Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная / Аналитика / Не левый и не правый

Не левый и не правый

Много возмущенных комментов в ФБ по поводу вынесения приговора израильскому солдату, который стрелял в палестинца, то ли раненого во время его нейтрализации, то ли уже убитого.

К сожалению, эмоции в этом случае довлеют над логикой.

Известно, что в Израиле особое отношение к армии, в чем проявляется подлинный патриотизм. Как и особое отношение к тем, кто во всех подразделениях ее служит, вне зависимости от пола и возраста, а также – что немаловажно, и происхождения.

И потому история разбирательства поступка солдата, который якобы добил террориста, вызвала волну отклика, а обвинительный приговор – возмущение.

Поскольку я территориально вне ситуации, то буду обращаться к безоговорочно доказуемым фактам.

Речь идет о человеке, который принял воинскую присягу. А это означает, что его действия должны быть в соответствии с Уставом, который он лично и публично обязался выполнять. Если в Уставе прописано поведение военнослужащего в той ситуации, в которой оказался подсудимый в данном случае, то его действия должны рассматриваться только в контексте соблюдения Устава или нарушения его. Все остальное – важно, но все же не должно влиять на решение суда.

По той немногой информации, что лаконично просачивалась в интернет-заметках можно сделать вывод и, к сожалению, вполне однозначный, что данный конкретный военнослужащий вроде бы нарушил инструкцию. Его действия потому вполне подпадают под статью о превышении полномочий.

Кроме того, известно, что его служба не связана была с участием в боевых действиях.

Да, защита строилась на том, что ему показалось, что палестинец дернулся, что воспринималось им как попытка произвести самоподрыв. Да, вроде бы в ходе судебного разбирательства предоставлено было заключение медицинское, из которого следовало, что иногда уже умерший человек может в какой-то момент совершить рефлекторное движение, что, в свою очередь, мгновенно и четко по обстановке было подсудимым истолковано однозначно. И тогда его выстрел есть самозащита, связанная с необходимостью спасения себя и товарищей.

И тогда выходит, что его надо оправдать.

Но повторю – есть Устав, есть инструкция, есть роли, которые каждый участник операции по нейтрализации террористов обязан был исполнять.

И рассматривать инцидент этот надо только в контексте того, что сказано выше в контексте соблюдения того, что прописано статьями Устава.

К сожалению, процесс данный имеет более политическую, чем юридическую подоплеку. Израильская юстиция, может быть, хотела на данном примере показать, что для нее закон превыше всего. Но решения суда привело к расколу в обществе, политкорректность не оказалась превалирующей в отношении части израильтян, наверное, прежде всего – русскоязычных – к тому, как закончился конкретный судебный процесс.

В таком аспекте стоит обратить внимание только на одно: право должно быть самим собой, несмотря ни на что. То есть, строгим соблюдением буквы и духа соответствующего закона, и ничем иным, как бы ни казались важными в репутационных моментах перипетии происшедшего разбирательства конкретного случая.

И самое важное. Как ни грустно об этом говорить, Израиль более светское государство, порой – демонстративно светское. А поскольку это так, то и судебные прения в нем происходят, если не касаются вопросов гиюра и брака, чаще всего в светском ракурсе. И тогда – чего же вы хотите от судей. Они люди, которые живут в своем государстве, исполняют те законы, которые в нем приняты. Несомненно, есть, как и везде – человеческий фактор, возможны, как и везде, ошибки, недопонимание, как и все, что имеет отношение к суду, если им занимаются в контексте светских атрибуций права. Вопрос, однако, не в том, лучше ли религиозное право светского или последнее – превыше всего. Для государства Израиль такого вопроса вообще не должно быть, поскольку оно существует на Святой Земле. Правда, только незначительная часть его граждан живет по тем законам, которые даны свыше. А большинство – по тем законам, которые приняты за почти 70 лет существования еврейского государства.

Поэтому претензии должны, на мой взгляд, быть к самим себе, а не только к суду, который в известном на протяжении нескольких месяцев деле вынес обвинительный приговор, несмотря ни на что.

Тривиально, но верно – суд таков, каковы законы, нравятся они или нет. С поправкой на воинскую составляющую, на политическую атмосферу в Израиле и вне его, на все, что есть данность нынешнего этапа развития государства Израиль.

Таким образом, пенять на суд нечего. А вот менять что-то в себе и в государстве, как мне представляется из диаспоры, необходимо. И прежде всего, для единства народа, для того, чтобы в стране не было раскола подобного рода, чтобы она смогла быть той, какой обязана быть по своему извечному статусу.

P.S. Прекрасно понимаю, что моя позиция, скорее всего, вызовет шквал недовольства и нареканий, пусть и обид и оскорблений. Но очевидно все же при внимательном чтении текста, что написан он достаточно корректно и неравнодушно. Если читать его без предубеждения и желания одно подменить другом: по сути, он о вере, а не о суде, о том, что в ответ мы всегда получаем то, что заслуживаем, о том, что у каждого собственная жизнь и своя ответственность за нее. Как и о том, что не надо загонять себя в гетто мнений, стереотипов, догм и банальностей вместо того, чтобы честно сказать себе, что перемены не то, что возможны, а необратимы. На любом уровне, начиная с самого себя.

Илья Абель

Понравился материал?
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:

Интернет-газета КОНТИНЕНТ на Facebook Интернет-газета КОНТИНЕНТ ВКонтакте Интернет-газета КОНТИНЕНТ в Одноклассниках
Яндекс.Метрика