреснитель работал плохо, давая не более 300 грамм пресной воды в сутки.

Акула пробила нижнюю камеру плота и Каллахэн из минимальных подручных средств сделал затычку, временами теряя сознание или впадая в забытье.

«…Я здесь один: от человеческого общества, богатства, от какой бы то ни было роскоши меня отделяют тысячи миль пути, и тем не менее я чувствую себя сейчас богачом. Пятнадцать фунтов сырой рыбы покачиваются, как белье, на веревке, натянутой поперек плота…».

Он пытался ловить рыбу, и иногда ему это удавалось, но стаи дорад, весьма больших рыб, длиной до 1 метра, рассерженные потерей своих сородичей яростно атаковали его плот.

Он пытался есть попадавшиеся ему пучки водорослей и многочисленных их обитателей – крабиков и креветок, поселившихся на днище плота морских моллюсков (морских уточек), однажды умудрился поймать морскую птицу, но его постоянно мучил голод и все его мысли были о еде и воде.

Он был близок к потере рассудка, с каждым днем происходило всё более сильное раздвоение личности, эмоциональный стресс достиг предела и по самому незначительному поводу он то впадал то в гнев, то в глубокую депрессию. «…Тело было так измучено, что с трудом повиновалось командам рассудка. Тело хочет только покоя и избавления от физических страданий…».

Через 76 дней, он увидел землю, остров Гваделупа – его спасли рыбаки.

Стив Каллахэн потерял 30 процентов своего веса – почти 20 кг, его организм был обезвожен, истощен и ослаблен, через несколько дней сильно отекли ноги, начинаются колики в желудке, подскочила температура, появился затяжной понос. Потребовалось полтора месяца, чтобы физическое состояние пришло в норму, восстановилась функциональная деятельность организма, спали отеки на ногах. Но через несколько месяцев началось сильное выпадение волос, и это продолжалось два месяца, а многочисленные рубцы на ногах исчезли только на следующий год.

После этого уникального плавания у Каллахэна заметно изменился обмен веществ – если до этого ему требовалось трехразовое обильное питание, то после было вполне достаточно двух раз, а зачастую – вообще только один.

«…Что я вынес из этого плавания?..» – вспоминал Стив Каллахэн. «…Окрепла моя вера в безразличие морской стихии, в относительность понятий добра и зла и всех человеческих ценностей, в равенство всех творений Божьих и в собственную мою незначительность… Столкнувшись с голодом и жаждой, испытав на собственном опыте жестокие лишения и отчаяние, я научился по-настоящему сочувствовать тем миллионам земных обитателей, которые не знают в своей жизни ничего иного…. Эта катастрофа вызвала у меня чувство утраты и надолго поселила страх в моей душе, но я решил не поддаваться страху и извлек для себя полезный урок. Каждый человек может считать удачей, если ему за всю жизнь только однажды выпадет серьезное испытание… Когда на меня нападает отчаяние, когда я чувствую себя одиноким и заброшенным, я утешаюсь молчаливым присутствием других людей, которым пришлось претерпеть большие страдания и которые сумели их пережить…».

Всего один человек в истории мореплавания пережил одиночный дрейф через Атлантический океан длительностью более месяца – английский моряк (стюард) Пун Лим из Гонконга, в годы второй мировой войны. Торговое судно «Бен Ломонд» было торпедировано в Aтлaнтичecкoм oкeaнe в 910 км зaпaднee cкaл Ceн-Пoл 23 нoябpя 1942 года. Eгo пoдoбpaлo бpaзильcкoe pыбoлoвнoe cyднo вoзлe Caлинoпoлиca у берегов Бразилии 5 aпpeля 1943 г. Он провел в море на жестком плоту 133 дня. Как он выжил, до сих пор остается загадкой

«ВОЗРАСТ – НЕ ПОМЕХА»

Уильям Уиллис

«…Я поплыву снова. Но на этот раз это будет Атлантика…». 20 сентября 1968 года советский рефрижератор «Янтарный» обнаружил полузатопленную яхту со сломанной мачтой. Людей на паруснике не оказалось. В кают-компании были обнаружены документы на имя Уильяма Уиллиса. Ему  было 75 лет.

