Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная | Культура | Органные вариации Татьяны Калашниковой

Органные вариации Татьяны Калашниковой

Татьяна Калашникова училась в Московской консерватории (профессор С.Л. Дижур), Казанской консерватории (профессор Р.К. Абдуллин), в аспирантуре по классу концертмейстерского мастерства (профессор В.Н. Чачава), по классу органа у А.С. Семенова). Лауреат Всероссийских конкурсов и Международных фестивалей, участвовала в мастер-классах известных органистов, записывалась для радио и телевидения. Тем интереснее знакомство с записью ее концерта, сделанной почти 15 лет назад, и представляющей интерес для любителей музыки, прежде всего – органной.

Программа концерта органной музыки, которая представлена на этом диске в серии «Лучшая инструментальная классика» достаточно представительна – Бах, Букстехуде, Моцарт, Франк. Наряду с композициями известных авторов здесь звучат и те произведения, которые не столь известны широкой публике. Среди композиторов, которые тут представлены – де Гриньи, Вьерн Риттер. Слушатель в результате получает возможность познакомиться с органной музыкой с 17 по первую половину 20 века. Она разнообразна и по национальной принадлежности создателей ее – французская, немецкая, австрийская.

Принципиально то, что очень продуманно выстроена композиция программы, которая звучала Малом зале Московской Государственной Консерватории имени П.И. Чайковского. 9 номеров ее представляют собою единое целое. Кульминация – хорал Сезара Франка, зачин – большая композиция Вольфганга Амадея Моцарта, финал – небольшая, но интересная по ряду причин музыка Луи Вьерна. А между ними ближе к началу и окончанию записи – по одному произведению Баха и де Гриньи, такой вот двойной дубль коротких, при всей их выразительности, при всем их совершенстве, произведений этих авторов. А еще, предваряющая финал записи большая и пафосная вещь Дитриха Букстехуде, что в общем сложении дает достаточно целостное восприятие того, что есть органная музыка Европы в своем развитии в Новейшее время. (И все это знакомство с органной музыкой уместилось в продолжительность звучания диска около часа, давая возможность конкретно убедиться в единстве основных аспектов европейской органной музыки этого периода ее истории).

Но дело не только в заведомой энциклопедичности указанного концерта, хотя и это чрезвычайно важно для слушателя при восприятии перечисленных произведений. Важно и то, что, сохраняя постоянно своеобразие авторской манеры, Татьяна Калашникова в качестве лейтмотива и связующего момента, не педалируя, а оригинально и аутентично, передает в своей игре взаимосвязь того, что звучит в ее исполнении. Таким образом, собрание из 9 номеров приобретает элемент программности, которая вырастает из самой музыки, поскольку, сразу отметим, Татьяне Калашниковой, судя по данной записи, важно в первую , вторую и любую другую очередь, показать не эффектные части того, что она включила в концертную экспозицию, а именно музыку во всем ее своеобразии, в ее концентрированном совершенстве и обаянии первозданности. И выбор программы, и сама манера исполнения Татьяны Калашниковой закономерно сочетается с теми возможностями, которые предоставляет орган Малого консерваторского зала, по-своему камерный, в чем-то почти домашний, по звучанию близкий к тому, что могло исполняться в небольших залах для подготовленной публики.

Татьяна Калашникова играет чувственно и рационально одновременно. Ее исполнительской манере свойственно не форсировать возможности инструмента, обостряя звук на высоких и низких нота, что разбивает произведение на аккорды и отдельные эффектные пассажи, как это порой делают органисты во время концертных выступлений. Для нее самоцель – не профессионализм владения инструментом, что выражается в демонстрации своих возможностей, а, собственно говоря – органная музыка, ее мелодичность, разнообразие оттенков и ракурсов. Потому в ее игре переходы от форте к пиано и наоборот, как бы ни были красивы отдельные части, фрагменты каждого из произведений, выражены с ювелирной точностью, почти мягко – не по-женски, а именно так, как она интерпретирует данное конкретное произведение. И на что сразу обращаешь внимание – длительность финальных нот. Они не обрываются резким звуком, а как раз затихают, затухают, уходя куда-то в неведомое пространство гармонии и тишины одновременно.

