Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная / Аналитика / От премьера до премьера

От премьера до премьера

2 июня профессор-лингвист Рами Хамдалла стал палестинским премьером, сменив подавшего в отставку Салама Файяда. В нашей статье, посвященной этому событию, были достаточно подробно описаны огромные трудности, с которыми предстоит столкнуться Хамдалле, и тупиковость ситуации, в которой окажется глава правительства ПА. Однако, как это нередко случается в нашем регионе вообще и во всем, что касается палестинских дел в частности, реальность оказалась значительно «веселее» даже самых жестких прогнозов

Махмуд Аббас
Махмуд Аббас

Уже 20 июня новый премьер-министр ПА подал Махмуду Аббасу (Абу-Мазену) прошение об отставке. По свидетельствам очевидцев, Хамдалла покинул резиденцию Абу-Мазена в Рамалле в крайне нервозном состоянии и уехал домой на собственном автомобиле, а не на казенном премьерском.

Отставка стала неожиданной во всех отношениях. Еще за день до этого ничто не предвещало подобного сценария. Неожиданности продолжились… На следующий день премьер заявил, что все же решил остаться на посту, и уже в субботу в палестинских политических кругах установился более-менее стойкий консенсус. Все решили, что Абу-Мазен и Хамдалла все же нашли общий язык, тем более что нечто подобное происходило в прошлом и с Файядом. Перед своим окончательным уходом он тоже подавал в отставку, а затем, после бесед с Абу-Мазеном, оставался на посту. Но не тут-то было: «зрителей» ждала новая серия драмы (или, если угодно, новый акт циркового представления). В начале недели пресс-атташе ПА Набиль Абу-Рудейна сообщил, что… отставка принята, правда, при этом он продолжит работать, пока ему не будет найдена замена. На данном этапе уход Хамдаллы с премьерского поста выглядит окончательным, хотя, как показывает жизнь, зарекаться на данный счет не стоит.

Что же произошло за те две с небольшим недели, которые профессор-лингвист провел в премьерском кресле? Ведь принимая предложение Абу-Мазена, Хамдалла прекрасно понимал, что на посту главы правительства его ожидают огромные трудности. А произошло вот что: из-за отсутствия политического опыта многое он понял лишь тогда, когда непосредственно приступил к работе. Как принято говорить на новоязе, Хамдаллу пытались «развести», превратив в своего рода вывеску, лишенную значительной части полномочий. Именно вокруг полномочий в вопросах финансовой и кадровой политики в свое время возникли, а затем достигли непреодолимых масштабов разногласия между Абу-Мазеном и всей верхушкой ФАТХа с одной стороны и Саламом Файядом — с другой. По всей видимости, на этот раз председатель ПА и его соратники решили подстраховаться.

С самого начала вызывал немалые подозрения тот факт, что Рами Хамдалла вместе с назначением получил «в нагрузку» двух заместителей из окружения Абу-Мазена. Как утверждают источники в Рамалле, Хамдалла обнаружил, что значительная часть полномочий, которые, как он предполагал, принадлежат ему, на самом деле оказались у Абу-Мазена и у вице-премьера Мохаммеда Мустафы.

