Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная / Аналитика / Наработки от лукавого

Наработки от лукавого

Новая волна террористических актов по всему миру, – а опыт показывает, что они будут только продолжаться и наращивать обороты с учетом того, что на полях сражений в Сирии и Ираке ИГИЛ (Исламское государство Ирака и Леванта) вынуждено отступать, – заставляет более пристально вглядеться в механику этого явления, представляющую несомненный интерес. Ведь наряду с рядовыми солдатами-фанатиками, берущими в руки оружие во имя Аллаха, вербовать которых можно по всему миру даже с помощью Интернета, существуют и «смертники», готовые пожертвовать жизнью ради «великой цели». Кстати, ученые из университета Питтсбурга определили, что молодежь, неустанно просиживающая свою жизнь в Фейсбуке, Твиттере, Инстаграме, крайне сильно подвержена чувству социальной изоляции (хотя по идее должно было быть все наоборот?!), они отрезаны от реального социума, а стало быть, куда быстрее подвергаются воздействию людей, готовых их использовать в своих корыстных целях.

«Наработки» в данном случае достаточно стары, как и сам процесс «создания». Они успешно использовались не только в давнем средневековье, во времена ассасинов, но и в прошлом веке, когда те же методики, в той или иной мере, взяли на вооружение «красные бригады в Италии», «Ирландская республиканская армия», «Фракция Красной армии» в ФРГ, «Фронт национального освобождения Корсики», «Объединенный фронт освобождения Ассама» (Индия) и несколько палестинских организаций и группировок (список отнюдь не полный).

«Чтобы создать из человека смертника, нужен другой человек», – как-то в сердцах бросил руководитель британской М-5, занимающийся как раз проблемами борьбы с терроризмом. И он был прав.

Человеку свойственен инстинкт самосохранения, это заложено в его генетическом коде и чтобы преодолеть его требуются немалые усилия и долгая система «разработки» конкретного объекта. В первую очередь на пути молодого человека, юноши, подростка или женщины-девушки-девочки (наблюдают за ним еще загодя до этого, собрав весь объем необходимой информации) возникает «Учитель», который ведет разговор на отвлеченные темы вроде бы совсем не связанные с предстоящей «миссией». Это разговор о Всевышнем, о его могуществе и непреклонности, о вечной душе, об отстраненных материях, касающихся этнического и социального неравенства, но без злости, без фанатизма, без вдалбливания в мозг простейших формулировок и мыслей… «Учитель» словно посредник между человеком и Богом, – мудрый, всезнающий и готовый все простить, ведь он вещает от имени Его… И будто прокладываться незримая нить между реальностью и мечтой, нить, способная в дальнейшем выдержать все, что угодно и отрицающая любую возможность сомнения и неуверенности, ведь Он с тобой и отныне будет с тобой всегда…

И тут на место «Учителя» приходит «Наставник». Он куда более жесток и точен в своих формулировках: никакой возможности для иного толкования – приказ есть приказ, а значит, подлежит неукоснительному исполнению. «Наставник» в своей ипостаси «художник», расписывающий мир в две краски: белую и черную. Все предельно просто – пространство разделено надвое: там – враги, тут – друзья, ты должен ненавидеть первых и любить вторых, надо знать врага и готовиться к встрече с ним (имеется в виду духовная подготовка), причем, враг может предстать в любом обличье – женщины, старика или ребенка, но ты сделаешь благое дело, лишив его жизни (изначально грешной и неправедной), ведь потом у него будет шанс изменить ее, стало быть, ты не зло, а добро, не убийца, а благодетель. Фразы «Наставника» не отличаются витиеватостью, они всегда конкретны и сказано по существу. Он человек дела. Он поможет тебе перебороть старые привычки и по-иному взглянуть на мир. И если раньше тебе казалось, что человек, берущий в руки автомат, чтобы на площади расстрелять толпу, подвергает опасности жизнь и благополучие своих близких, то теперь ты знаешь – им будет куда лучше, если в семье окажется «шахид». Он не только вознесется сам, не дожидаясь Судного дня, в рай, но и проложит дорогу туда своим родным и близким, которым, несомненно, помогут после его «жертвы»: «Наставник» обещает, а он всегда выполняет свои слова – и тому есть многочисленные примеры, довольно известные: семьям шахидов перечисляются немалые деньги, им выстраивают дома, если власти, в наказание, разрушают имеющиеся, и в беде никого не оставят…

