Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная / Аналитика / Не стой на крови ближнего своего

Не стой на крови ближнего своего

Недавно выходящая в Лос-Анджелесе газета «Панорама» вступила в борьбу за умы и сердца русскоязычных читателей в вопросе отношения к израильскому агенту Йеонатану Полларду.

Как известно, Поллард завершает 28-й год пожизненного заключения без права на условно-досрочное освобождение. Такой приговор был вынесен ему в обход гарантированной американской Конституцией судебной процедуры при помощи внесудебной сделки, условия которой американское правительство нарушило.

Не стой на крови ближнего своегоКак следует из рассекреченных в декабре 2012 г. и широко опубликованных в СМИ докладов ЦРУ и министерства юстиции США, Поллард полностью сотрудничал со следствием, условий сделки не нарушал и никакого реального вреда американской безопасности не нанес.

Тем не менее, Поллард является ЕДИНСТВЕННЫМ в истории США американцем, получившим такой суровый приговор за передачу секретной информации союзному государству. Этот факт получил недавно неожиданное подтверждение, когда после разглашения Эвардом Сноуденом сведений об американском шпионаже против своих союзников, американский президент Обама и госсекретарь Керри спокойно заявили, что ничего особенного тут нет и что это общеизвестный факт: все шпионят против всех, в том числе и против своих союзников. В статьях, которые появились в связи с этими сообщениями, Й. Поллард упоминался как исключительный случай человека, приговоренного в США к пожизненному заключению за шпионаж в пользу союзника Америки — Израиля.

Тем не менее, «Панорама», поддерживая своего автора А. Орлова, опубликовала уже две его статьи, в которых недвусмысленно заявляется пожелание, чтобы Поллард умер в тюрьме (не дай Б-г!). Странная позиция для еврейской газеты… Если бы газета, стремясь подогреть читательский интерес и повысить таким способом свой рейтинг, ограничилась публикацией первой статьи Орлова (в начале апреля 2013 г.) и затем — для сохранения хотя бы видимости объективности — ответного письма в газету (в мае 2013 г.) от группы русскоязычных американцев, которые уже на протяжении многих лет борются за освобождение Й.Полларда и хорошо знакомы с его делом, можно было бы считать вопрос закрытым. В конце концов, американская свобода слова распространяется даже на людей с этически сомнительными взглядами… И, как пишут многие издания, «редакция за мнения авторов ответственности не несет».

Однако «Панорама» заняла другую позицию.

Отредактировав ответное «Письмо девятнадцати» и убрав из него все неудобные для газеты факты, редакция поместила вторую статью Орлова. Как и первая, она была построена на клевете, поддержанной цитатами из американских газет, где на протяжении многих лет регулярно публиковались анонимные «сливы» из американского разведсообщества, продолжавшего мстить Полларду за свой собственный провал — «провороненных» советских агентов, Эймса и Хансена. Ведь, свалив на Полларда все свои провалы — в том числе и потерю ВСЕЙ агентурной сети в СССР и Восточной Европе, — «ассы» американской разведки позволили этим советским агентам работать еще долгие годы на высоких должностях с доступом к оборонным секретам. Тем самым они продолжали наносить непоправимый ущерб американской безопасности, продолжая одновременно обвинять Полларда в СМИ в раскрытии той информации, к которой он не имел доступа и в раскрытии которой он никогда не обвинялся официально. Ссылаясь на такого рода сомнительные источники, можно написать бесконечное множество статей, которые будут столь же лживыми и клеветническими, как и подкрепляющие их источники.

Среди тех, кто, стремясь отвести от себя обвинения, как минимум, в профессиональной несостоятельности, продолжал списывать на Полларда собственные провалы, находится и его бывший начальник Рональд Олив, на чью книгу Орлов ссылается в своей второй статье. Адвокаты Э.Лауэр и Ж.Симмельман, бывшие ранее адвокатами американского правительства и защищающие Полларда на добровольных началах с 2000 г., в статье, опубликованной в Jerusalem Post 26 ноября 2006 г. после выхода книги Олива в свет, охарактеризовали ее как «фантастические измышления, совершенно не соответствующие тщательно сформулированному американским правительством обвинению, которое было подано в суд по делу Полларда».

