Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная / Бизнес и финансы / Охота на крупную дичь: как французский аристократ стал другом российской элиты

Охота на крупную дичь: как французский аристократ стал другом российской элиты

Основатель фондов Kaltchuga Бернар Лозе охотится и ведет бизнес с двумя десятками российских миллиардеров и госкапиталистов. Как ему удалось собрать такую компанию?

Бернар Лозе
Бернар Лозе

Потомок первых российских эмигрантов по матери и французских дипломатов и промышленников по отцу Бернар Лозе — один из немногих иностранцев, которые непрерывно ведут бизнес в России уже 20 лет. В 1994 году он основал фонд российских акций Kaltchuga, за 20 лет приумноживший деньги европейских и американских инвесторов в 35 раз. За эти годы Лозе не раз был свидетелем создания и краха миллиардных состояний своих российских друзей. Он был независимым членом совета директоров ЮКОСа, и самым серьезным испытанием для него стал арест Михаила Ходорковского. Однако даже это не заставило его хотя бы на время свернуть бизнес в России. Лозе остается главой совета директоров Kaltchuga Capital Management, но акции сейчас не занимают его, как ранее.

«Мне 68, не хочу 24 часа в сутки волноваться из-за рынков, как это было раньше, — говорит он. — Но я знаю много влиятельных людей в политике и бизнесе, эти личные отношения и связи можно использовать».

Жизнелюб и заядлый охотник, он легко находит компаньонов среди российской элиты.

Как и сто лет назад

На встречу с Forbes в лобби-баре гостиницы «Метрополь» Лозе приехал с церемонии открытия памятника героям Первой мировой войны на Поклонной горе. В ней участвовали президент Владимир Путин, мэр Москвы Сергей Собянин, Патриарх Московский и всея Руси Кирилл, а также глава РЖД и сопрезидент ассоциации «Франко-российский диалог» Владимир Якунин. Лозе объясняет, что был на церемонии не только как вице-президент этой ассоциации, у него есть и личные мотивы. У деда Лозе было поместье недалеко от Вердена, в котором разместился госпиталь во время одного из самых кровавых сражений Первой мировой войны.

О событиях вековой давности Лозе говорит как о личной истории, и нынешняя Россия для него страна, возвращающая себе место в Европе, которое она занимала в начале прошлого века. В Kaltchuga Capital Management выбрали соответствующую инвестиционную стратегию. «Наша концепция в том, что российский рынок нельзя относить к развивающимся (emerging markets), как Индию или Китай. Россия — это конвергирующий рынок (converging markets), который сближается с европейским», — говорит российский управляющий фондами Kaltchuga Александр Старинский.

Положительные изменения в России финансисты из Kaltchuga наблюдают уже два десятка лет. Негативные заявления о возможном понижении инвестиционного статуса российского рынка или исключении из БРИКС в компании расценивают как пропаганду.

На своей страничке в Facebook Лозе осуждает французские СМИ, настроенные против России и лично Путина.

К тому времени, когда Лозе пришел к идее сближения российского и европейского рынков, он уже сделал блестящую финансовую карьеру в Европе. «Моя мама решила, что русский язык мне не нужен, а нужны английский и немецкий, — рассказывает Лозе, — я об этом жалею, но это мне очень помогло в карьере в финансах». К 40 годам во второй половине 1980-х Лозе стал старшим вице-президентом европейского отделения одной из старейших американских брокерских компаний E. F. Hutton. «Это было время бума на американских и европейских рынках, когда успешные трейдеры этой компании начали делать большие деньги», — говорит давний знакомый Лозе.

Выходцы из E. F. Hutton, будущие миллиардеры Гленн Дубин (по оценке Forbes, состояние $1,9 млрд) и Генри Свиека ($1,5 млрд) в конце 1980-х придумали ранние версии фондов фондов и активно внедряли в свои стратегии производные на классические биржевые инструменты. Лозе развивал эти идеи на европейских рынках в компании Dubin, Swieca & Loze, а затем самостоятельно через свою компанию Loze & Associes. Впоследствии Дубин и Свиека создали управляющую компанию Highbridge Capital Management, контроль в которой JPMorgan Chase купил в 2004 году за $1,3 млрд. Лозе в начале 2000-х входил в совет директоров этой компании, управлявшей тогда активами на $7 млрд.

Другой выходец из E. F. Hutton, Пол Тюдор Джонс ($4,3 млрд), стал одним из самых успешных трейдеров на Уолл-стрит, предсказав падение рынка американских акций в «черный понедельник» 19 октября 1987 года, что принесло инвесторам его фонда доход 200%. Сейчас компания Джонса Tudor Investment Corporation управляет активами на $13 млрд. Лозе был директором фонда Tudor BVI Futures ltd, а сейчас он советник в Tudor BVI Global Fund объемом $7 млрд.