Здесь следует сделать отступление: миллионер Мохаммед Мустафа является одним из советников Абу-Мазена, наиболее приближенных к нему, и, согласно ряду палестинских источников, именно его изначально Абу-Мазен хотел бы видеть в премьерском кресле. Проблема заключалась в том, что репутацию Мустафы незапятнанной никак не назовешь. Так как его подозревают в коррупции, с имиджевой точки зрения на должность премьера он не подходил. В палестинской политике это важно не столько из-за потенциальных протестов улицы и оппозиции, сколько из-за отношения «заграницы». Именно от благосклонности стран-доноров зависит палестинская экономика, а большинство этих стран и так выражают резкое недовольство тем, как вытеснили Файяда — технократа, придерживавшегося сугубо делового и антикоррупционного курса во всем, что касается расходования выделяемых ПА средств. Для того чтобы преодолеть данный барьер, в окружении Абу-Мазена и задумали операцию с назначением на премьерский пост «наивного профессора». Интеллектуал с умеренными взглядами, не являющийся членом ни одной из партий и не запятнанный коррупционными скандалами, идеально подходил на освободившееся место. С одной лишь оговоркой: роль нового премьера решено было сделать в значительной степени представительской. Как выяснилось, Хамдалла об этом не знал. Ну а когда узнал, то, судя по поданному прошению об отставке и отъезду из канцелярии главы ПА на собственном автомобиле, показал, что в окружении Абу-Мазена всерьез ошиблись на его счет. Посвятивший всю свою жизнь академической карьере профессор не пожелал быть малозначащей пешкой в хитрых играх палестинского руководства. Не ради этого он покидал пост главы университета «а-Наджах».

Когда Абу-Мазен подыщет Хамдалле замену и кто займет премьерский пост, на данный момент еще не ясно. В свете нынешней ситуации в автономии ее председатель заинтересован в быстром назначении премьера. Согласно оценкам палестинских источников, на этот раз он вроде бы склоняется в пользу одного из высокопоставленных активистов ФАТХа. Если это произойдет, и страны-доноры, и главная оппозиционная сила — ХАМАС отнесутся к этому значительно хуже, чем к недавнему назначению Хамдаллы.

Хотя реакция ХАМАСа на возможное назначение фатховца, будет резкой, надо помнить, что для этого движения любой новый премьер нелегитимен. Оно по-прежнему считает законным главой переходного правительства Исмаила Ханию, выполняющего функции премьера в Газе. В свое время Абу-Мазен отправил Ханию в отставку с поста главы правительства, однако без согласия парламента назначать преемника премьера глава ПА права не имел, и поэтому, как считает ХАМАС, именно Хания остается законным главой палестинского правительства. Однако кого Абу-Мазен назначит премьером, это на данный момент для ХАМАСа вопрос второстепенный. Тем более что, несмотря на договоренности с ФАТХом о примирении и создании к августу правительства национального единства, достигнутые в Дохе, перспективы претворения всего этого в жизнь выглядят, мягко говоря, туманными. Основной проблемой для ХАМАСа является практически полный разрыв с Ираном и «Хизбаллой», а также резко обострившиеся отношения со второй по значимости исламистской силой Газы — организацией «Исламский джихад». Именно все это, на первый взгляд весьма парадоксальным образом, и нашло свое проявление в неожиданном ракетном обстреле территории Израиля в начале недели.

Несмотря на то, что ХАМАС — суннитская организация, в значительной степени являющаяся палестинским филиалом традиционно недружественного шиитскому Ирану движения «Братья-мусульмане», он много лет пользовался военной и экономической поддержкой Тегерана, Дамаска и «Хизбаллы». Все изменила гражданская война в Сирии. Когда ХАМАС отказался поддержать Асада, ведущего борьбу с повстанцами-суннитами, руководство движения вынуждено было покинуть Дамаск. При этом отношения между бывшими союзниками продолжали обостряться. В последние недели арабские СМИ опубликовали сообщения о том, что среди сирийских повстанцев стали все чаще встречаться хамасовцы. Судя по всему, речь идет о тех сторонниках данного движения, кто отправился воевать в Сирию по личной инициативе, т.к. в то, что их отправка инициирована руководством ХАМАСа, поверить трудно. Сообщалось также (хотя это и не нашло официального подтверждения), что «Хизбалла» объявила хамасовцев персонами нон-грата в Ливане. Как бы там ни было, отношения ухудшились донельзя, и экономическая помощь прекратилась. Что касается помощи военной, то здесь оценки разнятся: от значительного уменьшения до полного обнуления.

