Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная / Общество / Первый опыт фашизма у власти в ХХ веке – младотурки

Первый опыт фашизма у власти в ХХ веке – младотурки

Партия «Единение и прогресс» и ее вожди

В 1908 году группа молодых революционеров спустилась с гор Македонии и овладела Константинополем, потребовав от султана Абдул-Хамида Проклятого, «Великого убийцы», конституции. Тот пообещал, но слова не сдержал, по своему обыкновению. Тогда младотурки через год пришли снова, свергли султана и заточили его в тюрьму Салоник. На престол взошел добрый, запуганный предшественником-братом, Мехмед V с прогрессивной, демократической программой  и была установлена конституционная форма правления. Турция стала демократической страной с парламентом, ответственными министерствами, избирательным правом, равенством всех граждан перед законом, свободой слова… Революция 1908 года была практически бескровной. В июле 1908 года в речи на площади Свободы в Салониках один из лидеров младотурок Энвер-паша заявил: «Деспотия исчезла. Мы все – братья. В Турции больше нет болгар, греков, сербов, румын, мусульман, евреев. Мы все находимся под одним и тем же голубым небом и гордимся тем, что являемся турками». Этот идеал не был воплощен в жизнь, хотя, возможно, на заре своего движения младотурки и предполагали полное изменение турецкого менталитета по отношению к своим подданным. В новой Турции греки, сирийцы, армяне и евреи должны были перестать быть грязными гяурами и получить равные права и обязанности. Организовывались публичные братания турок и армян. Лидеры младотурок Талаат-паша и Энвер-паша посещали христианские церкви, школы и кладбища и заверяли, что вражда прошла, и все будут жить как братья и сестры. Христианам разрешили служить в турецкой армии наравне с мусульманами. Народы Османской империи стали принимать участие в общественной жизни. В 1908 году состоялись первые выборы в турецкий парламент, в

котором много мест получили нацменьшинства. Впрочем, палестинским евреям не удалось провести в парламент своего представителя. Тем не менее, палестинские евреи участвовали в организации комитета партии младотурок «Единение и прогресс» («Иттихад ве теракки») в Иерусалиме. Один из основателей Нес-Циона Сами Хохберг поселился в Константинополе и основал газету «Младотурок» при помощи Исполкома сионистской организации…

Но к 1914 году турецкая демократия умерла. Потерпели крах мечты пустить Турцию по современному пути развития. Произошли страшные изменения для младотурок и турецкого населения Османской империи. Внешние силы разрывали неизлечимо больную империю на части. Италия завладела Триполи, Австро-Венгрия присоединила к себе две турецкие провинции: Боснию и Герцеговину. После жуткой войны с балканскими государствами турки потеряли все свои территории в Европе, за исключением Константинополя и небольшой прибрежной полосы. Четыре года т.н. демократического правления закончились неслыханным прежде национальным унижением турок. Престиж новой демократии полностью исчез. Турция осталась смесью воинствующих кланов: взаимная ненависть, ревность и религиозные предрассудки лишь усилились.

26 января 1913 года в Турции произошел государственный переворот. К этому моменту турецкое правительство контролировала либеральная партия, враждебная младотуркам, во главе с великим визирем Камиль-пашой и военным министром Назим-пашой. Либералы склонялись к подчинению давления великих европейских государств в вопросе об уступке города Адрианополь болгарам после первой балканской войны. Предполагаемая сдача рассматривалась, между тем, подавляющим большинством турок как еще одна ступень к национальной катастрофе. Тогда лидеры младотурок Талаат-паша и Энвер-паша, собрав пару сотен сторонников, отправились в Блистательную Порту, где заседало турецкое правительство. Назим-паша был убит, а Камиль, паша, впечатленный увиденным, с легкостью покинул свой пост. К власти пришли младотурки во главе с триумвиратом: Талаат-паша (министр внутренних дел, председатель ЦК партии младотурок «Единение и прогресс), Энвер-паша (военный министр) и Джемаль-паша (министр морского флота, военный губернатор Константинополя).