Я могла бы опровергнуть по пунктам все не менее «фантастические» измышления в обеих статьях Орлова, ссылаясь на многочисленные публикации честных американских авторов, в том числе известных адвокатов, судей, прокуроров и юридических советников правительства США, профессоров юриспруденции, бывших сотрудников правоохранительных органов…

Но я не стану этого делать по той причине, что приведенные мною ссылки будут просто противопоставлены ссылкам Орлова, и моя статья будет представлена как мое «личное мнение». Тем более, что на протяжении многих лет я переводила статьи этих честных американцев на русский язык, и они опубликованы на русскоязычном сайте, где собраны материалы по делу Полларда: http://justiceforpollard.com. Желающие получить более объемную и объективную информацию по делу могут зайти на сайт и прочитать.

Поэтому здесь я представлю не мое «мнение», а интервью эксперта по делу Полларда Анжело Кодевилла, которое было опубликовано еще в январе 1999 г.

Начиная с 1995 г. Анжело Кодевилла является профессором Бостонского Университета, где преподает международные отношения. В 1980 г. Кодевилла был сотрудником госдепартамента в администрации президента Рейгана и членом разведывательной группы переходного периода. Его информация по делу Полларда заслуживает особого внимания в связи с тем, что в период ареста и осуждения Полларда он работал советником особой комиссии Сената по делам разведки.

Хочу лишь добавить, что осенью 2010 г. в Вашингтоне началась кампания за освобождение Йеонатана Полларда, инициаторами которой явились высокопоставленные американские политики и чиновники правительственных администраций, как вышедшие в отставку, так и ныне действующие. Все они, в отличие от авторов статей в русскоязычной прессе, утверждающих, что сторонники освобождения Полларда «просто не знакомы с фактами «, были либо непосредственно знакомы с делом Полларда в рамках своей работы, либо имели неограниченный доступ ко всем материалам дела и могли с ним ознакомиться для определения своей позиции. Большинство из них требуют освобождения Полларда даже не на гуманитарных основаниях, а «для восстановления справедливости». Это беспрецедентная кампания, тем более что среди ее активных участников есть люди, которые еще 10 лет назад высказывались против освобождения израильского агента, а теперь утверждают, что он отсидел уже «сверх меры», и что «пора научиться отличать друзей Америки от ее врагов». Эту кампанию можно объяснить тем, что слишком многие в Вашингтоне знают: Поллард поплатился за то, что раскрыл самый позорный секрет администрации Рейгана (об этом говорит в своем интервью и А. Кодевилла). Раньше эти люди молчали, так как делали карьеры и боялись испортить свое реноме. Теперь карьеры сделаны, пенсии получены, впереди маячит «тот свет», и страшно уходить туда с отягченной совестью. Однако немало среди участников кампании и действующих политиков, у которых совесть заговорила раньше выхода на пенсию. Если бы осенью 2012 г., накануне второй избирательной кампании Обамы, их требование поддержала масса американских евреев, то был серьезный шанс на то, что Обама подпишет помилование. Но американские евреи в подавляющем большинстве вместо этого дали понять, что скорее перекрасятся сами в черный цвет, чем подведут «первого черного в Белом доме».

Прочитав интервью с католиком Анжело Кодевилла, каждый еврей сможет задуматься, насколько «по-еврейски» он лично вел себя по отношению к своему заключенному собрату, и в какой степени он выполнял заповедь «Не стой на крови ближнего своего».

Элеонора Шифрин

 Интервью с Анжело Кодевилла

 25 ноября 2009

Предисловие переводчика

Интервью с Анжело Кодевилла было взято Весли Пеланом и впервые опубликовано в The Washington Weekly 11 января 1999 г. Повторно оно было опубликовано в интернете организацией “Справедливость для Йонатана Полларда” 17 ноября 2009 г. в рамках серии архивных публикаций, которую организация предприняла в связи с началом 25-го года заключения Полларда. В рамках этой серии были опубликованы самые удачные с литературной точки зрения и наиболее информативные публикации прежних лет. Полное собрание всех материалов по делу Полларда и всех связанных с ним публикаций в прессе (на английском языке) за минувшую четверть века, можно найти здесь: http://www.jonathanpollard.org /

Начиная с 1995 г. Анжело Кодевилла является профессором Бостонского 

Университета, где преподает международные отношения. В 1969-1971 гг. он служил офицером американского ВМФ, а с 1976-1978 гг. был сотрудником министерства иностранных дел. С 1978-1985 гг. — высокопоставленным сотрудником комиссии Сената по разведке; в 1980 г. — сотрудником госдепартамента в администрации президента Рейгана и членом разведывательной группы переходного периода. Его информация по делу Полларда заслуживает особого внимания в связи с тем, что в период ареста и осуждения Полларда он работал советником особой комиссии Сената по делам разведки.

