Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная / Аналитика / «Нам следует ждать досрочных выборов в Госдуму»

«Нам следует ждать досрочных выборов в Госдуму»

Бывший шеф-редактор «Русского журнала» политолог Борис Межуев полагает, что основными чертами новой политической повестки будут попытки власти нарядиться в «мягкие одежки» — снизить уровень страха в обществе перед карательной машиной, стремление к максимально беспроблемному транзиту властных фигур и, как и ранее, желание установить как можно более прочную политическую стабильность. Только на этот раз — с помощью реальной политики, а не политтехнологическими методами. Правда, по мнению эксперта, конфликт с США здесь может все испортить.

Борис Межуев  Фото: Илья Питалев/Коммерсантъ
Борис Межуев Фото: Илья Питалев/Коммерсантъ

Борис Вадимович, с осени у нас уже привыкли ждать новой политической повестки. Как думаете, что будет заявлено?

Думаю, это будет зависеть не в последнюю очередь от результатов московских выборов. Именно там сейчас новая повестка, если так можно сказать, и тестируется. Тестируется [через результат выборов] также, что характерно, и результат этого тестирования: определяется актуальность перемен в сторону либерализации. Тех самых, о которых мы с вами говорили еще в прошлом году. А перемены эти вполне назрели. И, я думаю, они вполне возможны. Но только если московские выборы не кончатся каким-нибудь фиаско.

В смысле, фиаско для провластного кандидата – Сергея Собянина?

Да, вообще и конкретно для партии власти, и для первого кандидата, соответственно. Дело в том, что кандидат №2 [Алексей Навальный – «Полит.ру»] не очень проявляет готовность поддерживать наших либерализаторов и взаимопонимания с ними не ищет. Поэтому сам он вряд ли способен добиться серьезных политических перемен, он о них только заявляет. Мне это кажется важным.

Но если он наберет хотя бы существенный результат на выборах и развернет после этого в Москве какую-то серьезную политическую активность (а о такой возможности представителей власти в нашем экспертном кругу уже прямо предупреждают), то возникнет прямой вопрос. А именно, стоит ли власти продолжать тот либерализационный курс, который сегодня отражен в появлении большого количества новых партий, привлечения и в регионах, и в Москве оппозиционных кандидатов и так далее. Но в этом случае прогнозировать повестку уже крайне сложно.

Но допустим, этого все же не случится и все пойдет по плану — каков стратегически будет этот план?

Ну, если говорить о самых очевидных вещах… Я, имейте в виду, не являюсь официальным глашатаем курса власти, для этого есть другие люди типа Алексея Зудина.  Но описать этот курс можно. Обращаясь, опять же, к нашему предыдущему разговору, я считаю, что попал абсолютно в точку. И та идея, о которой я говорил, будет претерпевать развитие.

Идея состояла, собственно, в следующем – власть стремилась доказать и самой себе, и избирателям, что она электорально избираема, при том неплохо избираема. Что у нее нет оснований для серьезной паники. Задача была – убрать эту панику. Теперь уже нет никакой паники. И если (и как раз это окончательно должны показать московские выборы) электорально все вопросы решаемы, то для этой паники ни сейчас, ни в каком-то обозримом будущем нет никакого повода. И, следовательно, (и это как раз должно быть чертой нового курса) нет смысла вкладываться в какие-то политтехнологические решения. И, значит, можно теперь сосредоточиться на совершенствовании механизмов реальной политики.

Следовательно, власть будет и дальше активно демонстрировать, что опирается на большинство населения. И если она в этом будет убедительна, то это и будет означать, что она уверенно идет по пути все большей легитимизации. Что и является ее целью.

В процессе она будет все больше обращать внимание на граждан, стремясь показать, что поддерживает их ценности и интересы. Все это будет направлено на подготовку к очередным думским выборам, видимо, досрочным. Да, нам следует ждать досрочных выборов в Госдуму.

Но ведь на выборах в Думу политический процесс не заканчивается.

Конечно. Но и дальше власть будет усиливать свою электоральную легитимацию, если так можно выразиться. Все дальше продвигаясь по пути либерализации. Они уже начали этот процесс в регионах, а как это проходит в центре, как я уже говорил, мы увидим на московских выборах. Очень важных для этого процесса, поскольку Москва воспринимается как центр оппозиционного движения…

Чтобы дальше перенести этот процесс на федеральный уровень?

Да, я считаю, что нас ждут не просто досрочные (да и если не досрочные тоже) думские выборы, а конкурентные и честные думские выборы.  И дальше, видимо, флагманом политического процесса окажется некая обновленная правящая партия, учитывающая целый спектр интересов в принятии решений.

Все выглядит очень спокойно и стабильно.

Да, власть успокоилась, отошла от испуга от массовых волнений. И теперь она будет стремиться все меньше играть на нервах оппозиции, все больше вовлекая ее в политический процесс.

