Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная / Аналитика / Оно настоящее!

Оно настоящее!

120 лет назад в Германии и Австрии вышла небольшая (всего 63 страницы) книжка Теодора Герцля «Еврейское государство», ставшая основным манифестом и фундаментом сионизма. «Букник» перечитал документ и выбрал 25 удивительных цитат, иллюстрирующих размах мысли Герцля и его потрясающую наивность.

Four_holy_cities_plaque

Герцль доказывал, что его идея — собрать евреев в их собственной стране (в Аргентине или в Палестине, где получится), — не только необходима как евреям, так и христианам, но и вполне осуществима. План, расписанный в «Еврейском государстве», касался самых разных аспектов грядущего переселения — от отбора кандидатов в первопроходцы до финансирования всей операции, от устройства надзирающих и управляющих органов до проекта флага будущего государства. Тогда мысль о новой отдельной еврейской стране была не более чем утопией (Герцль до образования Израиля так и не дожил) — а перечитывать книжку теперь, когда государство это существует, так же странно, как было бы, наверное, странно лунным жителям читать «На Луне» Циолковского через 120 лет после колонизации.

О культуре

Не может государство быть предано уничтожению, раз будет существовать всемирная культура. Нынешняя же культура достаточно могущественна и обладает всем необходимым для своей самозащиты, так что только ограниченный человек может в наше время страшиться за благосостояние государства и бояться его уничтожения.

О критике

Я вполне при этом подготовлен к тому, что бессмысленная насмешка попытается карикатурно ослабить все, предпосланное мною; и даже за примером недалеко ходить.

О языке

Может быть – кому-нибудь приходит на ум, что затруднения произойдут от того, что у нас нет единого языка, на котором бы все могли изъясняться, ибо древнееврейским языком мы не можем пользоваться.

Разве есть кто-нибудь, кто, пользуясь им, мог бы купить себе, например, хотя бы железнодорожный билет? Ведь нет!

О единомышленниках

Еврейское государство — это мировая потребность и, следовательно, она будет создана. Но если эта мысль будет достоянием только одного лица, то она на самом деле покажется странной, а если с этим согласятся одновременно многие евреи, то это окажется вполне возможным, и исполнение не будет представлять собой особенных трудностей. Все дело зависит от числа последователей…

О шабате

Но может быть, в конце концов, у нас будет теократическое правление? На это, положим, можно ответить отрицательно. Религия нас соединяет, но совесть – освобождает. Мы не дадим даже возникнуть бессильным желаниям нашего духовенства.

О патриотизме

Напрасно мы верны и готовы на все, а в некоторых странах даже чрезмерные патриоты; напрасно жертвуем мы им своею кровью и достоянием, подобно нашим согражданам; напрасно трудимся мы, стремясь прославить наши отечества успехами в области изящных искусств и знаний; напрасно трудимся мы, стремясь увеличить их богатства развитием торговли и промышленности, все напрасно. <…> В настоящее время и насколько можно видеть в будущем, сила господствует над правом.

О беженцах

Стремясь уменьшить домашнее зло, ассимилированные евреи только импонируют антисемитизму или даже обостряют уже существующий, ибо, подыскивая различные средства, они останавливаются на «благодетельных» предприятиях и учреждают эмиграционные комитеты для приезжающих евреев. Казалось бы, что это явление ясно противоречит моим словам, и было бы странно, если бы граждане не заботились о нуждающихся и притесненных собратьях. Но дело то в том, что некоторые из этих вспомогательных обществ действуют совсем не в пользу гонимых евреев. Заботясь якобы о них, они на самом деле думают о том, как бы как можно быстрее и как можно дальше удалить бедных и несчастных скитальцев.

