Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная | Общество | Пельмени в окошко

Пельмени в окошко

Вот и подарок к празднику. Это ведь понятно, что актуальность Жаботинского нетленна, но тем не менее приятно в очередной раз получить наглядное подтверждение этого тезиса. А было так.

Узнав намедни от Бориса Камянова, что отмечается годовщина убийства известного Крестителя-евреев-всея-Москвы Александра Меня, я из чистого любопытства проследовал по ссылке и тут же попал на страницу некоего Якова Гавриловича Кротова (Яков Гаврилович Кротов). Тогда я понятия не имел, кто это, но теперь, спросив у Гугла, знаю: православный священник, публицист, историк, радиоведущий, автор очерков, создатель проектов, строитель общин, учредитель библиотек, и прочая, и прочая, и прочая.

Возможно, отчество этого многостаночника введет кого-нибудь в заблуждение, так что отмечу, что, согласно тому же Гуглу, ныне покойная мама Иакова Кротова отзывалась на имя Муся Лазаревна (в девичестве Гиндина). А крещён был сын Муси Лазаревны Гиндиной тем самым протоиреем отцом Александром Вольфовичем Менем, сыном Елены Соломоновны Цуперфейн.

Возможно, вам режет слух эта назойливая тавтология «сын-отец-сын», но в данном случае она чрезвычайно уместна, поскольку прямиком отсылает нас к известной цитате из В.Е. Жаботинского о выкрестах. Позвольте напомнить, ибо никогда нелишне.

Итак, цитата:

«У отца еще все-таки что-то теплое осталось в душе от воспоминаний детства, связанных с субботой, или хоть от слез матери в тот день, когда он пошел к священнику. Но уж у его сына не может быть ничего, кроме глухой досады на всех евреев за то, что его еще все-таки иногда поругивают Judenbub’ом. Забыть о еврействе ему не дадут, любить еврейство он не может — остается одно: ненавидеть, и это одно с неизбежностью, в той или иной степени, повторится и в России. Еврейский народ не новичок в этом вопросе — он уже привык, глядя вдогонку уходящему дезертиру, горестно думать о том, что, может быть, ровно через одно поколение новый камень с улицы ударится в его окошко. Кто знает, еще, может быть, их дети некогда будут выселять из Киева наших детей».
В.Е. Жаботинский, 1911.

Как известно, отец (не в православном, а в «жаботинском» смысле) Мень оставил по себе не только биологических детей, но и целую обойму духовных сынов – Потомков, Единомышленников, Любителей Меня (сокр. ПЕЛМеней), и вышеупомянутый отец Иаков – один из них. И что вы думаете? Сын (в «жаботинском» смысле) Меня отец (в православном смысле) Кротов отреагировал на мое скромное появление в точности по предсказанному великим Зеевом. То есть камнем.

«Земля Обетованная? – написал он, немало рассердясь. – Провинциальная дыра с гипертрофированным самомнением, коррупцией и лукавством. К Богу отношения не имеет ни малейшего, разве что в смысле богохульства».

С точки зрения сына-отца (куда же св. дух-то подевался?), само существование «проекта Израиля» – богохульство. Дальше, само собой, пошло про «военные преступления» израильской военщины, «использование грехов России», «ксенофобию, национализм, агрессивность, напористость, узколобость и пр.» Иными словами, камни посыпались градом. Заодно нарисовался и искомый дух: тяжкий, вонючий дух банальнейшего антисемитизма. Теперь вся святая троица была налицо.

Нет, до вопроса о проценте содержания христианской крови в маце мы не дошли – но, видимо, лишь потому, что нынче Рош-hашана, а не Песах. А кроме того, заслуженный пастырь имеет обыкновение попросту стирать невыгодные комментарии, так что диалога заведомо не предполагалось. Зато о. Иаков бодро сослался на союзные авторитеты: «Так думает, пожалуй, вся Европа». Что есть, то есть, отче: антисемитизма у Европы не отнимешь – как, впрочем, и у вашей духовной родины. Как писал в свое время Ю.Б. Марголин, близко знакомый с обоими вариантами, «впечатления польского антисемитизма изгладились в нас, когда мы встретились с гораздо более массивным и стихийным русским антисемитизмом».

Вот собственно и всё, весь подарок. Поразительное предвидение, не так ли? Что ни упомянутый в статье Жаботинского «сын», то камень в окошко. Сколько таких пельменей успел налепить еврей-протоирей, зарубленный русскими единоверцами 28 лет тому назад? Б-г весть. Одно несомненно: все они со временем превращаются в камни и по-прежнему нацелены в нас. И неважно, что нас давно уже «выселили» из Киева на пмж в Бабьем яре. Неважно, что теперь наше окошко далеко от Киева, Москвы, Рима, Кёльна, Реймса и Бургоса… Пельменей выводит из себя даже не наша близость, а сам «богохульный» факт нашего существования. Впрочем, об этом Жаботинский тоже предупреждал.

Алекс Тарн
FB

Яндекс.Метрика