Если «Учитель» занимался подготовкой почвы, разрыхляя и удобряя ее, то «Наставник» закладывает семена грядущего урожая, чтобы плоды с этого дерева снял «Куратор». А этот, как правило, бывший или нынешний полевой командир или руководитель боевой ячейки, готовый принять под свои знамена нового бойца. И именно его приказ должен быть выполнен. «Куратор» – жесток, тверд и всегда идет до конца. Если, вдруг, оказывается, что человек не подготовлен должным образом или в чем-то начинает сомневаться, то прибегает к прямому методу запугивания (ты отступишь – твоим родичам не жить, ибо ты предал святое дело). У «Куратора» под рукой всегда имеются тщательно законспирированные группы «прямого воздействия»: дядю поражает инфаркт, двоюродная сестра попадает под автомобиль, на кузена сваливается плита, и он понимает (ему дают понять!) – это не случайности, а только начало возмездия… и если ты продолжишь упорствовать в своем упрямстве, все станет еще хуже, а вот если нет… ты обязан совершить предначертанное. И происходят взрывы в городах Европы, Азии и Африки, когда каждый, идущий перед тобой в толпе, может оказаться именно тем человеком, способным без колебаний взорвать себя и окружающих…

Сейчас будут много говорить о борьбе с терроризмом (тема эта актуальна и, увы, останется такой еще на неопределенный период времени): умные мужи с должным видом станут рассуждать о корнях и причинах террора, а представители спецслужб – устраивать многочисленные тайные совещания, не менее законспирированные, чем сборища самих террористов о которых мы знаем куда меньше чем хотелось бы. Но возникает страх и чтобы преодолеть его, люди порой готовы пойти на самые неадекватные поступки, как, скажем, публичное высказывание бывшего госсекретаря США Мадлен Олбрайт, пожелавшей перейти под конец в жизни в ислам (при наличии еврейской крови и приверженности к католицизму) – пожилая женщина просто боится, что ей припомнят девяностые годы, когда она «рулила» и тоже пыталась сражаться с этим драконом. Тем более что вроде бы у ИГИЛ появилось спецподразделение «Копье Аллаха», готовое воздавать бывшим «неправильным» политикам и генералам. Страх многое может объяснить.

Чтобы покончить с этим на редкость живучим чудищем, у которого на месте срубленной головы тут же появляются новые, необходимо тотальное объединение всех сил, а оно, если мыслить реально, невозможно – уж слишком далеко страны и народы ушли друг от друга благодаря «холодным войнам», экономическим кризисам, резко различающимся уровнем жизни, да и элементарной этнической неприязни, изначально свойственной любому человеку (он – не наш, значит, он – чужой, а если он чужой, то, стало быть, – опасен…). И все-таки действовать надо, сражаясь с этим злом на всех фронтах, и те, которые оно уже открыло и те, где только собирается проявить себя. И на сей счет у человечества имеются свои, оригинальные, «наработки», исходящие из многовекового опыта. Но об этом – в следующий раз: тема серьезная и требует всестороннего подхода.

Михаил Кагарлицкий

Данный материал написан на основе материалов американских, английских и австралийских спецслужб, появившихся в течение последних месяцев в Интернете.

Понравился материал?
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:

Интернет-газета КОНТИНЕНТ на Facebook Интернет-газета КОНТИНЕНТ ВКонтакте Интернет-газета КОНТИНЕНТ в Одноклассниках
Яндекс.Метрика