Уильям Уиллис родился в 1893 году, в Гамбурге, в бедной семье. Маленький, худенький, болезненный мальчик, с проблемами со зрением, увидел Гамбургский порт с парусными кораблями и …в пятнадцать лет, обманув врачей, поступил юнгой на парусник «Генриетта». Потом ходил в море кочегаром, два раза огибал мыс Горн. «…Я научился любить море и величественные корабли, работу на палубе и реях, бури и штили, жизнь, полную лишений…».

Его судьба чем-то схожа с судьбой Джека Лондона… Всё годилось для совершенствования своего тела и духа, а именно странствования по свету предоставляли такую возможность. Время парусного флота прошло – и Уиллис сменил множество профессий – был золотоискателем и охотником на Аляске, работал докером, строителем, фельдшером, издал несколько поэтических сборников.

В 1954 году (ему уже 62 года!) он в одиночку повторил путь Тура Хейердала – от гористых берегов Перу к островам Полинезии на бальсовом плоту «Семь сестричек», и через три с половиной месяца, успешно преодолев почти семь тысяч миль, достиг островов Самоа.

В 1963 году, в возрасте 70 лет, У. Уиллис на собственноручно собранном металлическом плоту, не без юмора и с вызовом названном «Возраст не помеха», предпринимает  путешествие от берегов Перу к Австралии длинной в 10 тысяч миль по просторам величайшего Тихого океана.

Не всё было так благополучно… Стала вытекать пресная вода – соленые волны постепенно разъедали места спайки бидонов, и из четырехсот пятидесяти литров воды при отплытии осталось всего тридцать шесть литров. Уиллис сразу продумал несколько решений – ограничить потребление воды одной чашкой в день, выдавливать воду из пойманной рыбы и немного пить морскую воду (как это делал Ален Бомбар). Но как он сам вспоминал «…мне приходилось проводить целые дни, не видя ни одной рыбы…». Только кошка и попугай разделяли одиночество Уиллиса.

На пустынной поверхности Тихого океана – маленький плот, и этот застывший плот сам кажется пустынным, если не считать неподвижного попугая в клетке, подвешенной к мачте, и черной кошки, растянувшейся в скудной тени каюты. За рулем никого – Уильям Уиллис в закрытой каюте, он потерял зрение, определяя полуденную высоту солнца. Через несколько дней зрение частично восстановилось, но скоро из-за физических нагрузок образовалась грыжа. Но удивительное путешествие закончилось вполне благополучно – с  остановкой на острове Самоа Уиллис переплыл Тихий океан от Кальяо в Перу до Австралии, куда прибыл через 205 дней плавания, пройдя путь в 10000 миль.

У. Уиллис собирает крошечную яхту «Малышка» длиной всего 3 метра 36 сантиметров с площадью парусов в 10 кв. метров. Дважды – в 1966 и 1967 годах – он пытается совершить плавание через Атлантику, но обе попытки были неудачны.

Первое путешествие на этой яхте, начатое им 22 июня 1966 года, закончилось неудачей, пароход «Ингхан» доставил заболевшего мореплавателя в Ньюфаундленд.

Второе путешествие на «Малютке» У. Уиллис начал 30 июня 1967 года. Прошло почти три месяца, а миниатюрная яхта достигла лишь середины Атлантики. В это время Уиллис встретился с польским траулером-рефрижератором «Белона». Измученный Уиллис попросил о помощи, был взят на борт и перевезен на патрульное судно.

1 мая 1968 года – третья попытка. Минуло три месяца, а известий о нем не было и американские морские власти начали поиски. Суда всех стран, находящиеся в Атлантическом океане, получили радиограмму с просьбой о поисках пропавшего в океане мореплавателя. Долгое время никаких сообщений не поступало.

20 сентября 1968 года советский рефрижератор «Янтарный» обнаружил на расстоянии 300 миль от Ирландии разбитую и полузатопленную яхту со сломанной мачтой, кокпит на треть залит водой.

Людей на яхте не было, а в кают-компании были обнаружены документы на имя Уильяма Уиллиса, паспорт, очки и компас. Ящик с сигнальными ракетами пуст, ясно, что он звал на помощь, только никто его не заметил.