Публикуемое здесь интервью было взято у Кодевиллы по следам статьи 

Правосудие и Джонатан Поллард”, которую он написал в соавторстве с тремя выдающимися юристами — Ирвином Котлером, Аланом Дершовицем и Кеннетом Лассоном — и которая была опубликована в газете Washington Post.

Честность Кодевиллы и его нежелание выбирать выражения поражают, когда он прямо и откровенно опровергает фальшивые обвинения в адрес Полларда, напечатанные в статье за подписью четырех бывших директоров

военно-морской разведки. Со всем весом своего авторитета — как советник комиссии по разведке, видевший самые секретные документы по делу Полларда — Кодевилла обвиняет ЦРУ и ФБР в наглой и злонамеренной лжи относительно роли Полларда и его помощи Израилю в 1980-е годы.

 ***

Весли Пелан

 Немногие вопросы в новейшей истории стали объектами такой повышенной политической чувствительности, как судьба Джонатана Полларда, бывшего офицера (это ошибка журналиста: Поллард никогда не был офицером, он был вольнонаемным аналитиком — Э.Ш.) разведки военно-морского флота, осужденного за шпионаж в пользу Израиля в 1980-е годы.

Дело Полларда снова стало сенсационным в октябре 1998 г., когда премьер-министр Израиля Биньямин Нетаниягу просил президента Клинтона освободить Полларда в рамках Соглашения Уай. Как писал в New York Post Ури Дан (израильский журналист, приближенный и апологет Ариэля Шарона — прим. Э.Ш.), за три дня до завершения переговоров (в Уай — Э.Ш.) Клинтон пообещал Нетаниягу выполнить эту просьбу. Это, как сообщалось, рассердило директора ЦРУ Джорджа Тенета, который пригрозил отставкой в случае, если Клинтон выполнит свое обещание. (Много лет спустя, уйдя в отставку, Дж. Теннет опроверг эту широко растиражированную ложь. — Э.Ш.) Пытаясь спасти лицо, президент направил письма всем агентствам, попросив у них информацию и рекомендации по этому делу. Это, в свою очередь, огорчило чиновников министерства юстиции, которые считали, что ведущая роль в рассмотрении просьбы о помиловании в крупнейшем шпионском деле должна принадлежать им. (Более подробно о том, что происходило в Уай-плантейшн вокруг освобождения Полларда «7 канал» публиковал в материалах: «“Дело Полларда” как средство запугивания евреев США» и «Тенет: в продолжении заключения Полларда виноват Денис Росс».)

Так обстояло дело, при очевидном единогласии всех «информированных» экспертов в вопросах национальной безопасности и юриспруденции, вплоть до 2 января 1999 года. В этот день газета “Вашингтон пост” опубликовала статью четырех университетских профессоров, утверждавших, что Президент действительно должен был предоставить помилование Полларду. Статья вызвала немедленные негативные отклики, в том числе возмущенное письмо в газету от Винсента Каннистрано, бывшего главы разведывательных программ в Совете Национальной безопасности, и статью в “Вашингтон таймс” конгрессмена Портера Гросса, председателя постоянной особой комиссии Конгресса по разведке.

Среди авторов статьи в “Вашингтон пост” был Алан Дершовиц, которого легко было определить как сторонника Клинтона, но был и Анжело Кодевилла, консерватор-республиканец. Почему консервативный республиканец, известный как эксперт по вопросам национальной безопасности, выступает в защиту помилования Полларда?

 Мы позвонили Кодевилле, чтобы выяснить это.

 — Вы выступили соавтором статьи с Ирвином Котлером, Аланом Дершовицем и Кеннетом Лассоном, которую озаглавили “Правосудие и Джонатан Поллард”. Как случилось, что все вы четверо объединились для написания этой статьи?