Эти трое не были полновластными лидерами страны. За их спиной стоял ЦК партии «Единение и прогресс», состоящий из примерно 40 человек. ЦК заседал в Константинополе в обстановке полной секретности, а его председатель Талаат-паша отдавал делам ЦК почти все свое время. ЦК партии «Единение и прогресс» манипулировал выборами и заполнял госучреждения своими представителями. Помимо ЦК в Константинополе, во всех важных городах империи были организованы комитеты. Они подчинялись ЦК и производили переданные им назначения. Никто не мог занимать какой-либо пост без санкции ЦК. Это было похоже на будущие партии власти Советской России РКП(б) и Германии НСДАП в начинавшемся ХХ веке.

Султан Мехмед V был слаб и не помышлял использовать то обстоятельство, что он был не только султаном, но и халифом-главой мусульманской церкви. Запуганный своим братом, прежним султаном, который держал его в изоляции, Мехмед V стал для младотурок «машиной для изготовления указов», зная, что при первых признаках мятежа ему грозит смерть. Впервые за почти пять веков турецкий султан утратил суверенную власть.

Турецкий парламент также подчинялся ЦК партии «Единение и прогресс», т.к. он фактически назначал почти всех членов парламента.

На пост великого визиря, главы турецкого правительства младотурки назначили египетского принца Саида Халима, родственника хедива Египта. Саид Халим финансировал движение младотурок с самого начала, движимый единственным желанием стать хедивом Египта. Пост великого визиря – самый высокий пост в империи был дан ему в качестве временного утешения при молчаливом его согласии не пользоваться своими полномочиями, а лишь наслаждаться высоким статусом занимаемого поста.

Так банкротство и распад империи сделали турецкий народ легкой добычей партии младотурок, которая путем убийств, интриг и угроз захватила большую часть госучреждений. В Турции развернулся террор: противников младотурок арестовывали, высылали или отправляли на виселицу. Вся энергия младотурок сосредоточилась на отчаянной борьбе за собственное политическое выживание: их окружала ненависть отставленных политиков, чиновников, генералов и офицеров эпохи Абдул-Хамида, этнических меньшинств (греков, армян, и в некоторой степени, евреев). Ненавидевшие младотурков согласны были на любое иностранное вмешательство, только бы лишить младотурок власти.

Младотурки давно перестали быть силой обновления для Турции, оставаясь единственной в стране политической машиной. Как выяснилось несколько позже, эта машина оказалась еще более страшной и безрассудной, чем все, что смог придумать свергнутый ими Абдул-Хамид, носивший красноречивые клички «Проклятого» и «Великого убийцы».  Их вожди Талаат, Энвер и Джемаль уже не помышляли о реформировании Турции, считая, что турки оказались не готовыми принять демократические принципы, и думали лишь о сохранении своей личной власти. «Кто-то же должен управлять Турцией, почему не мы?» заявил однажды Талаат-паша американскому послу. Все это вызрело в Турции, когда, как точно было подмечено, наступил с опозданием на 14 лет ХХ век, принесший насильственную смерть многим миллионам мирных, безоружных людей от рук нацистов и фашистов всех мастей, большевиков, сталинского режима, красных кхмеров, режима Саддама Хусейна, националистов бывшей Югославии… Первыми начали младотурки.

