Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная / Общество / Образованию необходимо православие?

Образованию необходимо православие?

Бытует мнение, что православие преподносится лишь в церквях и в храмах, им владеют священнослужители и специалисты из Епархии, например. Однако православие – образ жизни и путь, по которому идут верные закону Божьему. «Православие – путь…» – подобные определения я вижу в интервью со священниками в больших группах «В Контакте», посвящённых христианской вере и читая статьи на определённых интернет-ресурсах. Однако среднестатистический человек затрудняется рассказать о том, что такое православие. Знания интересующегося обывателя часто ограничиваются датой крещения Руси, а также именем крестившего человека. Дальше – как мой друг…

sq0dwIN6xxA

– Что такое православие? – спрашиваю очень умного молодого человека, коммуниста, газетного журналиста.

– Ну, ты не знаешь что ли? – хмурится он. – Священники живут православно, соблюдая законы и каноны…

– А ты почему не соблюдаешь законы?

– С чего взял – я соблюдаю законы, предписанные государством, конституцией РФ.

– Государственные законы и православные – это разные что ли? Какие законы важнее?

– Какие-какие… отстань от меня, что пристал? Обратись к батюшкам.

Действительно, чем отличаются одни законы от вторых. Судя по количеству верующих и святых в христианской религии, наверняка в ней и свои законы есть. Уж кто их не знает – недостаточно осведомлён, не читал ни Библию, ни общался со священнослужителями. Тем временем, один вроде мало довольный успехами молодости, но сильный и тоже умный старик, редактирующий множество текстов для газеты и журнала одновременно, размахивает руками, когда слышит от коллеги, мол, недостаточно образован сам, чтобы понять и принять православие.

– Не спасёт оно мир, зачем на него равняться, это поздняя религия! – почти кричит он, краснея. Показывает кулаки на волосатых, словно у павиана руках. Ему семьдесят семь лет, а руки ещё крепкие, он – бывший армрестлер. – Ты как дурень до поклону, Вить, носишься к батюшкам и спрашиваешь одно и то же. Не вижу разницы между баптистами-евангелистами и православными храмами, там везде говорят о христианстве.

Этот интересный и полезный мне творческий старикан часто говорит о православии пренебрежительно и почему-то в моё присутствие. Раньше я за ним такого отношения не замечал. И чаще критика направлена на меня, нежели на тексты…

– Зачем и куда идёшь, так ведь неправильно… – комментирует он, хмурясь, кривляясь. Я уж перестаю показывать ему многие труды.

Несмотря на антихристианские высказывания – старик этот ярый атеист – он мне нравится жизненной энергией. Не отказывает в помощи и угостит, когда грибов насобирает или просто пожарит картошки. Может он прикидывается, нацепляя сердитую маску, многие ведь говорят, о чём не думают вовсе. Ему-то что сделали плохого храмы, батюшки или православие в целом? Насильно никого в православие не затянешь – свой путь человек выбирает сам. А вот образование бы, проще говоря, подтянуть и узнать о жизни святых больше, чем по слухам. Что происходит в родном городе относительно православия? С этим вопросом подхожу к отцу Димитрию Олихову – проректору Омской Духовной семинарии, руководителю отдела религиозного образования и катехизации, секретарю Главы Омской Митрополии Митрополита Владимира. Кстати, почему именно к нему, он ведь не просто батюшка, закреплённый за приходом, а работает в масштабе Епархии, дел у него невпроворот. Вот что говорит об отце Димитрие мой отличный знакомый по имени Борис Штуров:

– Об этом священнослужителе видел немало информации в интернете, кое в каких мирских журналах даже. Личность, значит, медийная. С ним охотно связываются многие люди, необязательно глубоко верующие. Интересно, как он выполняет долг священника, будучи озадаченными делами образования и их организацией в той же Епархии. Жаль, что у меня в клубе нет ни одного сотрудника церкви, так сказать, я бы выяснил и поинтересовался. Это ведь не привычная государственная часть – там свой мир и своя иерархия, законы как в Армии, может и жёстче. Возможно, у этого отца нет много времени, чтобы с тобой, Вить, пообщаться. Скажет, мол, некогда, сын мой, давай к другому батюшке сходи, который меньше озадачен.

lANc24e4OAY

– Ой, что прямо так? – расстраиваюсь, настроенный на встречу с настоятелем Храма Иоанна Крестителя. – Он кандидат богословия, кандидат исторических наук.

– О-о, – тянет Боря. – Тем более, нет времени. Ему работы проверять у студентов надо, принимать пятое-десятое, ты, поверь, к месту будешь вряд ли.

– Я договорился, понимаешь? – сержусь на друга. – По телефону поговорил с ним, несколько раз позвонил, он был на лекции. Он сказал, что я – чадо и что времени немного у него.

