Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная / Общество / Недостойное послесловие повести о любви

Недостойное послесловие повести о любви

Дмитрий Шепелев
Дмитрий Шепелев

Писать об этом грустно, поскольку, как ни посмотри на ситуацию – тема деликатная, касается реальных людей и связана с горем утраты.

Проблема в том, что сами эти люди постоянно выносят перипетии своих взаимоотношений в публичное пространство. И из-за этого чувствуешь неловкость и дискомфорт душевный.

Речь о взаимоотношениях телеведущего Дмитрия Шепелева, мужа, и Владимира Фриске, отца скончавшейся от неизлечимой болезни Жанны Фриске.

Редкий день обходится без вброса в медийное сообщество информации о том, как вдовец и отец не ладят друг с другом из-за маленького мальчика по имени Платон.

Не стоит повторять все упреки: и потому, что они достаточно известны, и потому, что, как правило, исходят с одной стороны. Владимир Фриске обвиняет гражданского муза своей умершей дочери в финансовых махинациях, в недостойном поведении, в запрете на общение с внуком.

Как видится со стороны без детального знания подробностей и подводных камней ситуации, Дмитрий Шепелев, молодой человек из Белоруссии, с открытым интеллигентным лицом и сдержанным поведением в эфире и вне его, ведет себя при всех нападках на него достойно и последовательно.

Невозможно понять, кто прав во взаимоотношениях двух взрослых мужчин из-за маленького человечка, сына Жанны и Дмитрия.

Несомненно, что смерть дочери стала для Владимира Фриске тяжелым ударом, вероятно, сказалась на его реактивном порой состоянии, раздражительности и эмоциях в том, что касается его формального зятя.

Отец Жанны выдвигает против него все новые и новые упреки, которые сопровождаются угрозами, а теперь и рукоприкладством.

Публика следит за всем этим кошмаром с воспитанным желтой прессой и ТВ вниманием, обсуждает подробности и, наверное, смакует их.

Вспомним некоторые подробности истории, которая закончилась трагически во всех смыслах, в полном соответствии с шекспировской трагедией «Ромео и Джульетта».

Была талантливая певица Жанна Фриске, долгое время участница популярного ансамбля «Блестящие». Потом она занялась сольной карьерой и здесь тоже смогла чего-то добиться, что непросто в российском шоу-бизнесе.

Не раз ей присуждали приз за самую лучшую улыбку. И награда соответствовала оптимистичной, открытой и доброжелательной манере поведения красивой и привлекательной женщины.

Есть Дмитрий Шепелев, который на Первом канале с Юрием Николаевым вел цикл передач «Достояние республики», бенефис артистов и музыкантов прошлых лет.

Держался он достаточно скромно, звездной болезнью телевизионщика не страдал.

Между певицей и телеведущим возникли отношения, кто бы что ни говорил сейчас про Дмитрия (его выбрала Жанна и сделала так, как считала нужным).

Потом родился долгожданный сын. И известно стало случайно о тяжелом недуге: кто-то в московском аэропорту сфотографировал Жанну на каталке перед отлетом в Америку. И разместил демонстративно фото в соцсети.

В тот же день на Первом канале прошла передача Андрея Малахова «Пусть говорят», посвященная Жанне и ее страданиям. Во время передачи открыли счет, и любой зритель смог перевести на него столько, сколько считал нужным.

В общей сложности собрали несколько десятков миллионов рублей. Часть из них Жанна с мужем решили передать на лечение детей. И в той же передаче на том же канале показали тех, кому адресно пошли перечисленные в благотворительный фонд средства. Там был и репортаж о том, как Владимир Фриске благодарил всех, откликнувшихся на семейную беду, связанную с близким ему человеком.

Потом Жанны не стало. И была еще одна передаче в том же формате: уже с упреками Дмитрию Шепелеву. А затем – другая, вроде бы на «России 1».

И послесловие к личной драме известного человека стало разворачиваться, как снежный ком. Претензии, претензии, домыслы, оскорбления, скандалы.

Очевидно, что ради памяти Жанны вряд ли стоило выносить все неурядицы на люди, доходить до судов и полиции, чтобы имя дорогого близким и зрителям человека трепалось постоянно в связи с затяжным конфликтом между родителями певицы и вдовцом, так и не ставшим по стечению обстоятельств официально ее мужем.

Информационные поводы, касающиеся этой непростой семейной драмы, возникают чуть ли ни каждый день: все с большим градусом неприязни и претензий.

Повторю: в атмосферы непрекращающихся обличений Дмитрий Шепелев ведет себя по-мужски, противостоя и родителям, и друзьям, и знакомым певицы.

Кажется, что Платон, о котором только и говорят обе стороны противостояния, давно уже воспринимается ими как фетиш, как идея-фикс, потому что при всем горе утраты родного человека, при всей горечи после случившегося все же думать надо было бы и о памяти Жанны и о том, как сложить, а не разрушить контакты между теми, кто был с нею последние годы ее жизни в родственных отношениях.

К сожалению, все нормы приличия забыты, акцент делается на первенство в воспитании малолетнего ребенка.

И следить за этим даже по заголовкам светской хроники становится все неприятнее, поскольку, кажется, что все здесь вышло из-под контроля и разрыв между взрослыми людьми, имеющими взаимные интересы, становится все неминуемее.

Ясно, что хорошего финала у этой истории – не на сцене, хотя порой впечатление такое, что мы видим банальную пьесу – не предвидится. Разлад все заметнее материализуется в противоправные действия, которые могут закончиться или тюрьмой, или спецлечебницей, или передачей ребенка в детдом.

Почему-то участники плохой пьесы о любви не думают о дальних и даже ближних последствиях и спора о наследстве, в качестве которого выступает мальчик Платон, оставшийся без мамы в раннем возрасте.

Грустно об этом писать. И мало надежды, что конфликт остановится сам собой при любом развитии событий.

А Первый канал – он не упустит своего – расскажет по горячим следам обо всем, что любит выращенная им за десятилетия существования передачи публика.

Для них – шоу, для сторон нескладывающегося диалога – частная жизнь, так продолжающаяся история необыкновенной и желанной любви, позднего материнства.

Жаль, конечно. И больше всего потому, что все описанное происходит как в кино, но в реальной жизни. С ее страстями, переживаниями и разочарованиями. Для тех, кто в ней участвует. Для всех остальных – как сериал, даже с элементами экшна и страстей в мексиканском духе.

Плохо это и неправильно, но, видно, остановиться зрелые мужчины уже не могут. И потому – все используют в доказательство своей правоты, хотя порой лучше промолчать и не вызывать к себе пошлого любопытства.

Стыдно тут еще и то, что иногда кажется, что вся вынесенная на всеобщее обозрение трагедия будто бы специально кем-то подогревается, чтобы отвлечь от того, что действительно требует внимания и размышления.

Будет считать, что случайно мнения мужа и отца Жанны Фриске оказались в фокусе общезначимых событий, а не по чьей-то воле и указке.

Но факт остается однозначным: публике легче думать о семейных разборках, чем о собственной жизни.

Странно не то, что об этом не задумываются, а то, что не хотят подобное понимать и делать правильные выводы о более важных проблемах, чем ссора семейного уровня в контексте селебрити.

Илья Абель

Понравился материал?
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:

Интернет-газета КОНТИНЕНТ на Facebook Интернет-газета КОНТИНЕНТ ВКонтакте Интернет-газета КОНТИНЕНТ в Одноклассниках
Яндекс.Метрика