Истинный правитель Турции, Талаат-паша, как и большинство лидеров младотурок презирал все религии. Он не был и настоящим турком (говорили, что он либо болгарский цыган или потомок болгар, принявших ислам). Ради роста своей популярности, а значит карьеры, он жил в скромном доме человека из народа в бедном районе Константинополя. Начав свою трудовую деятельность телеграфистом, он много времени проводил дома у телеграфного аппарата, рассылая распоряжения своим партийным комитетам на

периферии. А основное рабочее время проводил в ЦК, занимаясь партийными вопросами. Талаат постоянно  осознавал шаткость и опасность своего положения и положения триумвирата и предвидел свою насильственную смерть. Без устали он отслеживал множество факторов политической жизни Турции. Будучи министром внутренних дел, Талаат паша контролировал полицию и администрацию турецких провинций (вилайетов) и использовал эту огромную силу во благо себе и ЦК партии. Все это вознесло его на вершину власти в империи: в 1917–1918 годах он занимал пост великого визиря [1,3].

srgffwfgergseТалаат-паша

Энвер-паша, 32-х лет отроду, стал военным министром в начале января 1914 года. Сразу же провел чистки в армии, уволив сотни офицеров и генералов и назначив на их места однопартийцев и много немецких офицеров, будучи ярым германофилом. Триумвират хорошо знал на собственном примере, на что способна в Турции кучка решительных и хорошо вооруженных людей. У Энвера, «героя революции», была репутация военного человека, хотя он никогда не добивался серьезных военных успехов, а чаще всего проигрывал сражения, будучи бездарным полководцем. Бесспорным было лишь одно: неиссякающая энергия, с которой он носился по фронтам различных театров военных действий, пытаясь спасти гибнущую империю. Искренне верил, что избран богом, чтобы восстановить величие Турции. Был смел, решителен, хладнокровен. Приятная внешность и манеры скрывали присущую ему жестокость и полное отсутствие сострадания к людям. Имел кличку «Маленький Наполеон», проистекающую из того факта, что Энвер восседал за столом между портретами Наполеона и Фридриха Великого. Женился на дочери султана и, в отличие от Талаат-паши, проживал во дворце. Во время первой мировой войны он занимал высший военный  пост в Турции – заместителя главнокомандующего (самим главнокомандующим официально числился султан) [1,4] .

wefwq34f4wfЭнвер-паша

Джемаль-паша, морской министр, был также военным губернатором Константинополя, проводя все репрессии против политических противников младотурок через префекта полиции города, Бедри-бея. Описывающие внешность Джемаля отмечали белые тигровые зубы на фоне черной бороды [1,5] .

efq3wgesthДжемаль-паша

До начала войны у младотурок были и другие лидеры, второго плана, однако, призванные продемонстрировать, что ЦК партии «Единение и прогресс» стремится объединить все этносы империи. В состав турецкого правительства входил Джавид-бей, министр финансов, еврей, принявший ислам, Бустани-эфенди, министр торговли и сельского хозяйства, араб-христианин, в наличии были также черкес, армянин и египтянин. После вступления Турции в войну на стороне Германии, все они покинули правительство.

Несмотря на всю шаткость своего положения, триумвират и его ЦК к августу 1914 года сохраняли контроль над страной, намереваясь и впредь удерживать его ценой любой жесткости или торговли. После начала первой мировой войны они выставили Турцию на торги, намереваясь опереться на внешнюю силу, способную спасти их режим, не способный просуществовать длительное время в столь сложной обстановке. В конечном счете, все свелось к выбору между Германией и Англией.

Продолжение следует.

Евгений Перельройзен

Библиография

  1. Моргентау Г. Трагедия армянского народа. История посла Моргентау.– М.: ЗАО Центрполиграф, 2009.– 319с.
  2. Мурхед А. Борьба за Дарданеллы.– М.: ЗАО Центрполиграф, 2004. – 383с.
  3. ru.wikipedia.org/wiki/Мехмед Талаат-паша.
  4. ru.wikipedia.org/wiki/Энвер-паша.
  5. ru.wikipedia.org/wiki/Ахмед_Джемаль-паша.
Понравился материал?
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:

Интернет-газета КОНТИНЕНТ на Facebook Интернет-газета КОНТИНЕНТ ВКонтакте Интернет-газета КОНТИНЕНТ в Одноклассниках
Яндекс.Метрика