Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная / Новости / Новый «Проект поворота рек»

Новый «Проект поворота рек»

В понедельник, 9 декабря, Израиль, Иордания и Палестинская автономия подписали договор о строительстве водопроводного комплекса, который в итоге должен соединить между собой Мертвое и Красное моря. И израильские, и иорданские СМИ уже поспешили назвать будущий трубопровод проектом века». Но те, кто спешит бить в литавры, явно забывают, чем заканчивались все подобные проекты в ХХ столетии…

Новый "Проект поворота рек"Подписанный в Вашингтоне договор стал результатом многомесячных тайных переговоров, которые израильский министр регионального развития Сильван Шалом («Ликуд») вел с министром водоснабжения Иордании Хасамом аль-Насером и министром водоснабжения Палестинской автономии Шададом Атили. Но самой идее создания подобного проекта более 100 лет. Впервые она была выдвинута в утопическом романе «Альтнойланд», изданном в 1902 году основоположником политического сионизма Теодором Герцлем. Герцль считал, что это вполне реально — проложить такой канал между Средиземным и Мертвым морем, используя разницу в высотах для создания мощной ГЭС, которая могла бы полностью удовлетворять потребности еврейского государства в электроэнергии (по понятиям того времени, разумеется).

Затем этот вопрос будировался неоднократно — в 20-х, 40-х и 60-х годах ХХ века. В 80-х годах проект канала, соединяющего Мертвое и Красное моря, всерьез обсуждался тогдашним главой израильского минфина Ицхаком Модаи и министром науки Ювалем Неэманом. Вопрос этот был снова поднят в 1994 году, сразу после подписания мирного договора между Иорданией и Израилем, но вскоре сошел с повестки дня как в связи с политическими трудностями, так и потому, что ни у той, ни у другой страны не было финансовых возможностей для его осуществления.

Но в начале 2000-х годов об этом проекте снова заговорил Шимон Перес, занявший незадолго до того пост министра регионального развития. Актуальность такого строительства была обусловлена двумя факторами. Во-первых, уже ощущавшимся к тому времени глобальным потеплением и возникшим дефицитом воды как в Израиле, так и в Иордании и в Палестинской автономии. Как известно, именно вода еще с библейских времен была одной из главных причин всех раздоров на Ближнем Востоке и остается таковой по сей день. Во-вторых, стремительным обмелением Мертвого моря, причина которого заключается не столько в изменении климата, сколько в расхищении его уникальных ресурсов израильскими предприятиями и большим забором воды из Иордана со стороны Иордании.

В сущности, переговоры Сильвана Шалома с иорданским и палестинским коллегами в Амане стали завершающим этапом этого столетнего марафона. Разумеется, у каждой из сторон были в этом «проекте века» свои претензии и запросы, и каждой в итоге пришлось поубавить аппетиты и поступиться принципами. К примеру, палестинцы вначале настаивали, чтобы им дали построить свою водную станцию на берегу Мертвого моря. Израиль и Иордания категорически отказали им.

Параллельно с переговорами в Амане Всемирный банк заказал собственное исследование перспективности данного проекта. Обошедшееся ему в 16 млн. долларов исследование охватывало поистине все области — политическую, экономическую, экологическую и т.д. В конце концов эксперты пришли к выводу, что речь идет об осуществимом и вполне рентабельном проекте.

К тому времени уже обрисовались основные его контуры. Учитывая возражения «зеленых», решено было прокладывать не туннель, а именно трубопровод, длина которого составит 180 км. Так как и израильские, и международные экологические организации продолжают категорически возражать против данного проекта, трубопровод будет почти полностью проходить по территории Иордании и суммарно через него будет прокачиваться 200 млн. кубометров воды в год. Из них 80 млн. кубометров пройдут опреснение на установке, которая будет построена возле иорданской Акабы. Часть этой воды (от 30 до 50 млн. кубометров) будет поступать по договорным ценам в Израиль, на нужды городов Эйлат и Арава, а другая часть — использоваться на нужды Иордании и Палестинской автономии. В свою очередь Израиль будет ежегодно по себестоимости поставлять в Иорданию 50 млн. кубометров уже очищенной водопроводной воды из Кинерета и еще 30 млн. кубометров — Палестинской автономии, крайне в этой воде нуждающейся из-за того, что давно уже непомерно загрязнила собственные водные источники.