 Кодевилла: Между нами, четырьмя соавторами, очень мало общего: Алан Дершовиц светский либеральный профессор юриспруденции в Гарварде; Кен Лассон ортодоксальный еврей и либерал; политической позиции Котлера я не знаю; я же являюсь консервативным католиком. Единственное, что нас объединяет, это стремление к справедливости и забота о правосудии. Мы верим, по очень разным причинам, что Джонатан Поллард был лишен правосудия и справедливости. Мои соавторы придерживаются такого мнения вследствие их знакомства с юридическими аспектами этого дела. Я знаю, что с ним поступили несправедливо, ввиду моего знакомства с разведывательными и политическими аспектами дела.

 — Когда вы говорите, что он не получил правосудия, что вы имеете в виду?

 Кодевилла: Ну, для начала давайте покончим с одним вопросом. Джонатан Поллард совершил акт шпионажа. Он нарушил закон и был справедливо приговорен к тюремному заключению. Однако средний приговор за шпионаж в пользу союзника — в отличие от врага — человеку, который к тому же признает себя виновным, тем самым избавляя США от неудобного судебного процесса, составляет примерно семь лет, из коих реальный срок заключения не превышает четырех лет (выделено мною — Э.Ш.). Джонатан Поллард приговорен к пожизненному заключению и отбыл в тюрьме уже больше тринадцати лет.

 — Правда ли, что Полларда держат в подвале?

 Кодевилла: Это было правдой. На протяжении первых семи лет его заключения он содержался в одиночной камере, три этажа под землей, в подвале тюремного здания. Это экстраординарное наказание. С Алдричем Эймсом никогда так не обращались. Не обращались так и с Джоном Уокером. Хотя Эймс и Уокер, несомненно, нанесли Соединенным Штатам максимальный возможный ущерб. В случае Уокера можно сказать, что если бы в 1970-1980-е годы между СССР и США шла война, Советский Союз одержал бы в ней победу, в основном благодаря усилиям Джона Уокера. Уокер передал им возможность читать все наши сообщения от ВМФ, а, следовательно, и множество других сообщений, производившихся американскими машинами-кодировщиками.

 — А что конкретно сделал Эймс?

 Кодевилла: Эймс возглавлял отдел СССР и Восточной Европы в контрразведке ЦРУ. В его компетенцию входила оценка всей разведывательной информации, поступавшей от наших агентов в СССР. Этот человек передал советским резидентам данные относительно всех без исключения американских агентов, работавших в СССР. Это позволило Советам поймать или перехватить этих агентов. Это означает, что вся развединформация — и я имею в виду именно ВСЯ — приходившая от человеческих источников в СССР, начиная с 1985 г. и вплоть до развала СССР, полностью фабриковалась в КГБ. Любой читатель “Нью-Йорк таймс” получал значительно более правдивую картину происходившего в СССР, чем президенты Рейган и Буш. Те люди, которые сидели на вершине разведывательной пирамиды, получали информацию, которая тщательно фабриковалась в КГБ в Москве.

 — Можно ли сравнить полученные ими приговоры с приговором Полларда?

 Кодевилла: Все трое получили пожизненное заключение. Однако они совершенно несравнимы. Поллард был вольнонаемным аналитиком разведки уровня GS-12, без доступа к жизненно важным секретам.

 — Что это означает?

 Кодевилла: Это сотрудник с зарплатой порядка 40 тысяч в год, едва-едва в рядах профессионалов.

 — Что именно передал Джонатан Поллард израильтянам?

 Кодевилла: Он передал им ту часть текущей американской развединформации, которую они до этого регулярно получали, но которую США отрезали после 1981 г. Как вы знаете, Америка имеет долгосрочные взаимовыгодные двусторонние отношения с Израилем. Мы даем Израилю массу информации. В 1981 г. Израиль воспользовался частью этой информации для удара по Ираку и уничтожения иракского ядерного реактора. Бобби Рэй Инман, в то время бывший заместителем директора ЦРУ, был сильно обозлен этим и распорядился отрезать солидную долю передаваемой Израилю информации.

 — Из-за этого удара по Ираку?