Несколько слов стоит сказать о каждом номере этой филигранно выстроенной и исполненной записи.

  1. В. А. Моцарт – “FANTASIE” KV 608

Начальные и финальные аккорды (развернутая кода) здесь напоминают баховскую манеру сочинительства произведений для органа. В них есть заведомый драматизм, контраст оптимистического и трагического. А основная часть этого произведения прозрачная, почти воздушная, насколько это вероятно для органа, лучистая и впечатляющая воодушевлением, красивая и изящная до некоторой салонности музыка. Несколько неожиданная для слушателей, знающих Моцарта по его наиболее известным инструментальным сочинениям и операм. Но исполнительница именно этой вещью вводит слушателя в круг органных композиций двух столетий европейской музыки, задавая определенную интонацию, определенно подчеркивая ракурс, поскольку данный кунстштюк Моцарта становится точкой отсчета, широким жестом – эпиграфом всему тому, что вошло в запись этого диска, становясь и точкой отсчета, горизонтом, который далее разворачивается постепенно и органично в образное, творчески освоенное и осмысленное музыкальное единство.

2.Н. Де Гриньи – “PREMIER LIRE D ORGUE KYRIE EN TAILLE, A5”

Хоральный аспект, заявленный в музыке Моцарта, в данном случае развивается именно в этом ключе. И при непродолжительности своей остается законченным, четко выраженным по мысли и манере произведением. К тому же, в контексте композиции названного диска оно становится закономерным и элегантным переходом к классическому хоралу, связанному с творчеством Баха. А это показывает слушателю как взаимосвязь того, что написано было практически современниками – де Гриньи и Бахом, так и оригинальность претворения известного жанра религиозной музыки в каждом конкретном истолковании ее.

3.И.С. Бах “LIEBSTER JESU, WIR SIND HIER” BWV 633

Этот столь же непродолжительный по бытованию в звуках хорал классика литургической музыки по-моцартиански торжественен в своей меланхоличности, что идеально соответствует духу общего обращения к Иисусу, выраженному от имени всех автором данного хорала. Тут есть даже чуть разговорный акцент, неторопливая просьба быть услышанными тем, кто на земле, небесными силами. Грусть, надежда, ощущение дистанции, самоуничижение себе и возвышение в вере к Господу – все это в уникальном соответствии воплотилось в этом шедевре великого композитора. Что, в свою очередь, развивает и сказанное в исполнении моцартовского шедевра, раскрывая постепенно и последовательно заложенную в исполнительском подходе к выбранным для концерта произведениям позицию их исполнительницы.

  1. К. Риттер – “SONATINA” (d-moll)

Этот номер примечателен как раз тем, что в нем почти на равных сосуществуют сугубо религиозный посыл и условно светское настроение органной музыки. И то, и другое сочетаются тут гармонично и вместе с тем контрастно, что не нарушает равновесия между одним и другим. Все же чисто религиозная патетика, воодушевляющий пафос тут заметно и чем дальше, тем больше – превалирует, обозначая основной, ведущий характер указанного произведения, вместе с тем связывая его с тем, что в записи концерта Татьяны Калашниковой на этом диске прозвучало до того.

Соприсутствие возвышенного и земного, характерное для структуры названного также небольшого по продолжительности произведения, напоминает, если говорить образно, метания человеческой души от земного к небесному. По сути, об этом практически рассказывает каждый раз по-своему органная музыка более того, что исполняется другими музыкальными инструментами соло или в ансамблях и оркестрах. И в этой законченной, взыскующей к высшему вещи утверждается первенство, приоритет возвышенного, ровно настолько, чтобы не потерялась связь и с будничной жизнью, житейскими заботами, поисками себя на пути веры и ощущением заданных ею духовных координат, трудных для земного человека, и наиболее приемлемых для него априори.

