Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная / Аналитика / Накануне британского референдума

Накануне британского референдума

1978964397_864791e391_z

23 июня станет одним из самых интригующих дней британской истории как минимум со времен Фoлклендской войны 1981 года. Примерно 48 миллионов выборщиков, живущих в Соединенном Королевстве Великобритании и Северной Ирландии (UK) и за его пределами, смогут принять участие в референдуме Brexit (Britain + exit, «выход») и решить оставаться ли этой стране в Евросоюзе (ЕС).

Если большинство выскажется за выход, то этот день станет историческим для всей Европы, ибо без UK Евросоюз уже никогда не будет прежним и более того может столкнуться с угрозой распада. Право голоса имеют: (1) граждане UK, Ирландии и любой из стран Британского Содружества (a это 53 государства, включая Индию, Пакистан, Бангладеш, Нигерию, Южную Африку, Австралию и Канаду) не моложе 18 лет, но только при условии, что они являются резидентами UK; (2) граждане UK, постоянно живущие за границей, при условии, что они были зарегистрированы как выборщики в течение предыдущих 15 лет. Как и с референдумом о независимости Шотландии (2014 г.), критерии эти не лишены непоследовательности: несколько сот тысяч граждан Ирландии, не являющихся гражданами UK, a также почти 1 миллион неграждан UK из азиатских, африканских и североамериканских стран смогут решать европейскую судьбу государства, а как минимум 1,5 миллиона граждан UK, и в том числе 700 000 британцев, живущих в ЕС, многие из которых платят британской казне налоги, были лишены этого права (всего за пределами Королевства проживает 4,5 миллиона британских экспатов). Любопытно, что в отличие от шотландского референдума, в референдуме Brexit не имеют права участвовать граждане стран EC, являющиеся постоянными жителями UK. Исключение составляют граждане Кипра и Мальты как стран-членов Британского Содружества. Евросоюзная диаспора UK насчитывает почти 3 миллиона человек и настроена, естественно, проевропейски. Отстранение ее от референдума явилось большим подспорьем для евроскептиков.

Аргументация сторонников Brexit’a (а среди них — пять членов кабинета министров) такова: (1) ЕС тормозит экономическое и политическое развитие UK, обременяя страну громоздким объемом правил и предписаний; (2) в результате миграционной политики ЕС, UK оказалось наводненo потоком беженцев из Ближнего Востока и Африки, ставших обузой для государства и общества; (3) UK вынуждено вносить слишком значительную финансовую лепту в бюджет ЕС, получая слишком мало взамен.

Еврофилы (к их числу относятся, в частности,16 членов кабинета министров и сам Дэвид Кэмерон) возражают, настаивая на том, что, во-первых, членство в ЕС стимулирует развитие британской экономики и, в частности, значительно упрощает экспорт британских товаров и услуг на континент; во-вторых, выход из ЕС повлечет за собой уменьшение иностранных инвестиций; и в-третьих, иммигранты заполняют рабочие места, которые не пользуются спросом среди жителей UK.

В конечном счете, отношение к Brexit’у обуславливается социально-экономической стратификацией. Крупные бизнесы заинтересованы в том, чтобы UK оставалoсь в ЕС, ибо это членство оптимизирует для них экономические и финансовые процессы. Средние и мелкие бизнесы досадуют на непосильный груз евросоюзной правовой базы и бюрократии и потому ратуют за выход.

В аргументации евроскептиков, как и еврофилов, есть сильные и слабые стороны. Исход референдума будет зависеть от политических приоритетов британцев, от того, кем они хотят видеть себя в будущем: частью коллективной структуры, где на сегодняшний день соотношение политической власти и экономической мощности распределено в высшей степени неравномерно, но где можно будет опереться на плечо соседа, или более самостоятельным государством, решающим свои проблемы без чрезмерной оглядки на интересы исполинского союза с населением 680 миллионов человек.

Согласно опросам общественного мнения миноритарные регионы UK – Северная Ирландия, Шотландия и Уэльс — последовательно демонстрировали сильную поддержку членства в ЕС. Но при том, что население этих регионов составляет в совокупности лишь около 10 миллионов человек, голос Англии (население: 55 миллионов) станет определяющим, потенциально создавая серьезную опасность межрегионального противостояния и даже дезинтеграции UK. После того, как Кэмерон достиг договоренности с ЕС о специальных временных правилах для британского членства в ЕС, позиция евроскептиков заметно пошатнулась. Насколько реалистичным станет введение правил в действие, еще не известно, но несколько процентных пунктов у сторонников Brexit’a эта договоренность уже увела, и именно они могут оказать решающее влияние на исход голосования. Полагаю, что итог референдума будет положительным для еврофилов, которые опередят евроскептиков всего на несколько процентных пунктов. Таким образом, UK останется в Евросоюзе, и угроза единству Европейского Союза, равно как и единству самого Объединенного Королевства, будет устранена до следующего референдума, а он станет неизбежен, когда кончится срок действия спeциальных правил, обговоренных Кэмероном, и выяснится, что они не принесли желаемого результата.

Леонид Сторч
FB

Понравился материал?
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:

Интернет-газета КОНТИНЕНТ на Facebook Интернет-газета КОНТИНЕНТ ВКонтакте Интернет-газета КОНТИНЕНТ в Одноклассниках
Яндекс.Метрика