 Кодевилла: Да. Я был в помещении для слушаний сенатской комиссии по разведке, когда вошел Бобби Рэй Инман и рассказал нам, как он возмущен тем, что израильтяне разрушили иракский ядерный реактор. Он сказал нам, что США предпринимали “изощренные и очень успешные усилия” для превращения Саддама Хусейна в столп американской внешней политики на Ближнем Востоке. А израильтяне, со своей неуклюжестью, как он это выразил, не поняли Саддама Хусейна. Они решили, что этот реактор представляет для них опасность, что Саддам создает ядерное оружие. Наше ЦРУ знало лучше и было в бешенстве от того, что израильтяне это сделали. В результате Инман в одностороннем порядке обрезал поток разведывательной информации в Израиль. Джонатан Поллард был молодым еврейским аналитиком разведывательной информации, который допустил ошибку, взяв на себя передачу израильтянам той информации, которая была для них отрезана. Она состояла из “продуктов” разведки. Я подчеркиваю — “продуктов”. Это были фотографии, сделанные спутником, всевозможные доклады, электронные указания и т.д. и т.п. Джонатан Поллард не мог передавать кодов, так как к кодам он никакого доступа не имел. Аналитики уровня GS-12 не имеют доступа к кодам.

 — Но имел ли он доступ к спутниковым фотографиям американских ядерных установок и советских ядерных установок?

 Кодевилла: Нет, не к американским. Он имел доступ к различным спутниковым снимкам, которые представляли интерес для израильтян.

 — Передавал ли он им фотографии советских установок?

 Кодевилла: Он передавал им преимущественно ближневосточную информацию. Вы должны понять, что с разведывательной точки зрения, тема донесения, проистекающего из любого разведывательного источника, несравнимо менее важна, чем сам источник. О чем разведчики справедливо пекутся — это о своих “источниках и методах”. Именно к этому у Полларда доступа не было. Сравните то, что делал Поллард —передача спутниковых фотографий — с тем, что сделал Вильям Кэмпелис в1978 г. Он продал оперативные руководства к KH-11, который является нашим единственным фотографирующим спутником. Это была большая книга, которая рассказывала, как спутник работает, как он использовался, какое у него было расписание и т.д. Кэмпелис был приговорен к 40 годам заключения, но лет пять назад (то есть примерно в 1994 г. — прим. переводчика) был освобожден, отсидев всего около 14 лет. Поллард, который никогда не передавал никаких оперативных руководств никаким разведкам, отбывает пожизненное. Передал он всего лишь сделанные спутником фотографии. С точки зрения источников, эти фотографии не отличались от тех, что США передавали Израилю. Ведь Америка продолжала давать Израилю фотографии южной и западной Сирии. Поллард передавал им фотографии восточной Сирии и Ирака. Так что в отношении источников спутниковой разведки он никакого ущерба не причинил.

 — Но газетные репортажи говорят, что он передал израильтянам количество документов, которое заняло бы целую комнату.

 Кодевилла: Это ложь.

 — Они говорят о многих кубометрах документов.

 Кодевилла: Ложь — это неправда, в отношении которой известно, что это неправда. Представители разведки, которые это говорят, включают в число якобы переданных документов все документы, перечисленные в библиографиях и в оглавлениях к документам, которые Поллард передал. Иными словами, если Поллард передал книгу с библиографией, содержащей 50 книг, то ему инкриминировалась передача 50 книг — причем, обратите внимание, неофициально, потому что следует делать различие между тем, что ему неофициально инкриминировалось, и за что он реально был наказан, и тем, что ему инкриминировалось официально. Если сложить вместе все эти книги, указанные в библиографиях ко всем документам, которые он передал, то можно сказать, что они заняли бы небольшую комнату. Но то, что на самом деле он передал, уместилось в семи полных портфелях — не больше и не меньше. Семь портфелей — это не комната, разве что в воображении бесчестных людей.

 — Некоторые говорят, что он сорвал американскую операцию по подслушиванию советских подводных линий. Есть ли правда в этом?

 Кодевилла: Эти люди просто понятия не имеют, о чем они говорят. Подводные морские линии скомпрометировал человек по имени Рональд Пелтон.

 — Каким образом он их скомпрометировал?

 Кодевилла: Рональд Пелтон был аналитиком в НАСА и работал в проекте по переводу и анализу информации, получаемой с подводных морских линий. Мы имели два таких подслушивающих устройства и работали над внедрением третьего. Все они без исключения были самыми высококачественными источниками, которыми обладали США. Пелтон просто продал эту информацию прямо в СССР. Пелтон получил 40 лет. Поллард не выдал вообще никаких источников и методов. Он получил пожизненное.

