Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная / Аналитика / Парижский кошмар

Парижский кошмар

Серия терактов во французской столице ещё раз заставила задуматься о будущем Европы

Картина Эжена Делакруа "Свобода на баррикадах" — один из символов Франции. Надолго ли?
Картина Эжена Делакруа «Свобода на баррикадах» — один из символов Франции. Надолго ли?

… А поутру я проснулась в другой Франции.

Мой муж Пьер будить меня среди ночи не стал — пожалел свою беременную жену. Я спала безмятежно в нашем тихом Амбуазе, проснулась было от утреннего пения птиц — и снова провалилась в сон. А Пьер, как и миллионы французов, не отлипал от телевизора, жадно ловя каждое слово.

И вот теперь я знаю то, что уже не первый час известно другим, не таким засоням, как я.

Чтобы не тратить время на описывание произошедшего, процитирую сообщение Радио Свобода:

«В Париже в результате серии вооруженных нападений в пятницу вечером убиты, по сведениям французской прессы, около 150 человек, количество раненых исчисляется сотнями.

Нападавшие действовали — очевидно, по скоординированному плану — сразу в нескольких районах французской столицы. Нападения совершены в театрально-концертном центре «Батаклан», в ресторане «Маленькая Камбоджа» в 11-м округе Парижа, в баре «Ле Карийон» напротив него, в кафе на углу улиц Шарон и Фэдэрб. Три взрыва раздались на стадионе «Стад-де-Франс» во время футбольного матча сборных Франции и Германии. На игре присутствовали французский президент Франсуа Олланд и министры иностранных дел обеих стрнан. Все они были срочно эвакуированы.

В центре «Батаклан», где проходил концерт американской рок-группы, по крайней мере несколько сот человек из примерно 1500 зрителей были захвачены в заложники. Часть из них, по сообщениям очевидцев в социальных сетях, позже застрелена террористами. Общее число погибших в Париже составляет по данным, приводимым CNN, 153. Захваченное террористами здание около полуночи штурмом взяли специальные подразделения полиции.

Франсуа Олланд поздно вечером провел экстренное заседание кабинета министров. Объявлено о закрытии границ Франции и введении на всей территории страны чрезвычайного положения. В школах отменены занятия, жителям Парижа рекомендовано не выходить из домов.

Спустя час после известий о трагических событиях в Париже с телеобращениями выступили президент США Барак Обама и премьер-министр Великобритании Дэвид Кэмерон. Они принесли соболезнования Франции и выразили готовность оказать помощь в борьбе с терроризмом. Поддержку Франции выразили и другие мировые лидеры, в числе которых — президент России Владимир Путин, от лица которого соответствующие заявления сделал его пресс-секретарь».

* * *

Перелистала фэйсбуковскую ленту, ответила нескольким друзьям, что со мной всё в порядке. Отметила, что я в безопасности. И задумалась: а в безопасности ли? Наш тихий Амбуаз, конечно, не так заманчив для террористов, как Париж, но атака идёт по всем фронтам. И если не принять жёсткие меры уже сейчас (или, как любили говорить в СССР, «уже вчера»), вся Европа окажется на линии фронта.

Европа переживала теракты и помассовее по количеству жертв — 11 марта 2004 года в Мадриде в результате взрывов четырёх пригородных электропоездов погиб 191 и было ранено 2050 человек. Но для Франции, которая уже не раз сталкивалась с террором, произошедшая в пятницу, 13-го серия терактов — самая страшная. А ещё ужасно то, что на этом война исламистов против Европы не закончена. Более того, она ещё даже не набрала обороты, которые, увы, всё увеличиваются и увеличиваются.

И никакого значения не имеет, под какими знамёнами действуют террористы — под чёрным «Исламского государства» или под традиционным зелёным. Идёт война миров, в котором европейская толерантность терпит поражение за поражением.