Судовой журнал немного подмок, но прочитать его можно – последнее определение места сделано 20 июля 1968 года, причём указана только широта, указаний долготы нет, вероятно,  встали или разбились часы. В журнале запись: «Мое судно попало в шторм. Потеряно почти все продовольствие. Нет ни пищи, ни сигнальных ракет». Слова, написанные дрожащей рукой, говорили о том, что повреждение яхты, страшная усталость, необходимость постоянно откачивать воду и истощение стали уделом последних дней патриарха океана, нашедшего могилу в его волнах. Была найдена и тетрадь с записями, предназначенными, очевидно, для статьи или книги, с такой заключительной фразой: «Море – царство смелого человека».   Как и при каких обстоятельствах погиб отважный мореплаватель, остается загадкой

Стал ли Уильям Уиллис великим, это не так важно, важно, что жизнь свою он прожил на зависть многим. Как ему удалось? Да просто он влюбился в первооснову жизни – в своё тело, в свой разум, в его могущество и его безграничные возможности. Исследованиям границ этих возможностей он и посвятил всю свою жизнь – достичь границ и преодолеть их!

СПАСЕННЫЕ В ЗАВАЛАХ

За последние 4000 лет землетрясения унесли жизни более 13 миллионов человек. К сожалению, и в настоящее время, несмотря на весь научный потенциал, учёные констатируют, что точно предсказать, прогнозировать землетрясения нельзя. Выход лишь один – строить так, чтобы избежать разрушений, строить сейсмоустойчивые здания и сооружения. Сейчас в этом направлении лидирует Япония, где, несмотря на постоянные толки, разрушений, и тем более жертв, за последние годы почти нет.

Кроме того, землетрясения могут возникать и в устойчивых к подземным толчкам районах, что связано например с добычей откачкой нефти и газа, откачкой подземных вод, а также и строительством водохранилищ. В последнее время подземные толчки стали фиксироваться в районе Иркутского и Братского водохранилищами, и даже были отмечены под каскадами волжских водохранилищ.

Сотни и тысячи людей погибает под завалами зданий после подземных толчков, обычно в течение нескольких часов, реже дней. Но бывают и более чем удивительные случаи длительного выживания под развалинами.

Землетрясение апреля 2009 в области Абруццо, в частности в г. Аквила, в Италии, привело к гибели около 250 человек, но из-под завалов спустя 30 часов после землетрясения, помогли выбраться 98-летней женщине, Марии д’Антуоно, заблокированной в своей квартире в городке Темпера. А спустя 42 часа после землетрясения удалось извлечь живую девушку.

Опыт спасательных работ после землетрясения в Ашхабаде в 1948 показал, что люди, находившиеся под развалинами, оставались живыми 4-5 и даже 10 суток.

После землетрясения в мае 2008 года в Китае были ранены свыше 350 тысяч человек, а погибло более 60 тысяч. Тем не менее, через 11 дней удалось из под завалов извлечь 80-летнего мужчину, частично парализованного.

400 детей оказались погребены под обломками рухнувшего во время землетрясения здания начальной школы в уезде Иньсю, но  через 63 часа после землетрясения, под грудой развалин была найдена 11-летняя девочка Чжан Чуньмэй.

По словам её учителя, Тан Юнчжун, он нашел девочку за три дня до того, как ее обнаружили спасатели, и старался находиться поблизости, разговаривать с Чжан, передавал ей еду и воду через  расщелины  в завалах. Тела трех погибших детей в завалах рядом с Чжан начали разлагаться и учитель старался морально поддерживать девочку, говоря, что она скоро будет спасена. Врачи, осмотревшие спасённую Чжан, сообщили, что, возможно, придётся ампутировать ногу, но сама девочка выживет.

А учитель Тань Цюцянь из города Дэянь, пожертвовал своей жизнью, спасая четырех школьников. Он был найден раздавленным плитой перекрытия с распростертыми по столу руками, под которым находилось четыре школьника. Учитель погиб, но дети остались живы.

Один из школьников провел под завалами школы 80 часов, и,  по словам спасателей, там ещё были уцелевшие: из-под обломков доносились приглушенные стоны.