Но вернемся к вопросу, за что Поллард наказан. В обвинительном заключении, по которому он согласился признать себя виновным, не было обвинений в раскрытии каких-то источников и методов. В нем не было обвинений в передаче целой комнаты чего бы то ни было. После заключения внесудебной сделки с признанием вины и непосредственно перед вынесением приговора имело место одностороннее представление документа судье со стороны Каспара Вайнбергера (министра обороны в администрации президента Рейгана — прим. пер.). Представленный им меморандум совершенно выходил за рамки обвинительного заключения. Его содержание никогда не было предано гласности. Не было оно оглашено и сенатской комиссии по разведке или президентскому консультативному совету или совету по надзору за разведкой. Но этот меморандум содержал ложь, что Поллард явился причиной смерти бесчисленных американских агентов. Он также утверждал, что якобы израильтяне продали часть (полученной от Полларда) информации Советскому Союзу. Все эти вещи не только не соответствуют истине, но и сам Вайнбергер знал, что это неправда.

Вопрос, который был центральным в нашей статье в «Вашингтон пост» касался того, что ни один американец не должен подвергаться наказанию на основании информации, которая не была представлена на рассмотрение непредвзятого органа и не была представлена для опровержения. Вы спрашиваете, что общего может быть у консерватора с Аланом Дершовицем по такого рода вопросу. Но речь не идет об Алане Дершовице и Анжело Кодевилла — вопрос, скорее, касается Джорджа Вашингтона и Александра Гамильтона и Эйбрама Линкольна.

 — Вторичным возражением со стороны читателей вашей статьи может быть, что многие люди заключают сделки с признанием своей вины, но эти сделки не являются обязующими для судьи. Обязанностью судьи является принять наилучшее решение, исходя из разумности и нужд американской безопасности.

 Кодевилла: Судьи в англо-саксонской традиции должны писать мнения, объясняющие их решения. Судьи должны оценивать свидетельства и противопоставлять их аргументам, представленным им в ходе суда. Судьи не должны просто прислушиваться к словам какого-то властного лица, шепчущего им на ухо. В случае данного судьи, он позволил использовать себя Вайнбергеру, который ему солгал и представил лживый меморандум. Я считаю это поведение Вайнбергера позорным, а поведение судьи — ниже американских стандартов.

 — Это подводит к следующему вопросу: что было мотивом Вайнбергера, когда он подал судье лживый меморандум?

 Кодевилла: Это самый интересный из всех вопросов, и ответ заключается в следующем: позор за глупейшую и провальную политику, в которой к тому же он имел личный интерес. Эта политика заключалась в строительстве Ирака, и это была политика, во имя которой Вайнбергер и большинство остальных в американской администрации принесли в жертву истинные американские интересы в 1980-е годы. Вплоть до кануна (первой) Войны в заливе правительство Америки не могло поверить, что Саддам Хусейн будет играть не ту роль, которую написали для него лучшие умы в администрациях Рейгана и Буша.

 — Я помню, что посол США в Ираке, Эйприл Гласпи, встречалась с Саддамом Хусейном за несколько дней до вторжения американских войск в регион. В иракской стенограмме беседы она, как сообщалось, сказала Хусейну, что пограничный конфликт с Кувейтом — это “арабская проблема”, в которой США не слишком заинтересованы.

 Кодевилла: О, да. Посол Гласпи попала за это в опалу у администрации Буша. А фактически, она просто следовала официальной линии американского правительства. Она сама не питала наивных иллюзий в отношении Саддама. Она лишь честно проводила наивную американскую политику. Но это лишь самая маленькая часть всего дела. США делали значительно больше, чем просто выражение мнения. Мы поставляли Саддаму Хусейну не только оружие, но и разведывательную информацию и нашу снисходительность. Я помню, как Бобби Рэй Инман пришел в сенатскую комиссию по разведке и рассказал нам, что мы вычеркнули Ирак из списка стран, поддерживающих террор. Сенаторы расхохотались в ответ.

 — Когда это было?

 Кодевилла: Это было в 1982 году.

— Какую должность вы тогда занимали?