– Ну вот видишь, какой ты наглый! Такие в храмах не нужны, а батюшкам и подавно. Ему неудобно сказать, что ты нахал, поэтому давай-ка успокойся. Поезжай в ближайший храм на Московке 2, на Гашека, который достраивается уже лет пять и поговори, заодно и про Олихова спросишь… они там друг друга знают, одинаковые приходы, наверное.

– Погоди, – кричу на друга. – Ты православный что ли, советуешь мне, а-а?

– Попробуй понять сейчас, кто православный, а кто не очень, – пожимает Боря плечами. – Удачи!

Прежде чем обратиться к священнику приходится услышать мнение со стороны, иначе мирскому и не удаётся поверить – так, вероятно, мы устроены… Этак, наверное, везде – сердце не слушаешь, а полагаешься на отзывы товарищей или дальних знакомых. Всё-таки лучше отправиться и понять самому.

Еду в Храм Иоанна Крестителя, он – около метромоста, у библиотеки имени А. С. Пушкина. Со Старой Московки туда путь неблизкий, поэтому успеваю названивать подруге, тоже журналистке, рассказываю о грядущей встрече с очень занятым батюшкой.

– Не, не получится, – расстраивает меня. – Там, наверное, очередь будет на исповедь. До ночи просидишь. Извини.

Если у отца Димитрия полноценный приход, почему он должен мне отказать в беседе? Я также похож на прихожанина. Но мои собеседники будто сговариваются…

Добираюсь в храм, стою, слушаю пение, оглядываю прихожан, жду когда закончится служба. Слежу за батюшкой, он вроде обыкновенный служитель. Красивое у него и яркое облачение, ясный взгляд, он ходит не торопясь и когда поворачивается к прихожанам, тот глядит точно сквозь… Почему он, правда, должен мне отказать?

Окончание службы. Отец Димитрий закрывает алтарь, оставляет верхнее облачение и ждёт. К нему подходит девушка и плачет. Рассказывая глухо и слышно лишь ему, она заливается горько. Неужели можно натворить такое, что потом без слёз и не сказать будет? Подключая воображение, могу только догадываться, почему рыдает милая. Утирая слёзы, покидает священника. Дожидается очереди молодой и худой парень, оказывается, общительный и весьма серьёзный. Я спрашиваю отчасти, чтобы развеять ожидания:

– По какому поводу приходите к отцу?

– Долгое время не был в храме, накопились вопросы…

– Воспользоваться поисковиком в интернете не можете?.. – улавливая перемену в его лице, я немного пугаюсь, наверное, глупости предлагаю.

– Я не ищу ответов в интернете, мне нужен настоящий человек.

Соглашаюсь и в свою очередь замечаю старушку-прихожанку, которая также не очень довольно смотрит на меня.

CsoN0NPqQYQ

– Вы кто? – оглядывает несколько раз, изучает.

– Интервью с батюшкой хотел бы сделать.

– Вы крещённый?

– Да, – быстро показываю крестик. – Крестился в Храме Иконы Казанской Божьей Матери.

Она спрашивает что-то ещё, но освобождённый молодой парень подаёт знак рукой: батюшка ждёт.

– С Богом, – киваю и спускаюсь к отцу Димитрию. Я – последний.

Торопливо сажусь за стол, где ожидает батюшка. Достаю блокнот с вопросами и включаю диктофон.

– Батюшка, у вас столько дел, что вас можно назвать православным локомотивом?

Отец Димитрий веселеет и улыбается, а я чувствую, что беседа наша состоится. Он отвечает:

– Дел достаточно, правда, не знаю, насколько такое определение применительно к священнику, но звучит крепко. Батюшка-многостаночник. Но смотрите сами на вашем блоге. А я вам скажу: будьте осторожны со словами!

– Кто такой православный человек, по-вашему?

– Хороший вопрос, – подтверждает отец. – Православный человек тот, кто живёт по заповедям Божьим. В данном случае – сверяет свою жизнь с Евангелием. Крестится, причащается. Это трудно получается в современном обществе, но стараться надо, тогда будет принадлежность к церкви и к Богу. И человек больше поймёт – из своей неформальной жизни, которая плавно перетечёт в формальную.

– Как, отец Димитрий, повысить процент выбора родителями курса ОРКСЭ?

– Только разъяснительной работой. Повысить административными вещами невозможно. Разъяснение – то чем мы занимаемся, это не так быстро, как хотелось бы. Во-первых, упущено много, во-вторых, когда город был не в очень ладных отношениях с областью во властной структуре, церковь в большей части общалась именно с областной администрацией, соответственно связь с городом была ослаблена. Вот мы пожинаем эти плоды. Сейчас, когда епархия сузилась, по сути, до города Омска, работаем только разъяснением, как это делают специалисты из Епархии.