Стоимость проекта с учетом возможных трудностей при его осуществлении оценивается в сумму от 250 до 400 млн. долларов. При этом Всемирный банк готов дать ссуду на его осуществление, но при условии, что она будет достаточно быстро покрыта как за счет стран-участников, так и за счет филантропических источников и частных предпринимателей, которые вернут свои затраты, получая отчисления от отплаты воды пользователями. Правда, где стороны возьмут необходимые средства, пока непонятно. Иордания, к примеру, сообщила, что готова профинансировать не более 5% стоимости проекта. Это означает, что Израиль и его бизнесмены должны будут обеспечить 95% финансирования.

Тем не менее, на церемонии подписания договора все ее участники подчеркивали, что это историческое событие. Правда, министр водоснабжения Иордании Хасам аль-Насер заявил, что речь идет исключительно о гуманитарном, а не о политическом проекте, однако его палестинский коллега Шадад Атили добавил, что данный проект открывает новую страницу в отношениях между всеми его участниками. Сильван Шалом был в этом смысле еще более категоричен: по его словам, сам факт подписания такого договора, безусловно, имеет стратегическое значение, так как доказывает, что сотрудничество между Израилем, Иорданией и палестинцами возможно и создает принципиально новую ситуацию на Ближнем Востоке.

Это и в самом деле так: речь идет о шаге, необычайно сближающем Израиль, Иорданию и ПА, делающем их еще более зависимыми друг от друга, а значит, более открытыми для дальнейшего сотрудничества и новых проектов. Проект этот, безусловно, в значительной степени решает и водную проблему трех стран, ведь, как сказал на церемонии подписания Хасам аль-Насер, «вода — это сама жизнь; покончить с дефицитом воды значит покончить с нищетой, значительно поднять уровень благосостояния наших народов и уровень развития экономики».

Но вот что касается третьей цели проекта — спасения Мертвого моря, по данному поводу эксперты выражают большие сомнения. Во-первых, отмечают они, для того чтобы остановить обмеление Мертвого моря, требуется вливать в него не 100 млн., а 1 млрд. кубометров воды в год. Таким образом, будущий трубопровод покрывает лишь 10% потребности Мертвого моря в притоке воды, то есть вместо 1,1 м. в год его уровень будет падать «всего» на 1 метр. Во-вторых, геологи обращают внимание на то, что трубопровод (даже если допустить, что иорданцы будут содержать его в отличном состоянии и не допустят аварий, во что слабо верится) проходит по знаменитому Африкано-Сирийскому разлому, а в этой зоне очень велика вероятность сильного землетрясения. В случае такого землетрясения авария трубопровода уже неизбежна, и, как следствие этой аварии, миллионы кубометров морской воды хлынут на землю, засаливая почву плодородных земель Иордании и Израиля, а заодно и подземные водные источники. Для обеих стран это будет означать глобальную экологическую катастрофу.

Наконец как израильские экологи, так и активисты международной организации «Друзья Земного шара» считают, что экологической катастрофой чревата сама перекачка воды из Красного моря в Мертвое и возможность попадания воды из Мертвого моря в Красное. Понятно, что солевой состав этих водоемов совершенно различен. Встреча кальциевых солей Мертвого моря с сульфатами Красного неминуемо приведет к тому, что в водах Мертвого моря начнет образовываться гидрат сульфата кальция, попросту говоря, гипс. Как следствие – вода начнет «забеливаться». Вдобавок к «загипсовыванию» в Мертвом море начнется образование сероводорода, в результате чего этом районе появится устойчивый запах тухлых яиц. Мало того, обмен воды между двумя водоемами может нанести сокрушительный удар по уникальным коралловым колониям Красного моря, привести к появлению в Мертвом море новых видов водорослей и одноклеточных и т.д. Уникальный биохимический состав воды Мертвого моря изменится, а ее нынешние лечебные свойства будут безвозвратно утрачены.

Словом, в итоге со спасением Мертвого моря все может получиться не так, как рассчитывают инициаторы проекта. Именно поэтому экологи уже не раз предлагали альтернативные проекты спасения Мертвого моря, но все эти проекты были отвергнуты как слишком дорогие. Конечно, лучшим вариантом было бы предоставить урегулировать эту проблему самой природе: прекратить забор воды из Иордана, а вместо этого закупать воду для Иордании, скажем, в той же Турции. Но и этот вариант стоит огромные деньги! Остается лишь дождаться, чем завершится эта очередная опасная игра человека с земным шаром. Ждать, кстати, совсем недолго: строительство трубопровода предполагается завершить до 2018 года.

 

Ян Смилянский,
«Новости недели» — «Континент»

.
.
.

Понравился материал?
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:

Интернет-газета КОНТИНЕНТ на Facebook Интернет-газета КОНТИНЕНТ ВКонтакте Интернет-газета КОНТИНЕНТ в Одноклассниках
Яндекс.Метрика