Кодевилла: Я был старшим сотрудником комиссии Сената по разведке.

— Кто был вашим непосредственным боссом?

Кодевилла: Сенатор Малькольм Уэллоп из штата Вайоминг. Главное, что мы позволили, лицензировали и финансировали большие американские корпорации для строительства там заводов, и мы подталкивали большие европейские страны к строительству заводов там. Инфраструктура, которую мы сейчас бомбим в Ираке, и которую мы бомбили во время Войны в заливе, была построена, преимущественно, американцами, финансировалась нами и получила от нас лицензии. Теперь мы подходим к глубоко и лично позорной части. Одной из заинтересованных компаний был “Бехтель”, с которой Каспар Вайнбергер и Джордж Шульц, соответственно министр обороны и госсекретарь, имели близкие личные отношения.

— Каково было участие этой компании?

Кодевилла: Они построили одно из предприятий, которое позднее начало

производить химическое оружие. Какова же роль Полларда во всем этом? Он дал Израилю сделанные американским спутником фотографии этих фабрик, вместе с американской разведывательной оценкой того, что производили эти фабрики. Эти фотографии и разведывательная оценка противоречили тому, что официально говорили израильтянам американцы. Поэтому израильтяне приезжали в Америку и на официальных встречах называли людей вроде Вайнбергера лгунами, что этим чиновникам, конечно, сильно не нравилось.

— Было трудно выдержать правду?

Кодевилла: Правду всегда трудно выдерживать. Единственное преступление, за которое в Вашингтоне действительно наказывают, это озвучивание правды. Если вы скажете правду, вас вряд ли простят.

— Один из циркулирующих слухов гласит, что Поллард не мог выполнять свою шпионскую работу один, что он был на слишком низком уровне. Что вы думаете об этом?

Кодевилла: Суть правды в этих слухах заключается в том, что он, вне всякого сомнения, не мог сделать всего того, в чем его неофициально обвиняют.

— Я понимаю.

Кодевилла: Он, конечно, не мог сделать всего того, в чем его обвиняют, потому что он работал на очень низком уровне. Ключевым документом в деле Полларда является обвинительное заключение. Если вы сравните обвинительное заключение с фантастическими обвинениями, которые ему приписывают, вы обнаружите, что они просто несравнимы. Вы скажете: “Мы говорим о двух разных людях”. Есть человек, который был обвинен в определенных вещах, и есть человек, о котором говорят, что он крупнейший шпион века.

— Так он был осужден не на основании обвинительного заключения, а на основании фальшивой информации Вайнбергера?

Кодевилла: Именно это я и пытаюсь вам здесь сказать.

— Ох, трудно пробиться через все слои индоктринации СМИ по этому делу.

Кодевилла: Он был приговорен на основании того, что было нашептано на ухо судье-соглашателю.

— Человеком, который был лично заинтересован в таком исходе?

Кодевилла: Совершенно верно. Это называется словом КОРРУПЦИЯ. Это злоупотребление властью. Если вы хотите знать, почему Анжело Кодевилла занимается этим делом, то это потому, что я считаю злоупотребление властью антиамериканской деятельностью.

— Как человек, который участвовал в республиканской политике на национальном уровне, как может отразиться статья в «Вашингтон пост» и это интервью на вашей карьере?

Кодевилла: Это не имеет значения. Республиканской партии пора позаботиться о том, чтобы начать говорить правду. На протяжении вот уже ряда лет она пытается пробиться вперед посредством умничанья. Она провалилась, и она заслужила этот провал. В любом случае, дело Полларда это еще один тест для нас — проверка, заботит ли нас, американцев, республиканцев и демократов, правда или защита властных прерогатив тех, кто во власти. Мы, соавторы статьи, разделяем мнение, что ни один американец не должен быть осужден на основании слов, нашептанных судье на ушко. И если эти слова нашептаны кем-то на высокой должности, то тем хуже.

Впервые опубликовано в The Washington Weekly 11 января 1999 г. перевод

Элеоноры Шифрин, личного представителя Й.Полларда по связям с русскоязычными СМИ

.
.
.

Понравился материал?
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:

Интернет-газета КОНТИНЕНТ на Facebook Интернет-газета КОНТИНЕНТ ВКонтакте Интернет-газета КОНТИНЕНТ в Одноклассниках
Яндекс.Метрика