Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная / Аналитика / Новый лидер Китая: «бархатная революция в Поднебесной»

Новый лидер Китая: «бархатная революция в Поднебесной»

Уход от власти вчерашнего лидера страны Ху Цзиньтао оказался более резким, чем у его предшественников

Си Цзиньпин
Си Цзиньпин

Итак, XVIII съезд КПК завершился, к власти пришло «пятое поколение» руководителей страны, и, на первый взгляд, неожиданностей не произошло: все люди, которые должны были взойти на ареопаг власти, оказались на своих местах. Имя Си Цзиньпина как потенциального преемника более года обсуждалось во всем мире, а сам Си успел совершить десяток зарубежных поездок в качестве неофициального «преемника».

И все же это самый неожиданный съезд за последние 20 лет. Ему предшествовало почти открытое столкновение самых разных группировок. Новый руководитель КПК — первый лидер, чья личность в отличие от двух его предшественников не «одобрялась» Дэн Сяопином, что дало возможность некоторым аналитикам заговорить о «конце политики Дэна» и о постепенном, как это и принято в Китае, начале принципиально нового этапа политических и социально-экономических реформ.

Не проводить эти реформы нельзя. Китай оказался перед лицом целого ряда проблем, с которыми никогда не сталкивался прежде, — и об этом откровенно говорилось на съезде. Так, открыто было сказано и о росте разрыва между бедными и богатыми, и о коррупции, которая угрожает не только партии, но и Китаю в целом.

Строго говоря, опасен не сам разрыв в благосостоянии населения, но то, что рост доходов и, как следствие, реализация ожиданий беднейших слоев заметно замедлились, а социальное обеспечение развивается мало. Сформировался и новый слой, которого еще не было десять лет назад, — китайский средний класс: у него есть свои запросы к качеству жизни, доступу к информации, к социальной мобильности и карьерному росту. Это люди, которые знакомы с иными, не китайскими взглядами на общество.

Недовольна и часть представителей мелкого и среднего бизнеса: они чувствуют себя отстраненными от управления страной. На нынешнем съезде предприниматели составляли лишь 1% от 2268 депутатов, в то время как за последний год частный сектор сгенерировал более 60% ВВП против 20% в 2002 году.

При этом Китай лишь наращивает свои экономические амбиции: удвоить ВВП к 2021 году и выйти на позиции ведущего государства мира. Такие планы должны демонстрировать народу, что курс на продолжение роста будет продолжен, а это крайне важно для социально-психологической устойчивости Китая. При этом используется вполне традиционная конфуцианская риторика: в Китае должно быть построено «среднезажиточное общество» (о нем говорил не только Дэн Сяопин, но еще и Конфуций), а к 2049 году, к 100-летию КНР Китай должен превратиться в «богатое, могущественное, демократическое, цивилизованное и гармоничное, модернизированное социалистическое государство». Вся эта терминология в полной мере содержится в конфуцианской модели «китайского социализма», и поэтому, несмотря на «лозунговость», хорошо воспринимается большинством.

ПОРАЖЕНИЕ ХУ

Самые большие неожиданности проявились в расстановке сил в руководстве партии. Китай привык плавно передавать власть, всячески обрегая верность курсу, намеченному десятилетия назад. Однако на этот раз бывший глава компартии и лидер страны Ху Цзиньтао оставляет все посты сразу, в том числе и пост Председателя Центрального военного совета, который со времен Дэн Сяопина и Цзян Цзэминя несколько лет сохранялся за уходящим лидером.

Стремительный уход Ху — открытое признание поражения правившей политической группировки, едва ли не «бархатная революция» по-китайски. Раньше так не поступали. Так в период десятилетнего правлении Ху Цзиньтао имя его предшественника Цзян Цзэминя, формально не занимающего никаких постов, всегда называлось вторым в партийной иерархии — это подчеркивало роль «старой гвардии». А вот Ху Цзиньтао вторым вряд ли уже будет, в лучшем случае – восьмым, после семи членов Постоянного комитета Президиума ЦК. Якобы он решил отказаться от борьбы сам, чтобы спасти имидж КПК — вполне «китайская версия», позволяющая сохранить лицо уважаемому политику.

Позиции группировки Ху Цзиньтао, которая в целом умело управляла Китаем все последние годы, оказались ослаблены несколькими скандалами, так или иначе связанными с нарушением партийной этики, в том числе и отставкой одной из самых популярных фигур в КПК Бо Силая, публикацией о многомилионном состоянии председателя Госсовета Вэнь Цзябао. А в марте сын влиятельного секретаря по кадрам, одного из ближайших сподвижников Ху Цзиньтао Лин Цзихуа разбился насмерть, гоняя на «феррари» по Пекину. Проблема заключалась не столько в катастрофе, сколько в том, что инцидент всплыл лишь в сентябре, — тотчас заговорили, что и сам Лин и его наставник Ху постарались скрыть информацию.

Безусловно, нынешний состав Политбюро и прежде всего Постоянного комитета является результатом непростых переговоров между прежде всего влиятельной группировки Цзянь Цзэмина и нового поколения Си Цзиньпина. Западные аналитики пытаются свести все споры к конфликту между «комсомольцами»— выдвиженцами из числа молодых карьерных партийцев, и «принцами» — выходцами из семей крупных партийных работников. Все это риторика из тех времен, когда на Западе пытались понять, что же происходит в СССР, в Китае же ситуация значительно сложнее, учитывая, что речь идет об интересах как минимум трех-четырех групп, которые и формируют элиту в центре и на местах. К тому же это не столько борьба за обладание властью, сколько споры вокруг того, какую тактику и стратегию должен избрать Китай в ближайшие десятилетия.

Сам Си Цзиньпин, будучи сыном одного из руководителей КПК первого поколения, имеет немалый опыт проведения экономических реформ в целом ряде провинций, в том числе в процветающей провинции Фуцзянь. Пока он не публичен, пресса показывает его как мудрого, добродушного, открытого и рационального руководителя. Ему предстоит выстроить новую экономическую политику, причем таким образом, чтобы не поссорить крупнейшие номенклатурно-хозяйственные кланы и формально не менять основных установок на «социализм с китайской спецификой». Можно предположить, что основные трансформации начнутся не сразу, а через два-три года, когда Си Цзиньпин переподчинит себе все основные каналы управления.

Во внешней политике команде Си Цзиньпина придется решать непростые конфликтные ситуации в Южно-Китайском и Восточно-Китайском морях, усиливать позиции на переговорах с Северной Кореей и, самое главное, корректировать отношения с США, которые за последний год вновь подтвердили репутацию умелого игрока в регионе. А вот заметных изменений в отношениях с Россией не будет – сегодня они устраивают обе стороны, хотя ситуация благоволит скорее Китаю.

В любом случае Си Цзиньпин получил исторический шанс плавно вывести китайское общество из наметившихся кризисных тенденций. Пока это «болезни роста», связанные со стремительно и неравномерно развивающейся экономикой, а не структурный кризис.

 

forbes.ru

 

Понравился материал?
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:

Интернет-газета КОНТИНЕНТ на Facebook Интернет-газета КОНТИНЕНТ ВКонтакте Интернет-газета КОНТИНЕНТ в Одноклассниках
Яндекс.Метрика