«Лозе — один из крупнейших европейских фандрайзеров. В 1990-х годах он привлек миллиарды долларов в американские хедж-фонды — D&S, Moore capital, Tiger, Tudor и др.», — отмечает управляющий директор Arbat Capital Голубович.

Приватизация для парижан

В конце 1980-х в европейские и американские хедж-фонды пришла волна эмигрантов — советских физиков и математиков. «Они много рассказывали о стране, — вспоминает Лозе, — мне хотелось на нее посмотреть». В 1993-м Лозе побывал на родине своей бабушки в Одессе. По его словам, на обратном пути в Париж его попутчиком на борту авиалайнера оказался французский инженер Жан-Мари Биллиотт. Вместе с коллегой Жан-Луи Тови он участвовал в международном проекте строительства заводов по производству электронных плат в Азербайджане и на Украине под эгидой Минрадиопрома СССР. Биллиотт рассказал про начавшуюся приватизацию в России и ее неслыханные возможности.

«Треть России отдают за $1,5 млрд», — подсчитывал Тови.

Решение о совместных инвестициях приняли тут же.

Тогда еще никто толком не представлял экономического потенциала России, и по итогам проведенных презентаций во Франции Лозе собрал около $25 млн. Каждый из инвесторов должен был подписать документ, где говорилось, что он готов все потерять, так как управляющие слабо представляли, что будет с их инвестициями. Деньги инвестировали в десяток предприятий.

Первой покупкой были акции «Газпрома» в Астрахани, где за них просили меньше всего. Ваучеры на скупку получили 25 горожан, и, к немалому удивлению французских инвесторов, вложения вернулись с процентами. В первый же год фонд Kaltchuga принес инвесторам 70% годовых.

В портфеле фонда были акции, выросшие в 1000 раз, например бумаги МГТС, но были и акции, которые падали почти до нуля. Самой неудачной идеей стала покупка бумаг торговой сети «Березка». Глава компании каждый раз встречал французских инвесторов с бутылкой коньяка, но однажды он поставил на стол полупустую бутылку, сказав, что все продано и это их последний актив.

Не обошлось и без курьезов. «За ваучеры мы купили пакет завода «Зенит», который мы знали по фотоаппаратам, — вспоминает Лозе. — Оказалось, что кроме них завод делает оптику для Вооруженных сил, и мы сразу избавились от бумаг, поскольку не очень хотели иметь дело с государством».

В то время новые русские капиталисты плохо представляли инвестиционный потенциал своих активов. Тови вспоминает, как совладелец «Уралмаша» Каха Бендукидзе в 1996 году показывал иностранным инвесторам один из заводов.

Он спросил менеджера американского фонда: «Зачем вы покупаете наши акции? Вам не кажется, что это тупо?» «Все очень просто, будем искать покупателя, который еще тупее», — успокоил его финансист.

Сейчас у Kaltchuga три фонда и несколько счетов доверительного управления общим объемом более $100 млн. Два фонда инвестируют в акции, их стратегия long only («купи и держи»). Старейший фонд специализируется на акциях компаний средней и малой капитализации, второй — на ликвидных бумагах. Третий фонд был создан в кризис 2008 года для инвестиций в проблемные долговые бумаги.

В прежние времена дела у компании шли куда лучше, объем инвестиций в ее фонды доходил до $400 млн, и московские финансисты часто обращались к Лозе за советами. В последние три года российские индексы практически не растут, иностранные инвесторы постепенно уходят с рынка, и Лозе не консультирует по инвестициям на фондовом рынке. «Пока для граждан и властей не принципиально, сколько стоят акции «Газпрома», это больше волнует меня и моих инвесторов. В целом у нас позитивные ожидания», — говорит Тови.

Во-первых, отмечает он, компании стали выплачивать в два раза больше дивидендов, чем до кризиса, у многих дивидендная доходность приближается к депозитным ставкам в госбанках. Во-вторых, не стоит упускать из виду подешевевшие активы. Котировки акций компаний с отношением капитализации к прибыли, равным трем, как у «Газпрома», могут достаточно быстро вырасти с такого низкого старта.

Защита ЮКОСа

О закрытии бизнеса в России Лозе задумался лишь однажды, после ареста Михаила Ходорковского
в 2003 году, с которым француз познакомился десятью годами ранее. Французская пресса писала, что на привлеченные Лозе деньги Ходорковский заключал приватизационные сделки. Однако сам Лозе и бывшие менеджеры нефтяной компании это опровергают.

