Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная | Аналитика | О двух векторах

О двух векторах

В выступлениях российского президента Украине отведена в последнее время роль страны воплощенного хаоса, пугала, на фоне которого Россия предстает образцом стабильного порядка. Не может быть в ней такого, чтобы по улицам бегал бывший президент другой страны, собирая вокруг себя толпы людей, а власть не могла ничего с ним сделать. В России не только чужие, но и свои любители таких пробежек знают, что власть их вовремя остановит, сместить себя не позволит. А коли не знают, то узнать помогает. Если надо, силой, но можно и инструментарием «диктатуры закона», позволяющей законодательствовать независимо от любых писанных ограничений, включая конституционные.

В Украине и в самом деле ничего такого нет. Власть там и в самом деле опасается применять силу против оппонентов, даже переходящих границы законности, дабы не быть обвиненной в беззаконии. За что тоже подвергается насмешкам и обвинениям в беспомощности. А опасается потому, что задача украинской власти другая, чем у власти российской. Задача преобразования постсоветской государственной системы, а не ее сохранения и приспосабливания к решению проблем, для системы этой непосильных. В Украине эпоха перемен, а в России эпоха их блокирования. Перемены же, как всегда и везде, сопровождаются поддержкой одних и недовольством других. Кто-то считает их вектор для себя и страны полезным, а кто-то вредным. Кому-то их темп кажется оптимальным, кому-то завышенным, а кому-то, наоборот, слишком медленным. И вся эта разноголосица, если она не подавляется диктаторски, не может не проявляться в парламенте и СМИ, а то и выплескиваться на площади и улицы. Так эпоха перемен ищет политическую равнодействующую разных ожиданий и устремлений.

В Украине большинство населения реформами не довольно. Что проявляется и в падении доверия к лидерам. Понятно, что оппозиция пытается недовольство оседлать. Людей не раз уже звали на улицу, но они большого желания поддерживать оппозиционеров до сих пор не обнаруживали. Не преуспел в этом и бывший президент Грузии и бывший глава Одесской области Михаил Саакашвили: каждую неделю выводил людей на киевские площади, требовал усиления борьбы с коррупцией и импичмента президенту Порошенко, который с коррупцией не борется, но людей этих много не набиралось, очередной Майдан не получался. Это значит, в недовольном реформами и властью обществе политическая равнодействующая смещаться не расположена, а попытки передвинуть ее радикальными лозунгами и действиями обнаруживают свою искусственность.

Меньше всего мне хотелось бы выглядеть оценщиком украинских перемен, украинской власти и украинской оппозиции. И потому, что не настолько глубоко знаю предмет, чтобы о нем уверенно судить, и потому, что украинцы в моих оценках не нуждаются. Меня интересует в данном случае только угол зрения, под которым Украина и Россия рассматриваются и сравниваются. Можно, скажем, сопоставлять их по параметру той же борьбы с коррупцией. И умозаключить, что в России с этим дело обстоит много лучше, ибо в ней и министров судят, и губернаторов, в чем достижения Украины много скромнее. Притом, что Россия обходится без специальных антикоррупционных структур, которые в Украине насоздавали, а в результате получили, о чем я недавно писал, их публичный конфликт со структурами старыми. Однако умозаключение может быть и иным.

В авторитарной системе в тюрьму можно отправить кого угодно, используя избирательное правоприменение для поддержания баланса между элитными кланами и восстановления политической равнодействующей, если вдруг обнаруживается ее смещение в неблагоприятную для системы сторону. Но очистить ее таким способом от коррупции и превратить из неправовой в правовую нельзя. Без системных перемен это невозможно в принципе. Что и пробует при содействии Запада осуществить Украина. Для чего и создала антикоррупционные структуры, из системы выведенные. А дальше начинает действовать логика эпохи перемен, что и проявилось в конфликте НАБУ (Национального антикоррупционного бюро Украины) с Генеральной прокуратурой. Институциональная равнодействующая перешла из состояния покоя в режим колебательного движения, что сильно озаботило западных союзников, заставило их в конфликт вмешаться, и есть основания надеяться, что равнодействующая не во вред, а на пользу законности восстановится.

Все это не значит, что эпоха перемен непременно завершится достижением их исходных целей. Это значит только то, что в Украине эпоха перемен, а не хаос. И все, что в ней происходит, могло бы представлять интерес и для тех, кто желает системных перемен в России. Читаю их программы и нахожу там описания желаемой новой системы, должной сменить систему нынешнюю, но не нахожу почти ничего о ПЕРЕХОДЕ от одной к другой. И даже внятной позиции относительно того, будет этот переход осуществляться авторитарно или демократически, не нахожу тоже.

Игорь Клямкин
FB

Понравился материал?
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:

Интернет-газета КОНТИНЕНТ на Facebook Интернет-газета КОНТИНЕНТ ВКонтакте Интернет-газета КОНТИНЕНТ в Одноклассниках
Яндекс.Метрика