И, конечно, изо всех сил будет демонстрировать, что у них все хорошо, как бы говоря: «Смотрите, мы побеждаем. Наши оппоненты – ничтожная кучка, меньшинство, которое не стоит принимать во внимание». И так далее. И, мне кажется, в данном случае это правильный курс. Я его вполне поддерживаю. Это гораздо лучше, чем играть на страхах, пугая оранжевой революцией, которая придет и все уничтожит.

То есть все эти законы про НКО, про уголовное преследование за клевету, ужесточение наказаний за нарушения на митингах, те же законы про нетрадиционные сексуальные отношения – все это уйдет из повестки, сократится правоприменение, не будет трендами власти?

Эти законы были важным «изобразительным» моментом. Сами законы, конечно, никуда не денутся. Но жечь, что называется, ими не будут. Сам тренд наступления на меньшинство, если и сохранится, то окажется важной частью общего процесса либерализации. Это важно понимать, что либерализация – это всегда поиск консенсуса с консерватизмом.

При этом, главное заявление уже сделано. Оно звучит так: «Смотрите, мы открыты, мы всех допустим!»

И вот эта, с одной стороны, открытость, а с другой стороны (и в риторике и в реальных шагах) опора на большинство и может дать нам в итоге какую-никакую политическую реформу. И тут одни верят, что настоящая реформа состоится, другие не верят, но в целом могу сказать – установка на реформу у представителей власти есть.

И как «настоящая» реформа должна выглядеть в итоге?

Чуть уменьшить количество полномочий не у действующего президента, но у будущего. Чтобы следующий президент уже не был эдаким хозяином всея Руси.

И что, прямо во власти этого хотят, в смысле, поколебать, так сказать, вертикаль?

Ну, я не могу сказать, что у всех представителей власти она существует. Но, у некоторых – точно.

А как может наложиться на этот курс усиление антиамериканской риторики?

Это сложный вопрос. Вообще, все, что происходило в текущем, да и в прошлом году, что вызывало беспокойство у многих, да и у меня лично – эта игра на большинстве-меньшинстве – все это, как я и предполагал, имело предварительный характер.

Власти удалось добиться при этом определенных целей – стать более приятной большинству, убрать ощущение, что «Единая Россия» — это партия начальства. Всего этого власть, по сути, добилась политтехнологическими методами, с помощью популистско-консервативной риторики (в которую антиамериканская отлично вписывалась), новых законов и прочего. Это был первый этап. А продолжится это все уже в методах реальной политики, в которых будет и консервативная, и либеральная составляющие. В каких пропорция – подскажет реальная ситуация.

Но реальная политика чревата и реальными последствиями. И реальное, не риторическое обострение отношений с Америкой (которое в любой момент может начаться из-за Сирии) может в описанный мною курс внести реальные коррективы. И может даже этот курс сломать. Это вполне реальная угроза.

И что произойдет в этом случае?

Может исчезнуть вот это ощущение благополучия, которое власть сейчас изо всех сил пытается создать. Ему просто не найдется место в ситуации реальной опасности.

Пока нет такого обострения – все просто. Была Чирикова-смутьян, проиграла на выборах – нет больше Чириковой. Был Навальный, проиграет – не будет больше Навального. В ситуации же, близкой к холодной войне (а ее сегодня нельзя исключать) бороться со страхами власти и страхами перед властью будет значительно сложнее. Поэтому сторонники либеральной линии не заинтересованы в таком конфликте и не хотят антиамериканизма на полном серьезе. Им гораздо ближе умеренно дозированный консерватизм, поскольку именно он делает власть понятной и привлекательной. Одним словом – своей.

Но пока мы развилок на выборах и во внешней политике успешно избегаем, виден ровный курс на стабильность, так?

Да. Тут, правда, появился легкий элемент паники в экспертном сообществе, как я уже говорил. Сообщество это вроде бы единодушно уверено и в покое на внешнеполитическом поле, и в успехе на выборах в Москве, но есть там и другие, тревожные голоса. Они не склонны соглашаться с выкладками социологических служб, и всерьез говорят об успехе кандидата №2. И ощущения, что все однозначно, сейчас нет. Что будет дальше – увидим после 8 сентября. Но я повторюсь, то, что сейчас делает власть, по моему убеждению — очень правильный курс в любом случае. И пока ничего не произошло, он предвещает нам вполне логичную и вполне реальную политическую реформу, финалом которой станет нормальный транзит фигур во власти.

 

Борис Межуев
polit.ru

.
.
.

Понравился материал?
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:

Интернет-газета КОНТИНЕНТ на Facebook Интернет-газета КОНТИНЕНТ ВКонтакте Интернет-газета КОНТИНЕНТ в Одноклассниках
Яндекс.Метрика