  1. С. Франк – “Chorals E-Dur A Monsieur Eugene Gigout”

Это наиболее продолжительное по времени звучания органное произведения из концертной программы, записанной на этом диске. Но не только из-за этого оно занимает центральное место в его композиции. Здесь, конечно, есть то, что внес в музицирование на органе в чем-то прорывной 19-й век. Но очевидно, что дело не только в одном этом тут. Первая половина произведения выражает умиротворенность при обретении почвы под ногами и неба над головой (практически, по «категорическому императиву» Канта). Затем, после прохождения первой половины композиции в ней обращают на себя внимание традиционные для органной музыки аккорды – когда чувствуется, что дрожит, буквально, вибрирует воздух, что является синонимом дрожащей человеческой души, земли, чуть ли ни всей Вселенной.

Некоторое время продолжается тут диалог, чуть ли ни соревнование между будничным и торжественным в познании себя в вере. С тем, что заметнее в приоритете оказывается торжественность приобщения к высшему, его насущная потребность, разделенная радостью освобождения от суетного, от сомнений, досужих переживаний и заблуждений в поисках себя в заданных изначально координатах душевного развития. И завершается эта вещь практически гимном тому, что не просто открылось сознанию и сердцу человека, а тому, что стало им самим – верующим индивидуумом, справившимся с косностью сопротивления тому, что от него требуется. В таком контексте хоральность и гимническая, пафосная составляющая оказываются единым целым, поражая искренностью откровения и ликованием души, освобожденной от пут домыслов и суеверия.

  1. И.С. Бах – “HERR GOTT, NUN SCHLEUSS DEN HIMMEL AUF” BWV 617

Типичный баховский хорал. С одним дополнением – столь же умиротворенный и негромкий, как часть ранее исполненной музыки. Это буквальное обращение к Всевышнему с признанием его власти и малости человеческого существования – собственно, акт истинной веры, откровение, произнесенное в музыкальном плане искренно и тепло, без позы, без претензии, так, как и должно быть на самом деле. И все это передано Бахом с изумительной раскованностью, с непередаваемы совершенством, воссозданным просто, внешне почти безыскусно, так, как это и возникает в душе верующего в те удивительные моменты, когда он находит в себе силы признаться в Его силе и в собственной малости, незащищенности, надеясь на его помощь, поддержку и участие.

Пережив кульминацию в том, как вошло в концертную программу произведение Франка, музыка второй части концерта Татьяны Калашниковой не идет на спад, как могло бы показаться после того, как она обрела такую высоту. Она, музыка, возвращается к земному, вобрав в себя небесное и выражая сопричастность ему, соприкосновение с ним как само собою разумеющееся, правда, с долей апофеоза и восхищения.

  1. Н. де Гриньи – “RESIT DE TIERCE EN TAILLE”

Данная композиция в главном напоминает хоралы Баха, но все же ощутимы и отличия, как в дроби, где знаменатель один, а числители разные. Здесь умиротворенность несколько иного рода, чем слышалась в прежних произведениях концерта. Она сохранилась, как константа, но заметно здесь не сомнение, конечно же, и не смятенность душевных переживаний индивидуума, а некоторая неуверенность в своих силах, в том, что человек сможет настолько приблизиться к высшему, насколько это требуется от него. И вот сосуществование заведомой неуверенности и прорастающей сквозь нее, преодолевающей ее оптимистической составляющей сознания, и определяет уникальность названного выше произведения.

Несомненно, тут есть и драматизм, что связано с желанием приобщиться к гармонии, насколько это возможно, как и понимание неполноты и ограниченности своих возможностей, собственного естества. При всем том принципиально, что перед нами на протяжении буквально нескольких минут звучания описана языком нот и длительностей не борьба человека с самим собою, а дорога, по которой следует двигаться в правильном и в единственно приемлемом направлении, как аксиоме для всего сущего здесь и сейчас и всегда.