* * *

Мой постоянный консультант — она же парижская подруга-арабка Ясмин, волонтёр светской общественной организации, оказывающей помощь мусульманской бедноте в Париже и предместьях, — давно предрекала подобное развитие событий. Поэтому моё первое утреннее обращение — к ней:

— Ясмин, надеюсь, у тебя всё в порядке…

— Если не считать, что я не спала всю ночь и нахожусь в госпитале, всё нормально. Нет-нет, не волнуйся, я не ранена, просто, узнав о терактах, тут же отправилась в один из парижских госпиталей, где обычно принимают пострадавших. Медперсонал не справляется и моя помощь — не лишняя. Сейчас как раз отдыхаю за чашкой кофе, так что пока в твоём распоряжении.

— Откуда привозят пострадавших в «твой» госпиталь?

— Из театра «Батаклан». Это не только физически раненные, но и находящиеся в глубоком шоке люди. Рассказывают, что там был ад. Я в этом не сомневаюсь.

— Ты не раз говорила мне, что рано или поздно Францию ждёт большое кровопролитие. У тебя была конкретная информация или это только интуиция?

— Я же не агент 007 — откуда я возьму конкретную информацию? Но, как я тебе рассказывала, бываю в мусульманских семьях, общаюсь, вижу на стенах портреты тулузского террориста Мухаммеда Мера, расстрелявшего в том числе детей из еврейской школы, Усамы бин-Ладена, теперь еще и аль-Багдади… Молодёжь делает культ из этих террористов. А «координаторы» активно вовлекают молодых мусульман в свои ряды.

Страшно то, что большинство новых террористов родились в Европе. Они свободно владеют языками, в частности, у нас — французским, знают все слабости европейской демократии, прекрасно владеют ситуацией. Я не уверена, что их люди не проникли в охранные фирмы и даже в полицию.

— Толпы беженцев из стран ислама сейчас штурмуют Европу. Как по-твоему, есть среди них потенциальные террористы?

— Почему — «потенциальные»? Да я уверена, что вполне реальные! На позапрошлой неделе я ездила в один из лагерей в Германии, где мигранты ждут решения властей — оставят их там или нет. Они уверены, что оставят. Устраивают демарши, угрожают сбросить детей с моста, избили волонтёрку, которая принесла им еду, оказавшуюся не халяльной. Европейцы возмущены их иждивенческими настроениями — мол, не хотят работать, а желают получать все блага. Да ладно, если бы речь шла только о желании жить на всём готовом! Я не понимаю, почему к ним не посылают людей, владеющих арабским, чтобы прислушивались к разговорам и составляли списки подозрительных. Они довольно откровенны друг с другом, по ходу идёт вербовка. Многие молодые мужчины среди «беженцев» — именно люди, посланные «Исламским государством», «Аль-Каидой» или другими организациями.

— Ты сообщила кому-то об услышанном?

— Да, нашла кого-то из ответственных лиц, но от меня отмахнулись как от назойливой мухи. Сказали, что сейчас главное накормить людей и успокоить, а кто из них террористы — пусть разбирается госпожа Меркель. Ты помнишь, какие у меня ногти? Так вот, мне очень хотелось воткнуть их в сытую физиономию этого Гюнтера… или Клауса, не помню уже имя.

— Почему «беженцы» предпочитают Германию и страны Скандинавии? Если они выполняют спецзадание, то не за сытой жизнью надо бежать, а пополнять ряды террористов.

— Во-первых, они совмещают два «удовольствия». Во-вторых, лезть к нам во Францию или в Бельгию либо Великобританию, где уже вполне оформилась «пятая колонна», им нет смысла. В-третьих, это пока что только пробные шары. Как только Европа дрогнет перед натиском и примет их, начнётся ещё более массовый наплыв под лозунгами типа «А чем мы хуже?» и «Долой дискриминацию по времени бегства!». Кроме того, не забывай про такое явление, как хамула, то есть, появятся требования о воссоединении семей, а европейские адвокаты — обрати внимание, твои соплеменники-евреи в большинстве! — вновь заявят, что в арабской традиции хамула — и есть семья.