Лозе и Ходорковского связывали хорошие отношения. В 1997–2000 годах они вместе инвестировали в девелопмент коммерческой недвижимости. Сейчас это направление в Kaltchuga Group развивает партнер Лозе Фредерик Бассе, построивший в России три бизнес-центра.

В 1999 году, вспоминает Лозе, они вместе с Ходорковским участвовали в благотворительном вечере по сбору денег в фонд Robin Hood на борьбу с бедностью в Нью-Йорке. В 2000 году Лозе вошел в совет директоров ЮКОСа, где возглавил комитет по корпоративному управлению и назначениям.

В 2009 году Лозе дал свидетельские показания в рамках второго уголовного дела ЮКОСа. Он считает обвинения в неуплате налогов необоснованными. Год спустя показания в защиту Ходорковского дал и другой член совета директоров Kaltchuga Capital Management Жак Костюшко-Моризе. Он также входил в совет директоров ЮКОСа, а до этого принимал участие в финансировании приватизационных сделок компании, работая в банке Credit Lyonnais. «Эти обвинения — бред сивой кобылы», — заявил судье Костюшко-Моризе.

Kaltchuga неплохо заработала на акциях ЮКОСа.

В 1999 году, когда капитализация нефтяной компании составляла $150 млн, французы купили ее акции на несколько миллионов долларов. Через несколько лет ЮКОС стоил в сто раз дороже.

Управляющие не успели все продать до ареста Ходорковского, тем не менее Тови называет эту сделку одной из самых удачных в России.

Когда Ходорковский оказался за решеткой, Лозе советовался со многими знакомыми, стоит ли продолжать работу в России, и решил остаться. У Лозе всегда было много информированных приятелей, благодаря которым ему удается держать нос по ветру. После 2004 года Лозе дважды входил в совет директоров российских компаний Alfa Capital Partners и Omega Trust Umbrella Fund (под управлением Газпромбанка).

Меткий выстрел

«Бернар — блестящий охотник, прекрасно стреляет, особенно по кабанам», — говорит президент Альфа-банка Петр Авен 22. Уже несколько лет Лозе возглавляет международный Совет по охоте и охране животного мира (CIC). По словам Авена, он познакомился с Лозе незадолго до банкротства ЮКОСа на инвестиционной конференции Alfa Capital Partners в Гштааде. После этого два заядлых охотника не раз встречались на природе. В 2004 году случайно встретились в Марокко, где в разных компаниях охотились на голубей у границы с Сахарой.

Спустя три года Лозе в первый раз пригласил Авена поохотиться на кабанов и оленей в свое поместье Chateau de Vieux Maison в долине Луары.

По описанию журнала L’Express, в этом поместье на охоту с собаками и изысканные вечеринки регулярно собирается высший свет Америки и Европы, а черную икру там предлагают без ограничений.

С тех пор Авен еще несколько раз по приглашению Лозе был во Франции, например в Камарге, где друзья охотились на уток. Сам же Лозе побывал в охотничьих угодьях «Альфы» в Тверской и Архангельской областях. Его компаньонами по охоте нередко становились и владелец НЛМК Владимир Лисин 4, и основной собственник УГМК Искандер Махмудов 23.

Еще один российский знакомый Лозе по охоте — глава РЖД Владимир Якунин. Они познакомились 10 лет назад через Мартена Буига, совладельца одной из крупнейших строительных компаний во Франции Bouygues. РЖД работает с клиентами учрежденного Лозе небольшого инвестиционного банка Loze & Partners Vostok. Банк консультировал французские компании, участвовавшие в оценке проекта высокоскоростной магистрали Москва — Казань, уточнил первый вице-президент РЖД Александр Мишарин.

«Я восхищаюсь Якуниным, это человек, который идет к цели, несмотря ни на что», — говорит Лозе.

Он входит в совет Фонда Андрея Первозванного, который возглавляет Якунин. По словам Лозе, он знаком с двумя последними патриархами Русской православной церкви и помог выиграть конкурс на покупку земли в Париже для нового храма на набережной Бранли. «Лозе и Якунин сблизились, когда вошли в бюро ассоциации «Франко-российский диалог», — рассказывает исполнительный президент этой ассоциации князь Александр Трубецкой.

Охота — элитный деловой клуб. По словам Лозе, именно на охоте он познакомился со многими будущими партнерами по бизнесу. Сейчас, когда Лозе возглавляет CIC, российские охотничьи угодья процветают. Как-то Лозе привез с собой из Франции на охоту целую делегацию промышленников, включая Робера Пежо, президента холдинговой компании семьи Peugeot.