В отличие от ХАМАСа, «Исламский джихад» продолжает сотрудничать с Ираном, Сирией и «Хизбаллой», исходя из того, что главное — борьба с Израилем, а остальное третьестепенно. Это привело к значительному росту военного потенциала организации и к еще большему ее отдалению от ХАМАСа. Получая помощь, «Исламский джихад» в значительной степени зависим от Ирана, в то время как ХАМАС оказался вне русла иранской политики, которая предусматривает противостояние с Израилем. Израильская тема — неплохой способ отвлечь внимание Запада и арабского мира от самого Ирана, а также от Сирии, раздираемой гражданской войной. В свою очередь, ХАМАС после операции «Огненный столп» крайне не заинтересован в конфронтации с Израилем.

Для правящего в Газе движения это тем более важно в свете непростых отношений с египетским руководством, которое, по договоренностям с США и Израилем, развернуло в последние месяцы весьма серьезную борьбу с туннельной индустрией. Взятые на себя после «Огненного столпа» международные обязательства, желание прекратить контрабандный поток в Газу дефицитного субсидируемого топлива и других товаров, наконец, что очень важно, намерения положить конец переходам из Газы в Синай и обратно членов различных джихадистских организаций подвигли Каир на серьезные шаги. Объемы контрабанды, в том числе и оружия, серьезно сократились, и положение правящего в Газе ХАМАСа стало весьма непростым. В этих условиях отсутствие боевых действий с Израилем является насущной необходимостью. Тем более что в случае конфронтации прекращает функционировать КПП Керем-Шалом, через который Газа получает все необходимое и значимость которого в свете уменьшения контрабандных потоков сильно возросла.

Явно выраженным желанием блюсти на данном этапе прекращение огня и объясняется тот факт, что, несмотря на отдельные эксцессы, период, прошедший с момента окончания «Огненного столпа», является самым спокойным за многие годы. Кроме всего прочего, тишина обеспечивается активными действиями примерно 600 полицейских ХАМАСа, которые круглые сутки пытаются помешать членам мелких организаций нарушить прекращение огня. Но на этот раз схема дала сбой: попытка хамасовской полиции арестовать торговца наркотиками на севере Газы привела к вмешательству в дело его знакомого Раеда Джандие, одного из командиров «Исламского джихада». Как оно было дальше, не совсем ясно: то ли, как утверждает ХАМАС, Джандие погиб от случайного выстрела из собственного пистолета, то ли, как считают соратники погибшего, его пристрелили, но «Исламский джихад» решил, что спускать подобное ХАМАСу нельзя. Было немедля объявлено, что все контакты с ХАМАСом прекращаются, а «козлом отпущения» выбран Израиль. Тем самым и тегеранских спонсоров порадовали, и ХАМАС оказался в незавидном положении. Ему четко напомнили: в случае чего, прекращение огня может, фигурально выражаясь, прекратиться в любой момент.

Из 6 выпущенных террористами ракет 4 разорвались на открытой местности, не причинив ущерба, а 2 были перехвачены системой ПРО «Железный купол». В ответ израильские ВВС нанесли удар по нескольким объектам «Исламского джихада». В свете взрывоопасной ситуации как в Газе, так и на севере нашей страны хорошей новостью стала информация из армейских источников, согласно которой, уже в ближайшие недели на вооружение должна поступить 6-я по счету батарея «ЖК». Как и 5-я, относительно недавно поставленная армии, она обладает улучшенными тактико-техническими характеристиками, позволяющими защищать большую, чем ее предшественницы, территорию и перехватывать ракеты большей дальности. Согласно плану, следующие две батареи «ЖК» будут получены ВВС в самом начале 2014 года.

 

Давид Шарп, «Новости недели» — «Континент»

Понравился материал?
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:

Интернет-газета КОНТИНЕНТ на Facebook Интернет-газета КОНТИНЕНТ ВКонтакте Интернет-газета КОНТИНЕНТ в Одноклассниках
Яндекс.Метрика