— Ты видишь выход из этой ситуации?

— Только жёсткая позиция и решительные действия. Статус беженца должны получать единицы. Остальных следует выдворять.

— А как поступать с уроженцами Европы, ступившими на тропу террора?

— Забыть о таком понятии, как политкорректность. Если они не хотят жить по законам страны, в которой поселились, пусть уезжают туда, где все такие же, как они. Прости, Лилиан, надо бежать — медперсоналу нужна помощь…

* * *

На сайте еженедельного журнала Le Point прочитала интересное сообщение, почему среди объектов атаки оказался театр «Батаклан».

Оказывается, это заведение культуры, владельцами которого являются евреи, давно уже находится под прицелом исламистов и светских антисионистов. Ранее были предотвращены теракты против этого объекта во время проведения мероприятий еврейской общины Франции.

В Le Point высказывают и соображение, почему был выбран именно концерт рок-группы Eagles of Death — потому что она несколько месяцев назад выступала в Израиле.

Насчёт последнего сомневаюсь — скорее всего выступление «иглов» просто совпало с моментом массированной атаки. А то, что «Батаклан» был выбран по его «евреистости» — очень похоже на правду.

* * *

Наутро в соцсетях и СМИ появилось обращение, которое приписывается пресс-службе «Исламского государства»:

«О, крестоносцы! Если вы делаете ставку на Салахуддин и поглядываете на Мосул, если вы грезите Синджаром, Аль-Хулем, Тикритом и Аль-Хавиджи, если вы мечтаете о Маядине, Джароблюсе, Карме, Тель-Абьяде, Коиме и Дерне или если вы мечтаете о возвращении себе клочка джунглей Нигерии или хижин в Синайской пустыне, то мы, с дозволения Аллаха, желаем Париж, и это еще до Рима и Андалуса! Это после того, как мы будем править вашей жизнью, после того, как мы разрушим Белый дом, часы «Биг-Бен» и Эйфелеву башню, с позволения Аллаха, как до этого мы разрушили дворцы царя Персии».

Несмотря на то, что названы вполне реальные цели, эксперты сомневаются, что это послание составлено в штабе ИГ. Вполне возможно, что его автор — кто-то из проживающих во Франции адептов данной организации.

* * *

После терактов в редакции «Шарли» и кошерном гипермаркете я не стала писать, что проснулась в другой Франции. Это была лишь репетиция. Ответом стала демонстрация солидарности — и нерешительность политиков и спецслужб.

Если и сейчас французские силовики лишь занесут кулак, но не ударят по террористам и их пособникам, не займутся поисками потенциальных убийц, тогда и эта серия терактов окажется лишь репетицией. Репетицией чего? Страшно представить…

В любом случае, это уже другая Франция. Или она должна стать другой — отважной и решительной.

Один из символов Франции — картина Эжена Делакруа «Свобода на баррикадах». Сейчас страна — да и вся Европа — оказалась перед дилеммой: идти за отважной Свободой в бой за европейские ценности или, склонив голову перед новым нашествием варваров, задрапировать её в хиджаб. К сожалению, слишком яркими были тенденции к выбору второго варианта — и свежий пример тому выражен в рекомендациях Евросоюза о маркировке израильской продукции, произведённой на «территориях». Но, может быть, кровавый душ пятницы, 13-го, отрезвит тех, кто надеется, что новое предательство, с которым столкнулись евреи, и прогиб под возрождающийся халифат, позволят переждать бурю в уютных бунгало на Лазурном берегу или в домике с видом на Рейн?

Лилиана БЛУШТЕЙН, собственный корреспондент журнала «ИсраГео» во Франции
Источник

Понравился материал?
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:

Интернет-газета КОНТИНЕНТ на Facebook Интернет-газета КОНТИНЕНТ ВКонтакте Интернет-газета КОНТИНЕНТ в Одноклассниках
Яндекс.Метрика