Сигареты и бумажные салфетки поддерживали живым 46-летнего Пэн Чжицзюнь, проведшего под развалинами разрушенного землетрясением здания более четырех суток. Хотя он был погребен под руинами, но вокруг было достаточно пространства для свободных движений. Брючный ремень он использовал для перевязки сломанной руки, а исследовав содержимое своих карманов, нашел полпачки сигарет и бумажные салфетки. Пэн Чжицзюнь был вынужден спасаться от голода, жуя табак из сигарет, а потом ел и салфетки, а недостаток воды восполнял собственной мочой, которую собирал в ботинок. Под завалами он был не один, были живы ещё около десяти человек, но они умирали один за одним. А чуть позже спасатели извлекли живыми еще трех человек – двух мужчин и женщину, они остались в живых благодаря советам, которые им давал Пэн!

Через 9 суток после землетрясения в провинции Сычуань китайские спасатели из-под руин заваленного туннеля электростанции извлекли женщину.

Две женщины выжили, после землетрясения 2004 года в Иране, более двух суток находясь под развалинами собственного дома.

После землетрясения в пакистанском городе Музаффарабаде спасатели нашли живую 40-летнюю женщину Накши Биби, пролежавшую под обломками своего дома  63 дня! Это спасение и спасатели, и медики называют чудом. Рядом с пострадавшей было немного еды, и она смогла собирать и пить дождевую воду, что помогло ей выжить.

После землетрясения в Нефтегорске спасли двух мужчин – одного на седьмые сутки, а второго – на двенадцатые. Первый был сильно изможден — его завалило на первом этаже в спальне и травмировало, зажало ногу, но он всё-таки сумел освободиться. Второй с первого этажа провалился в подвал, в котором нашел какие-то запасы еды.

В результате землетрясения в январе 2010 года на Гаити погибло 270 тысяч человек, различные увечья получили более 300 тысяч человек. Удивительно, но на 15 день после землетрясения спасатели извлекли из-под развалин 17-летнюю девушку. У неё была повреждена нога и сильное обезвоживание организма, однако в целом состояние девочки не вызвало у медиков серьёзных опасений.

А через месяц после землетрясения из-под развалов рынка был извлечен 28-летний Эван Мунци. Это один из самых уникальных случаев выживания такого долгого пребывания под завалами!

Но самый удивительный случай произошёл в Пакистане – после землетрясения в городе Музаффарабаде спасатели нашли живую 40-летнюю женщину Накши Биби, пролежавшую под обломками своего дома  63 дня! Рядом с пострадавшей было немного еды, и она смогла собирать и пить дождевую воду, что помогло ей выжить.

По статистике из 1000 человек в завалах каждый час умирают 50 человек. Но люди под развалинами могут жить до 2-3 недель, если они не ранены и достаточно воздуха. В тоже время медики констатируют, что весьма частой причиной смерти жертв землетрясения является инфаркт.

Оказавшись под завалами – не паникуйте, постарайтесь освободить придавленные руки и ноги, подкапывая их снизу, а освободившись, ложитесь на бок, подтянув ноги к груди, положив под себя руку, сильно согнувшись, лицом вниз, опираясь на колени и локти (такая поза уменьшает контакт с холодным бетоном и землей). Постарайтесь укрепить завал, установив какие-либо подпорки, но при этом не следует вынимать камни и кирпичи, так как они могут держать завал в равновесии.

Если ниша тесная, и много пыли, постарайтесь не двигаться и закройте глаза, состояние полудремы помогает успокоиться, экономит силы и нормализует дыхание. Постарайтесь через каждые 15-20 минут растирать или массировать придавленные конечности.

Конечно, чудесные спасения бывают, но шок, холод, страх, отсутствие воды и пищи, боль и травмы способны убить даже очень сильного человека. Но человек без воды может продержаться до 10 суток, а без пищи – до 40! Поэтому главное – если вы оказались под завалом – не теряйте самообладание, старайтесь экономить силы, постарайтесь подать знак голосом или предметом, стуча по стенам, а лучше по металлической арматуре или батареям – каждый час спасатели устраивают 5 минут тишины, прекращая все работы и тщательно вслушиваясь в звуки из-под развали. И знайте – вас спасут!

 «ВАС УБИЛО НЕ МОРЕ… ВАС УБИЛ СТРАХ».