– Вы организовываете конкурс «Православная культура на Омской земле». В прошлый раз победила учитель школы № 83, в этот – учитель гимназии № 150, что стоит организация подобного мероприятия?

– Каждый человек понимает, что в наше время организовать конкурс нетрудно, а вот найти средства, наградить, отправить людей в поездку – сложнее. Я считаю, что это инвестиции в будущее, в наших детей, в педагогов, которые и воспитывают, прививают. Никто никуда не отправляет… – батюшка даже меняется в голосе, он очень огорчён, а я понимаю, что больше не знаю ни одного конкурса для педагогов, организация которого бы отправила победителей на Кипр к священным местам. Нам хочется, что-то сделать для педагогов. Православный педагог – лучшее выражение православного мировоззрения.

– Какие ещё планируете ввести конкурсы и расширить площадки для популяризации православия?

– У нас много проходит мероприятий, как-то подсчитали: в год их проводится до семидесяти совместно с разными городскими, областными структурами и общественными организациями. Мы участвуем в номинациях целого ряда конкурсов, которые организуем вместе. Недостатка мы не испытываем, другое дело, что надо повышать эффективность этих мероприятий, поскольку существуют всегда разногласия. При наличии серьёзных вложений можно организовать что-то новое и полезное. Есть замыслы, мне бы вот хотелось организовать конкурс «некурящий класс», как раз есть разработка. Оценить духовно-нравственное воспитание можно по различным критериям и если бы нашёлся тот благодетель, который бы вывез этот класс и показал. Это порядка миллиона или больше, представляете…

– Батюшка, мы живём в мире виртуальных фейков, прячемся за причудливыми картинками. Гигантская масса теряется в социальных сетях и думает, что никто не видит…

– И создаёт общественное мнение, – компетентно добавляет отец Димитрий. – Мы живём в интересное время, в которое человек независимо от своего уровня образования и положения может быть услышан. Лет 20-30 назад, когда не было интернета, кому было бы нужно мнение Васи Пупкина о состоянии медицины или экономики, политики и т.д.? Мнение, говоря условно, уборщицы о состоянии предприятия… Сегодня каждый человек, независимо от нравственного воспитания, от образования и прочего, получил голос. Хорошо это или плохо? С одной стороны – вроде неплохо, что человек напишет президенту на сайт или нам – в Епархию. Пойдёт анализ обращение, скажем. Но с другой стороны создаётся, вы правильно отметили, Виктор, целая масса обезличенного шума, а это ещё манипулятивные вещи, мы знаем, что есть интернет-войска официально объявленные, они создают общественное мнение по какому-то вопросу в конкретной местности или в стране. Это очень серьёзно и мы ни в коем случае не можем проиграть, не должны. Война перешла в плоскость виртуальной сети. Как реагировать – как данность в информационном обществе, с искаженной матрицей восприятия. Человек должен быть морально, психически устойчивым. И ещё воцерковлённым. Человеку очень сложно сохраниться как личность в этом гигантском потоке информации.

– У вас трое детей, что вы делаете, чтобы они были православными? Как вы ими занимаетесь?

– Удивительно, но никак специально. Ничего не делаю, потому что выбор у каждого человека свой – по сердцу и разуму. Не нужно быть на страже, дайте человеку во всём разобраться самому. Если родитель кем-то является, то дети это видят и осмысляют, возможно, стараются подражать. А если не является, то здесь снова выбор…

7v7peQ8b4xo

– Молодёжь бежит за границу, это почему? В Америку летят, там всё лучше?

– Сегодня может не в Америку, а в другие страны, потребляющие мировые ресурсы. Про Америку говорить не будем, она потребляет половину этих ресурсов. Молодёжь стремится к материальным благам, кто-то замуж выходит – это с одной стороны. Так на сегодня искажённо, извращённо устроен мир. Уехать куда-то не сама цель, а достичь – здесь сказать правильней. Америка плюс Европа плюс другие страны, которые потребляют – они вызывают у молодёжи зависть и желание оказаться в числе этих потребляющих блага людей. Уехали вы, но какая мотивация? И там, боюсь, как бы ни разочароваться. Как отнестись, например, к ювенальной юстиции? В разных государствах принимают и думают по-разному. Под одну гребёнку не подвести – это правильно. Формализованная жизнь – путают показ на обложке и территориальную миграцию. Как там внутри? Пока не откроешь, не узнаешь по-настоящему. Многие живут не так радужно, как нам кажется. Имея зарплату в две тысячи евро, отдают за медстраховку, за коммунальные услуги. У них на себя остаётся немного. Однако всё в мире относительно, даже очень. И то, что эти развитые страны утвердили законы об однополых браках, думаю, бесследно не пройдёт. Мы с вами увидим эту реализацию совершенно апокалипсических вещей. Господь долго не потерпит.

