Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная | Общество | Общественная разница ягодиц

Общественная разница ягодиц

Сексуальные скандалы говорят не о гендерном неравенстве, а о социальном и политическом.

U.S. Army photo by Timothy L. Hale/Released

С утра по радио по всем основным станциям, из одной программы в другую, обсуждают на разные голоса в качестве основной политической новости, как один депутат пару недель назад потрогал другую за ягодицу, и что теперь будет…  И с этим депутатом, имя которого за три года каденции нынешнего Кнессета 90% населения услышало впервые, лишь когда он протянул свою руку, куда не следовало, как и обладательницы ягодицы, которой эта рука коснулась; и с этой партией, на которую, судя по последним опросам, почти 90% избирателей плевать; и с этим Кнессетом, гнездовищем нашей демократии, куда, оказывается, проник серийный насильник (еще одна недотрога заявила, что он же и ее касался 15 лет назад – надо же, сколько терпела, зато как помнила!); и с нашей нравственностью вообще, раз даже депутатская неприкосновенность не гарантирует от того, что такой же неприкосновенный товарищ по партии и коллега по законодательной деятельности, тоже избранный народом, не ухватит тебя в проходе за жопу.

Так что понятно, почему меня из каждого утюга подключают к этой животрепещущей теме, заставляя ужасаться и возмущаться или хотя бы внимательно следить за развитием событий, ожидая справедливого возмездия или чего наоборот к разочарованию разгоряченной публики.

Меня как гражданина страны это должно волновать, даже если, допустим, моя задница вне опасности, а чужую я и в более востребованном возрасте не трогал, не будучи уверенным, что этот жест доброй воли приветствуется принимающей стороной.

Но что утешает? Оба участника инцидента – люди взрослые, чтобы не сказать больше. Не будь они политиками, для которых каждый чих становится поводом для пиара, произошедшее между ними так между ними и осталось бы. При всем объективном сочувствии к жертве рукораспущенного ухаживания и положенном презрении к неловкому ухажеру, перепутавшему дружеское похлопывание по плечу со шлепком по попе, надо сказать, что сам по себе этот эпизод стоит значительно меньше, чем несоразмерный шум вокруг него. Ну, ужас, но не ужас-ужас, как в том анекдоте.

Тут весь вопрос – в расстановке общественных приоритетов.

Почти два месяца назад, благодаря расследованию 20-го канала, стало известно о вопиющей практике в тюрьмах для террористов. Ради поддержания «порядка и  спокойствия» тюремная администрация направляет в отсеки, где сидят самые опасные преступники, симпатичных охранниц – солдаток срочной службы. По выбору этих «авторитетов» – кто им приглянется, тех и посылают в приказном порядке ублажать глаз похотливых убийц. И не только глаз – хватание девушек в форме за ягодицы там вполне невинная шалость.

Не знаю, как кого (вернее, теперь знаю), а меня эта история потрясла гораздо больше, чем происшествие в депутатском автобусе. Речь, повторяю, идет о солдатках срочной службы, это их командиры посылают еврейских девочек ублажать заключенных террористов, терпеть их сальные шуточки, подвергаться риску оскорблений и приставаний. Можно только представить, какую душевную травму переживают они. А чтобы легче было понять – представьте на их месте свою дочь, сестру, внучку…

И что? ШАБАС долго отказывался признать эту негодную практику в своих учреждениях. Лишь после настояния депутатов (среди них, кстати, была и жертва депутатского «сексуального» скандала) начал внутреннее расследование. Оно сейчас идет.

Но где общественная буря? Почему мы не слышим в новостях и актуальных программах жарких дискуссий по поводу возмутительной ситуации в тюрьмах? Хотя бы таких, как сегодня с утра вокруг внутреннего скандала в «Аводе»?

Это не вопросы. Это ответ на вопрос, что и как становится в центре внимания общества. Кем, как и по каким критериям определяется повестка дня. В том числе в такой важной теме, как достоинство женщин и сексуальные домогательства. Или, грубо говоря, чью задницу трогать – ужасное преступление, а чью – можно и по приказу подставить под руку осужденным преступникам. И это не вызывает общественный интерес у тех, кто его определяет.

Владимир Бейдер
Источник

Яндекс.Метрика