Об иллюзиях

Я постараюсь поэтому формулировать еврейский вопрос в самых сжатых и самых ясных выражениях: должны ли мы уже уйти? и куда? или мы можем еще оставаться? И как долго? Остановлюсь, прежде всего, на втором вопросе: можем ли мы надеяться на лучшие веяния, набраться терпение и с Божьей помощью ждать, что цари и народы на земле смилостивятся над нами? К несчастью я должен ответить, что нет никакой надежды. А почему? Да потому, что цари, если бы даже мы были близки их сердцу, как и остальные граждане, не могут нас защитить. Они только усилят ненависть к евреям, если окажут последним слишком много предпочтения, хотя бы под этим «слишком» нужно было разуметь значительно меньшее, чем-то, на что имеет право всякий обыкновенный гражданин или всякий народ.

О круговороте ненависти в природе

Гнет, в котором мы находимся, не делает нас лучшими. Мы, кажется, ничем не отличаемся от других людей, хотя правда не любим своих врагов и притеснителей, — это совершенно верно; но только тот нам может это поставить в вину, только тот нас может в этом укорять, кто сам остается победителем в подобной борьбе чувств. Этот гнет естественно вызывает в нас ненависть, враждебное отношение к нашим притеснителям, что с своей стороны снова вызывает гнет, притеснения, и, не будучи в состоянии выйти из этого круговорота, мы вертимся как белка в колесе.

О всеобщей любви

«Все-таки, скажут мягкосердечные фанатики, этого всего можно достигнуть при помощи всеобщей любви».

Нужно ли мне еще, в самом деле, доказывать, что это за сентиментальная болтовня? Кто хочет, при теперешней борьбе за существование, создать улучшенное состояние только во имя всеобщей любви людей, тот, по меньшей мере, утопист. Не отрицая, конечно, всего блага идеи всеобщей любви, я не могу однако не согласиться с тем мнением, что всеобщая любовь возможна только при светопреставлении; что же касается ассимиляции, то, поговоривши уже о ней выше, я все таки ни на одно мгновенье не соглашусь сказать, что желал бы ее.

О магендавиде

Знамени у нас нет никакого, между тем как мы в таковом нуждаемся, ибо если собирают огромное число людей, то над их предводителями или начальниками должен развиваться какой-нибудь символический знак. В данном, именно, случае я предложил бы белый флаг с семью золотыми звездами, где белое поле символически обозначало бы собою новую светлую жизнь, а звезды – наш семичасовый рабочий день, ибо во имя труда евреи идут в новую страну.

О благих намерениях

Так оно, собратья! Не сказка в не обман! Всякий может в этом легко убедиться, так как всякий из нас носит в себе мысль об этой давно желанной стране и составляет часть обширного государственного механизма, кто своими умственными силами, кто физическими, а кто материальными. Но, может быть, кто-нибудь думает, что это дело очень продолжительное, что на образование государства потребуется, даже в лучшем случае, очень много лет, а тем временем над евреями будут насмехаться, евреев будут теснить, обирать, грабить, убивать, – тот глубоко заблуждается. Лишь только мы решимся выполнить наш план, как тотчас утихнет и исчезнет антисемитизм, так как это решение принесет с собой и окончательный мир.

Об обстоятельствах

Мы — особый народ, но быть таким заставляют нас обстоятельства; мы составляем государство в государстве, но к этому нас побуждают; враг делает нас таким против нашего желания, и это мы наблюдаем сплошь и рядом в истории. В несчастьи мы сплачиваемся и неожиданно обнаруживаем нашу силу. Да, у нас есть эта сила, чтобы создать государство, и, чего доброго, даже образцовое! Мы имеем все физические и материальные средства, необходимые для подобного дела…

О режиме

В продолжение 3 1/2 часов, без перерыва, здоровый человек может работать усиленно. После перерыва в 3 1/2 часа, посвященного отдыху, семье, дальнейшему образованию (о котором будут заботиться), он опять вполне бодр. Такие рабочие силы могут совершать чудеса.

Семичасовой рабочий день! Он дает возможность работать в общем 14 часов — больше и невозможно требовать за день.

О пиаре

В новой обстановке наши соплеменники набросятся на работу, и тогда только мир увидит, какой мы работящий народ.