«Я спросил у Бернара, когда же он работает, ведь он всегда на охоте, — рассказывает один из его знакомых. — Он засмеялся и ответил, что охотится 364 дня в году, исключая Новый год, а весь бизнес происходит на охоте — беседует с кем надо и привлекает деньги в свои фонды».

«В России я знаю много влиятельных людей, примерно 20 миллиардеров, с кем-то из них я дружу, с кем-то охочусь, — уточняет Лозе. — Веду ли я со всеми бизнес? Необязательно».

Жилье у дороги

В марте 2014 года партнер Лозе Фредерик Бассе заявил на выставке во Франции, что возглавляемая им Comex Holdings вложит в развитие Новой Москвы $8 млрд через «Международную инвестиционную группу» (МИГ). Речь шла о проекте «IBC — Интернешнл бизнес-сити»: строительство в течение семи лет на территории Новой Москвы делового города для небольших азиатских компаний на 150 000–200 000 жителей возле поселка Киевский (4 млн кв. м жилой недвижимости). Мэру Москвы Сергею Собянину проект показали еще в январе. «Ему понравилось, потому что это точка роста Новой Москвы и градообразующее предприятие на этой территории», — говорит руководитель департамента развития новых территорий города Москвы Владимир Жидкин. Проект включен в программу «12 точек роста Новой Москвы».

По прогнозу разработчиков, за семь лет поступления в бюджет города составят 54 млрд рублей, что компенсирует значительную часть затрат на транспортно-инженерную инфраструктуру. Инфраструктурные затраты в проекте значительные — требуется строительство веток от железнодорожного узла и от участка Центральной кольцевой автомобильной дороги до логистического комплекса. «Безусловно, благодаря связям Лозе мог бы внести свой вклад в проект и, возможно, еще внесет», — говорит один из авторов проекта, близкий к МИГ и знакомый с Лозе более 20 лет. По его словам, компания Comex Holdings заявляла о планах строительства шести международных проектов (во Франции, в Новой Москве и четырех в Китае), которые свяжут бизнес в Европе и Азии. Однако, говорит он, после начала санкционной войны Comex Holdings была вынуждена выйти из российского проекта.

Архитектор проекта IBC, профессор Международной академии архитектуры Андрей Чернихов говорит, что проектами в Новой Москве по-прежнему управляет компания МИГ. По его словам, раньше расчет был на российские и европейские инвестиции, а теперь на место европейских инвесторов должны прийти азиатские. Инвестиционное роуд-шоу с участием правительства Москвы может состояться до конца 2014 года. На первую очередь стоимостью $250 млн необходимо собрать $80 млн собственных средств, остальные будут заемными.

Инвестиционная привлекательность проекта будет зависеть от степени участия государства в строительстве транспортно-инженерной инфраструктуры, говорит Чернихов. «Привлекательность проекта не очевидна. Конечно, благодаря низкой стоимости земли можно получить относительно низкую цену на недвижимость. Но привлечь отечественных инвесторов будет непросто, так как это новая для российского рынка бизнес-модель», — отмечает партнер  консалтинговой компании Cushman & Wakefield Денис Соколов.

Восток для Запада

Международные санкции в отношении России осложняют жизнь Лозе и французским бизнесменам. В сентябре 2014-го ассоциация «Франко-российский диалог» помогала организовать визит в Россию группы французских депутатов, выступающих против расширения международных санкций, рассказывает князь Трубецкой.

Санкции сильно рушат планы, но вряд ли нанесут большой ущерб европейскому финансовому бизнесу Лозе.

Объем фондов, которыми управляет его компания Alternative Leaders, составляет примерно $1 млрд. В 2014 году Лозе продал свою долю в Kaltchuga инвесткомпании Probus Compagnie, основанной выходцами из швейцарского банка UBS. Жан-Мари Биллиотт остается совладельцем Kaltchuga.

Сейчас Лозе сосредоточился на работе в своем инвестиционном банке Loze & Partners Vostok, который специализируется на консультациях по сделкам слияний и поглощений в России с участием компаний из Европы.

Кроме партнеров РЖД банк консультировал французскую Schneider Electric при покупке самарской группы компаний «Электрощит». «Это многомиллионные сделки, я рассчитываю на комиссионные и собираюсь заниматься этим бизнесом еще 10 лет», — говорит Лозе. Состояние самого Лозе, по его словам, меньше $1 млрд. «Я миллиардер только в рублях», — отшучивается финансист.

При участии Елены Березанской
Елена Зубова
Петр Руденко
forbes.ru

Понравился материал?
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:

Интернет-газета КОНТИНЕНТ на Facebook Интернет-газета КОНТИНЕНТ ВКонтакте Интернет-газета КОНТИНЕНТ в Одноклассниках
Яндекс.Метрика