  1. Д. Букстехуде – “Praeludium” BuxWV 142

Будучи не только предшественником Баха, а и, в том числе, всех композиторов, чьи произведения включены были в концертную программу Татьяны Калашниковой, немецкий композитор 17-го века следовал традиции, сам был традицией и образцом для органистов-современников и представителей последующих поколений. Его музыка в данном случае показывает возможность выхода из границ религиозного канона, являясь произведением в своем роде столь же значительным, смелым, как и совершенным. Непростое соединение трагического и оптимистического перевоплощается здесь в изысканную по скупой эмоциональности музыку, выражение того, что идет от чистого сердца и незамутненного прихотями и отягощенного грехами человеческого сердца.

Его произведение настолько же возвышенно, насколько проникновенно и чувственно. При том, что и тому, и другому определена равная и достаточная мера. Это музыкальное высказывание о том, что в жизни есть смысл, что он доступен сознанию каждого, что он может восприниматься исключительно как гармония, когда в ней нет борьбы, а есть соразмерное сосуществование разного, свойственного человеческому бытия. Звучит такая музыка не архаично, а очень современно, поскольку ее безыскусность не скрывается форсированным звучанием органа, а наоборот, передается именно так, как могла звучать в то столетие, когда была создана, но с теперешним отношением к ней. Однако, без ложного пиетета, а именно как к произведению, которое не потеряло своей актуальности и сейчас, в начале двадцать первого века. Логично, повторим, в записанном на этот диск концерте Татьяны Калашниковой все от начала до конца. Поэтому совершенно правильно, что элегантная, неравнодушная ко всему композиция эта оказалась в финальной части указанного диска. После нее идет заключительная композиция, каковой стал фрагмент из симфонии композитора практически двадцатого века, ушедшего из жизни за год до начала Второй мировой войны.

  1. Л. Вьерн – Cantabile из симфонии № 2 (e-moll)

Ученик Франка и учитель Дюпре, музыкальный Гомер этот соединил в своем творчестве классику и современность. Наряду с традицией уже в одном только этом произведении слышится неторопливость органных вариаций прошлых веков и авангард с его импрессионизмом в музыке, атональностью, даже киномузыка. Почти светская музыка, написанная человеком, служившим в Соборе Парижской богоматери, является открытым завершением концертного исполнения Татьяной Калашниковой органной музыки европейских композиторов прошлых, но не столь давних веков. В его произведении при всем том есть надежда, тихое и смущенное его обширностью принятие бытия, как данности. Тут все взыскует к истине о нем и является таковым ответом на все возможные вопросы о том, что есть жизнь, как бытие в вере и наряду с ней. Некоторая меланхоличность музыки, в главном – перекликающаяся с тем, что сразу было задано моцартовской композицией в самом начале концерта и записи, здесь не проявление страха или отчаяния, а только признание того, что все разумно, правильно и гармонично, как бы там ни было и как бы ни складывалась жизнь отдельного, частного человека, судьба народа или континента. Это мудрое признание того, что все имеет значение и ничего не бывает случайным, что все урок и повод для размышления, каким бы трагическим ни было и то, и другое. И Татьяна Калашникова без аффектации, не давая волю эмоциям, филигранно следуя за интонацией названного выше произведения, передает как его своеобразие, как и то, что оно стало оправданным и единственно возможным заключением того, что она поведала слушателям Малого зала Московской консерватории в тот вечер, когда была сделана запись, вышедшая на предлагаемом вниманию читателей диске.

Несомненно, что творческая, тщательная работа, проделанная органисткой при подготовке концерта и во время его достойна заслуженных похвал, уважения и внимания, поскольку достоинства сделанного Татьяной Калашниковой очевидны. И в своем роде имеют статус образцового отношения к музыкальному материалу, в чем и убедило прослушивание предлагаемого для знакомства диска.

Илья Абель

Запись подготовлена Exstrafone, год выпуска диска – 2006.

Яндекс.Метрика