Ален Бомбар

После окончания второй Мировой войны многие морские и военные ведомства разных задались вопросом – почему в море после катастроф, нападений вражеских судов и подлодок погибало так много людей, причём погибали они или сходили с ума даже не очень далеко от берега, находясь в шлюпках и даже имея аварийные запасы воды и пищи. Жесткая морская статистика говорила, что 90% из потерпевших кораблекрушение гибнет в первые три дня!

Алена Бомбара этот вопрос заинтересовал ещё во время учебы на медицинском факультете Сорбонны. Изучая архивы, записки и рассказы людей, переживших кораблекрушения, Бомбар с удивлением понял, что некоторые из них выжили, преодолев некий определённый медиками и учеными физиологический барьер организма – люди выживали почти без пищи и воды, в холоде и под жарким, палящим солнцем, выживали в мертвый штиль и невероятный шторм, находясь на плотах и в шлюпках.

Вопрос выживания человека в открытом море настолько заинтересовал молодого врача, что он решил сам, на своём опыте доказать, что возможность выживания в море зависит только от человека, от его силы воли и характера, от «жажды жизни».

Ален Бомбар решил провести ряд экспериментов и выяснить – сможет ли человек пить морскую воду и питаться только тем, что сможет дать море – планктоном и сырой рыбой, и что он не утонет, даже находясь на небольшом спасательном плоту.

Кроме того была традиция, что потерпевших кораблекрушение искали максимум 10 дней, так как считалось, что большее время люди, потерпевшие бедствие, в море выжить не смогут, и считались погибшими.

Бомбар знал, что еще во времена парусного флота говорили, что настоящее море видят только китобои и охотники за морскими котиками. Они охотятся в открытом океане с небольших шлюпок, порой долго блуждают в тумане, отнесенные ветрам от своего судна. И эти люди погибали редко, они были подготовлены к подобным лишениям и преодолению стихии на своих утлых и все-таки надежных вельботах. И даже потеряв корабль, иногда преодолевали большие расстояния, доходили до суши или были подобраны другими судами, А главное они были психологически подготовлены к возможности провести длительное время на шлюпке, это были обычные условия их работы и жизни.

Ален Бомбар весьма серьезно, и научно и практически, подготовился к своему плаванию, исследовал десятки видов рыб, вычислил содержание в них жидкости (она составляет от 50 до 80% веса рыбы), и установил, что в морских рыбах содержится значительно меньше соли, чем в мясе. И зная, что в сырой рыбе содержится достаточно воды, чтобы человек не умер от жажды, надо пить выжатый из рыбы сок, а в течение первых 5-6 дней даже и морскую воду (но в небольших количествах). Он был уверен, что в открытом море нужно лишь уметь добыть пищу, если иметь минимальные приспособления, которые обычно бывают на спасательных плотах и шлюпках – лески, крючки, сетка, и просто ткань для ловли планктона.

«…Жертвы легендарных кораблекрушений, погибшие преждевременно, я знаю: вас убило не море, вас убил не голод, вас убила не жажда! Раскачиваясь на волнах под жалобные крики чаек, вы умерли от страха…» заявил Ален Бомбар, решив доказать на собственном опыте, что  погибших убило отчаяние, безволие, кажущаяся бесцельность бороться за свою жизнь и жизни товарищей по несчастью.

Бомбару не верили, считали его чудаком, мистификатором, даже сумасшедшим, некоторые пытались даже помешать его эксперименту. Лишь те, кто хорошо знал историю мореплаваний и кораблекрушений, поддержали идею Бомбара, и были уверены в успехе. Бомбар, несмотря на все трудности,  и испытав себя и лодку в двухнедельном плавании по Средиземному морю, избрал маршрут далекий от морских трасс торговых судов. Он назвал свою крохотную лодку «Еретик», бросив вызов всем тем, кто не верил в необходимость и благополучный исход его похода. К снаряжению своей резиновой лодки Бомбар добавил лишь планктонную сетку и ружье для подводной охоты.

Отметим, что первоначально в этом уникальном плавании-эксперименте должны были приять участие двое – сам Ален Бомбар и его друг, Джек Пальмер,  опытный моряк, пересекший в свое время Атлантический океан на маленькой яхте. Но после испытаний на Средиземном море, напарник Бомбара просто сбежал, решив больше не испытывать судьбу.