– У нас в Омске есть ЛГБТ.

– Это везде, но отношение общества разные: у нас или на Западе.

lXFad6ZsMig

– Батюшка, представьте, что к нам прилетят инопланетяне, а в Священном писании – ни слова?

– Этот вопрос гораздо шире, чем представляется. Надо принять истину, что никаких инопланетян не существует. Но при этом мы мало знаем о техническом развитии нашей цивилизации, скажем, в допотопный период или после потопный. Нам почему-то кажется, что мы самые умные и успешные. Инопланетян не существует, но существуют люди. Откройте библию, вы там прочитаете, что люди умели выплавлять бронзу и золото, играть на музыкальных инструментах, строили чудо света, даже летали. И некоторые вещи весьма сложны с технической точки зрения, например, пирамиды. Человек, созданный Богом, был человеком и не был животным, приматом и т.д. Человек всегда хотел постигать законы природы, дерзать, расширять пространство, создавать. Копил знания в нескольких поколениях. Почему трудно сказать, кто построил мегалиты и другие сложные сооружения, не имея якобы техники, потому что знания были утеряны. В Библии написано, что люди жили дольше, чем сейчас, они копили и располагали. Люди в угоду своему «я» закрыли, затоптали, погребли многие технологии. Сложные знания сложнее сохранить. Геоглифы нам говорят о том, что люди летали, плавали и делали много чего полезного технически. Находки и артефакты, найденные на Земле, показывают обожествлённую кастовость и поклонение, отсюда боги и убеждения человека… отсюда инопланетяне. Технологию летающих тарелок освоили в гитлеровской Германии. Помните, когда Колумб пришёл в Америку, за кого его приняли? Их боги были белыми… Также вопрос знаний. Они утрачены или хранятся, возможно, где-то рядом.

– Масоны прячут, батюшка!

– Нет, – отмахивается он. – Я думаю, что есть очень серьёзные вещи, и мы их пока не обнаружили. Никаких рептилоидов и йети нет. Только люди. Другое дело, если к нам прилетит некто на сложном механизме и заявит, что создал Землю, Бога, религию и технологии, то отреагировать однозначно – не получится. Многие поклонятся.

– Атеизм сейчас в моде, если ряд критикующих религию видеоблоггеров имеют популярность?

– Я сомневаюсь, что в моде атеизм. Главное – преподнести. У кого-то данная деятельность – оплачиваемый труд, люди на этом зарабатывают. Если у кого-то недостаточно просмотров – это составляющая таланта и оснащения. Давайте красиво раскрутим глупость… В основном у священников нет времени, чтобы отвечать на такие вещи своевременно, это ведь надо вести блог регулярно. А как же люди и приход, например? Вернее и в стократ лучше отдавать время настоящему делу. Не всё так плохо, как может показаться.

– В рейтинге блогов ЖЖ богослов Кураев на заметном месте, – вспоминаю я. – Не всё плохо, согласен, батюшка.

Батюшку Димитрия Олихова не задерживаю. Удивительно, но общаясь с ним, не чувствую свою неурочность. Священнослужитель рад и открыт каждому пришедшему в храм. По-моему, я больше боюсь. И во время беседы с отцом, мой телефон буквально разрывается – звонит журналистка Настя Орлова, чтобы поинтересоваться, как прошла встреча и беспокоится Наталья Викторовна Курьякова – моя коллега и учитель воскресной школы в Храме Иконы Казанской Божьей Матери.

Батюшка (протоиерей), пусть и кандидат богословия, кандидат исторических наук, ректор Духовного училища (семинарии) и помощник Митрополита, не кусается, а прежде всего, ожидает страждущих и готов беседовать, доходчиво разъяснить. О нашей встрече и впечатлениях рассказываю знакомым и товарищам по учительскому и журналистскому цеху.

– Так просто поговорил? – удивляются некоторые накануне. Поражается правящий мои не православные тексты старик.

– Да, – киваю. – Сами придите и спросите…

А православие – не только вера, но и знания, которые необходимо применять своевременно. История и окружающие нас предметы бытия, которые мы используем для пользы. Православие – это наш образ жизни, наши традиции. Традиции милосердия, патриотизма, создания крепкой семьи, традиции доброго, человеческого отношения к ближнему.

Виктор Власов

Понравился материал?
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:

Интернет-газета КОНТИНЕНТ на Facebook Интернет-газета КОНТИНЕНТ ВКонтакте Интернет-газета КОНТИНЕНТ в Одноклассниках
Яндекс.Метрика