Об Эдеме

Те богатые евреи, которые теперь принуждены робко скрывать свои богатства и тайком справлять, как бы при опущенном занавесе, свои скучные праздники, будут «на новосёле» свободно наслаждаться всем. Когда же это переселение прочно установится и наши капиталы снова прочно реабилитируются, тогда мы из беспримерных дел ясно поймем и увидим, насколько они необходимы; а когда богатые евреи начнут «на новосёле» строить свои замки, на которые в Европе смотрят уже с такой злобой и завистью, то будет почти вполне современно поселяться «на новосёле» и в великолепных домах.

О профориентации

Новый род деятельности, в начале совершенно неизвестный, скоро может быть изучен ими, так как евреи вообще легко все изучают; и таким образом все торговцы легко и быстро превратятся в мелких промышленников земледельческими орудиями.

О деталях

Без сомнения, в желающих открывать экспедиционные конторы недостатка не будет, так как это очень хорошее и выгодное дело; впрочем, нет надобности подробно описывать всякую мелочь этого массового переселения, так как все связано между собой, вытекая друг из друга; к тому же этим вопросом займутся специалисты, которые изыщут пути для лучшего и удобнейшего исполнения его.

О свободе

Вместе с тем [Еврейский] Союз позаботится о том, чтобы наши эмигранты, при вступлении на новую землю, убедились, что им не надо завоевывать эту хваленную обетованную землю, чтобы эти бедные, несчастные люди увидели, что они уже у себя дома.

О провале

Опыты с неудовлетворительными недостаточными силами ни в коем случае не должны быть допущены; ибо это предприятие с первого же шага должно встречать полный успех, иначе неудачи на первых же порах могут скомпрометировать всю идею на десятки лет, или даже совершенно погубить, сделав ее навсегда невозможной, неисполнимой.

О новых фокусах

Конечно, в старых странах, где все ведется по одному образцу спокон веков, очень трудно ввести что-нибудь новое, но в новой стране это не так трудно сделать; и все может быть создано на основании новейших требований и данных политической и социальной наук.

О приятном неведении

Нищие не будут терпимы. Кто будет лениться и не захочет на свободе работать, того попросят в рабочий дом. Что же касается стариков, то они не будут помещены в богадельни, которые для них являются позорной тюрьмой, а не благотворительным учреждением. и действительно, богадельни – это самое ужасное зло, которое оставила нам в наследие благотворительность. Там старик страдает, чувствуя себя заживо похороненным и желает себе действительной смерти. Мы должны постараться как можно дольше оставить их в приятном неведении и не давать им чувствовать, что они отжили свой век.

О мотивации

Мне кажется, что совершенно лишнее приохочивать и принуждать кого-либо к переселению. Сами антисемиты об этом позаботились и позаботятся. Стоит им только продолжать свою деятельность в том же духе и виде, как было до сих пор, и охота к переселению быстро проснется в евреях там, где ее еще не было, и окрепнет там, где она уже существовала.

О счастливом будущем

Когда движение начнется, одних перевезут, другие сами поедут, третьи пристанут, четвертые будут вовлечены по необходимости и общим потоком, а пятых заставят; и кто отправится в новую страну с верой, с воодушевлением, кто из первых примется энергично за работу, того ждет блестящая будущность.

О демократии

Демократическое же правление без полезного противовеса со стороны монарха, кроме того что страдает во время решения каких-нибудь вопросов, вследствие своей огромности и массы противоречивых мнений, к тому же всегда ведет в парламентах к бесплодному переливанию «из пустого в порожнее» и создает постыдную клику досужих «политиков по обязанности». Современные народы, впрочем, и не способны к неограниченному демократическому правлению, и я думаю, что и в будущем они не будут способны к нему.

Источник

Понравился материал?
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:

Интернет-газета КОНТИНЕНТ на Facebook Интернет-газета КОНТИНЕНТ ВКонтакте Интернет-газета КОНТИНЕНТ в Одноклассниках
Яндекс.Метрика