Шестьдесят пять дней плыл Ален Бомбар через океан, но сначала он преодолел путь из Средиземного моря до Танжера (Марокко), потом до Касабланки (вдоль побережья Африки), а затем до Канарских островов. И только потом он отправился в путь через океан.

19 октября 1952 года, французская яхта вывела лодку «Еретик» из порта Пуэрто-де-ла-Лус (столицы Канарских островов Лас-Пальмаса) на океанский простор и попутный северо-восточный пассат унёс её в Атлантический океан.

Много пришлось испытать отважному врачу, через несколько дней он попал в сильнейший шторм, и два часа вычерпывал воду …шляпой. Потом порвало парус, а после замены на новый, запасной, очередной шквал сорвал его и унес в океан, пришлось Бомбару в шторм чинить старый.

Ни удочек, ни сетей, кроме планктонной сетки, Бомбар не взял принципиально, он соорудил гарпун из ножа, привязав его к веслу, а когда добыл первую рыбу, из ее костей сделал рыболовные крючки. Несмотря на уверения «знатоков», рыбаков и даже ученых, что открытом море рыбы нет, её, напротив, оказалось очень много, рыба сопровождала лодку во все время плавания, много было и летучих рыб, которые в ночное время натыкались на парус и падали в лодку. Кроме рыбы, ел Бомбар и планктон, изредка попадались на крючок птицы, которых он ел сырыми, выбрасывая лишь кожу и жир. А после сильного тропического ливня, ему удалось сразу собрать почти 15 литров пресной воды.

Бомбар все время вёл наблюдения за своим состоянием, измерял давление и пульс, всё аккуратно и скрупулёзно записывал в дневник. За время плавания он похудел на 25 килограммов, от постоянного пребывания во влажной среде, от соленой воды и непривычной пищи, на теле появились гнойники, причинявшие сильную боль, малейшие царапины начинали гноиться и долго не заживали. Под ногтями рук и ног также образовались гнойнички, которые доктор сам вскрывал без анестезии, кожа на ногах стала сходить клочьями, выпадали ногти.

Ален Бомбар находился несколько раз на краю гибели и отчаяния, и даже был готов к тому, чтобы вскрыть опечатанный аварийный запас воды и пищи, но выдержал все невзгоды и трудности и 23 декабря 1952 года «Еретик» подошел к берегу острова Барбадос.

На берегу его поджидала новая «опасность» – местные рыбаки и дети, которые могли растащить из лодки всё, в том числе и опечатанный аварийный запас. Если бы он оказался вскрыт или поврежден – его тяжелейший эксперимент был бы признан неудачным и провалившимся. Алену Бомбару удалось найти трех свидетелей, засвидетельствовавших нетронутость упаковки, а уж потом раздать его местным жителям. Позже Бомбара упрекали за то, что он немедленно не опечатал свой судовой журнал, все свои записи, чтобы доказать их подлинность. «Видимо, эти люди не представляют, как чувствует себя человек, вступивший на берег после 65 дней, проведенных в полном одиночестве и почти без движений» – писал Бомбар.

Именно благодаря замечательному и опасному эксперименту Алена Бомбара, в 1960 году Лондонская конференция по обеспечению безопасности мореплавания приняла решение об оснащении всех судов специальными спасательными плотами. А плавание на «Еретике» и издание книги «За бортом по своей воле» прославили врача и путешественника на весь мир.

В дальнейшем Ален Бомбар предпринимал плавания с самыми разными научными и медицинскими целями, изучал морской болезни, бактерицидные свойства воды, боролся с загрязнением Средиземного моря.

Но главным итогом уникального эксперимента Алена Бомбара, умершего в весьма преклонном возрасте 79 лет, остаются тысячи человек, которые написали ему: «Если бы не ваш пример, мы бы погибли!».

ВЫЖИВШИЕ В АНДАХ –  СЕМЬДЕСЯТ ДВА ДНЯ АДА

13 октября 1972 года самолет, на борту которого была уругвайская команда игроков в регби, сбился с курса и разбился в Андах. Тридцать два человека из сорока пяти выжили после падения, но у них почти не было еды, воды и теплой одежды, а в горах ночью температура опускалась до -40 градусов Цельсия. В первую ночь умерли 3 пассажира самолета. Остальные сильно страдают от переохлаждения, греются, тесно прижавшись друг к другу в фюзеляже самолета.

На протяжении почти двух недель они пили талую воду и искали пропитание в разбросанном багаже, но арахис и шоколад быстро закончились.

Когда нависла угроза голодной смерти, у уцелевших оставалась лишь одна страшная возможность. И студент медицинского вуза Роберто Канесса убеждает погибающих от голода друзей, что единственный способ выжить – есть останки мертвых. Позже он вспоминал «…Знаете, у цивилизации очень тонкая кожура. Перед страхом смерти не думаешь о том, что никак нельзя себе представить в нормальной обстановке…».

Они использовали осколки стекла как ножи, и тела членов экипажа были первыми. И не потому, что пилоты были виноваты, а потому уцелевшие знали их хуже, чем погибших товарищей.

По случайно уцелевшему радиоприемнику узнают, что поиски прекращены, и это известие подрывает моральный дух почти у всех, но только придает решимости Нандо Паррадо. С каждым днем он все серьезнее думает о том, чтобы найти выход из гор.

«…Я подумал, что, если никто не пойдет за помощью, мы все умрем по одному. Я никого не винил в том, что они делают, чтобы выжить. Но я думал: кто будет последним? Что он будет есть? Гора была как камень. На ней ничего не росло. Что мы могли есть, кроме мертвых друзей?…»

Через 61 день после авиакатастрофы Нандо Паррадо и Роберто Канесса начинают свой трудный путь. С невероятным трудом поднявшись на ближайшую вершину, они к своему ужасу и разочарованию увидели сплошные горы, и осознали, что они в ловушке среди Анд. Это был серьезный удар, но они находят в себе силы идти дальше, несмотря на страшные физические и психологические страдания.

Не имея ни компаса, ни карты они прошли за десять дней 70 миль по непроходимым горам, через холод и тьму, неся с собой единственную пищу – мясо трупов. И наконец, совсем выбившись из сил, увидели первые признаки жизни – зеленые растения недалеко от реки, а в скором времени встретили и пастуха на лошади. Но пастух настолько испугался двух оборванных и исхудавших людей, что просто убежал. Вертолеты на место катастрофы прилетели намного позднее, да и то смогли взять только часть людей.

Прошло семьдесят два дня после крушения, в живых осталось лишь 16 человек. Их спасение – доказательство силы человеческой воли и …каннибализма.

Нандо Паррадо, который выбрался из гор и привел помощь, одним из первых смог поведать миру страшную правду о катастрофе, объяснив властям, почему место усеяно человеческими костями и расчлененными телами. В отчаянной ситуации уцелевшие ели внутренние органы и раскалывали черепа, чтобы есть мозг.

Радость спасшихся омрачало чувство стыда, и только сеансы психотерапии смогли снять чувство вины у жертв катастрофы.

История катастрофы была частью прошлого Нандо Паррадо так долго, что табу, касающиеся каннибализма, его уже не беспокоят.

Спустя 34 года он написал книгу о катастрофе, где описал всё именно так, как было. Он не чувствовал своей вины тогда, не чувствует ее и сейчас. «Я подумал, что, если никто не пойдет за помощью, мы все умрем по одному. Я никого не винил в том, что они делают, чтобы выжить. Но я думал: кто будет последним? Что он будет есть? Гора была как камень. На ней ничего не росло. Что мы могли есть, кроме мертвых друзей?».

«Я сплю как младенец, – говорит он, пожимая плечами. – У меня не бывает кошмаров. Кошмары были у меня в горах, когда мы думали, что не выберемся. Люди хотят, чтобы я говорил о голоде, но жажда и холод для меня были страшнее… Я гарантирую, что 100% людей сделали бы на этой горе то же самое… Это трудно себе представить. Они не понимают, каково это – остаться без привычных удобств и возможностей. У нас не было удобств и было только две возможности: умереть от голода или есть мясо… Что бы вы делали на нашем месте?».

 

А.А. Каздым

Понравился материал?
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:

Интернет-газета КОНТИНЕНТ на Facebook Интернет-газета КОНТИНЕНТ ВКонтакте Интернет-газета КОНТИНЕНТ в Одноклассниках

Автор: РЕДАКЦИЯ

Редакция сайта

Яндекс.Метрика